Журналист Максим РУМЯНЦЕВ. «Передача должна «завонять» сапогами»

19 Декабря 2016 17:54

Весьма удачные карьерные пути очень многих талантливых журналистов Калининграда являют собой подтверждение того факта, что в эту профессию можно прийти даже без «заветной» корочки журналиста. Намного важнее собственный разносторонний внутренний мир и желание ещё лучше узнать мир внешний. Чтобы каждый день рассказывать зрителям об увиденном, излагая факты осмысленно и с душой…


Максим РУМЯНЦЕВ, калининградский журналист
1994 г. - окончил Высшее военно-морское училище радиоэлектроники им А. С. Попова (г. Санкт-Петербург), по специальности «инженер-математик».
1994 г. – Балтийский флот, служба в группе программирования Информационно-вычислительного центра.
2004 г. - начальник 77-ого телевизионного центра Балтийского флота.
2011 г. - уволен в запас в звании капитана II ранга.
2012 г. – окончил БФУ им. Канта, факультет славянской филологии и журналистики.
С января 2012 года – собственный корреспондент телеканала «Звезда» в Калининграде.
Награжден медалями Министерства обороны РФ «За службу в Вооруженных Силах» I, II, III степени, медалью «300 лет Балтийскому флоту».

ЖУРНАЛИСТИКА ИЗ ИНТЕРЕСА И НАЛИЧИЯ СВОБОДНОГО ВРЕМЕНИ


Максим РУМЯНЦЕВ: - Учился я в школе с физико-математическим уклоном, получал пятёрки по физике, математике и английскому. По русскому и литературе мне ставили четвёрки, чтобы просто не портить аттестат.

Не то, чтобы я неграмотно писал, но я был чистый математик, совсем не гуманитарий. Безусловно, всякие КВНы уже были, я что-то сочинял – шутки, сценки, но даже и не думал идти на филологический факультет.

Корр.: - В итоге вы выбрали и не гуманитарные науки и не математические, а военные. Почему?

Максим РУМЯНЦЕВ: - У меня отец военный. Со своей стороны он меня не подталкивал, спасибо ему. До сих пор вспоминаю. Поддерживал меня в выборе карьеры военного. Ну и плюс у меня перед глазами – отец, военный моряк. Кем ещё быть как не военным моряком? И тут выясняется, что есть такое замечательное училище имени Попова в Санкт-Петербурге.

Самый важный момент: в этом ВУЗе существует факультет прикладной математики, а это как раз то, чем я увлекался в то время очень сильно – программирование, радиоэлектроника, паял чего-то всё время. Вот я это и выбрал. Так вопрос с моим поступлением был решён.

После окончания вуза я приехал служить лейтенантом в Калининград в Информационно-вычислительный центр штаба Балтийского флота. На должность старшего офицера отдела, системный программист. Служба мне очень нравилась, это была работа в хорошем, дружном коллективе, жёсткой муштры у нас не было.

Корр.: - Как журналистика возникла в Вашей жизни?

Максим РУМЯНЦЕВ: - От наличия свободного времени. На службе у меня всё хорошо получалось, если что-то ломалось, я мог сутками сидеть, но если ничего не ломалось, то значит, чуть больше свободного времени было. Я отвечал за то, чтобы всё работало. Жёстких временных рамок не было, очень демократическая обстановка была в коллективе.

И вот однажды я услышал по радио в машине (тогда у меня всё время работала радиостанция «Балтийская волна»), объявления о приёме на работу на радио. А у меня где-то внутри всегда что-то такое «свербило», хотелось себя в этой сфере попробовать. Ну я и поехал на кастинг.

Как же мне было стыдно, мне на тот момент было лет 25 или 26. Мне казалось, что все на меня смотрят, пальцами показывают. Ведь на кастинг пришли совсем молодые ребята, лет 15-16-ти. У меня была задача просто пройти этот кастинг, ради интереса.

И вдруг меня берут! Я им говорю, что я вообще-то военный. Но меня спросили, могу ли я утром приезжать на эфиры. Я пообещал поговорить с руководством.

Моим начальникам это показалось забавным, они знали, что я свою работу не бросаю, со всем справлюсь. Так что мне дали добро. Так началась моя работа на радио. Я себе взял эфиры по выходным и по вечерам. И через какое-то время меня уже знал весь штаб, по радио меня все слушали.


РЕШАТЬ ПРОБЛЕМЫ, А НЕ ЗОМБИРОВАТЬ


Максим РУМЯНЦЕВ: - Работа на телевидение началась для меня случайно и неожиданно. В один из вечеров на радио пришла Наталья Советкина, записывать промо-ролик для ГТРК «Янтарь» (сегодня ГТРК «Калининград» - прим. ред.), но записать у неё не получалось, она постоянно сбивалась.

Я решил помочь и срежиссировал ей текст интонационно. Наталья обратила нам меня внимание и предложила попробоваться на телевидение.

Корр.: - И с чего всё началось?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Мы придумали программу «Что?». Правда, вышел всего один выпуск. Как это было, сейчас даже вспомнить страшно.

Как раз дело было к Новому году. Меня посадили в большом павильоне, поставили ёлочку, рядом телевизор. Я был комментатором, ди-джеем и ведущим в одном лице.

В течение почти трёх часов в прямом эфире мы показывали самые лучшие выпуски программ ГТРК «Калининград», а я комментировал. Было ужасно страшно, но в итоге всем почему-то понравилось. Было решено сделать какой-нибудь проект про калининградское телевидение.

Я предложил сделать «Телекухню с Максом» При этом слово «смак» будет выделено красным, как отсыл к популярной тогда телепрограмме «Смак» с Андреем Макаревичем, но имелось ввиду моё имя – «С Максом». Такой каламбур. Мы рассказывали о телевизионной кухне, что-то готовили. Получилось, на мой взгляд, интересно.

Корр.: - Военную службу пришлось оставить?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Нет, я продолжал служить. По вечерам и в выходные работал на радио, раз в неделю снимал для телевидения. Так я работал какое-то время, но потом случилось несчастье, тяжело заболел Валентин Адольфович Егоров, который вёл тогда программу Балтфлота «Честь имею». Мне предложили поработать в проекте. Я не смог отказаться.

Меня откомандировали на телевидение. Я полностью погрузился в этот съёмочный процесс, я тогда и не умел и не брался и сюжетов не делал, поэтому всему пришлось учиться самому, научился писать.

Потом Валентин Адольфович вернулся и сам начал мне преподавать секреты мастерства журналиста, начал объяснять как и что делать правильно, и так я начал потихоньку работать.

Корр.: - Каким было телевидение тех лет на Ваш взгляд?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Оно было совершенно другое, нежели сейчас. Раньше было как-то душевнее, по-домашнему, много было тематических проектов, сюжетов. Ощущение были другие, люди работали с желанием.

Корр.: - Что, по Вашему мнению, поменялось?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Сейчас пошёл сильный уклон в информационную плоскость. Главное – информация, всё короткой строкой, всё очень быстро. Из-за этого порой получается так, что многое схвачено «по верхам». Всё стало очень жёстко и местами даже бесчеловечно как-то, цинично.

Не знаю, почему это происходит, жизнь такая, наверно. А ещё виноват Интернет, который вынуждает нас все время быть на связи, работать 24 часа в сутки, без выходных. Появились новые средства коммуникации, информация распространяется мгновенно.
Материал надо выдать сегодня, сейчас, завтра уже будет поздно!

Иногда думаешь - почему поздно-то? Из-за этой спешки просто нет времени докопаться до истины. Этим грешат, на мой взгляд, все каналы - всё с таким напором, нажимом. Тематика - сплошной пессимизм!

Можно ведь рассказывать, как решать проблемы, а не зомбировать, что всё плохо и долбить этим пессимизмом зрителей. Нельзя только на эмоциях и на человеческих чувствах играть.

Корр.: - Может быть, спрос диктует предложение?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Наверно. Если так, то печально, что у нас люди такие и им так это необходимо. Конечно, новости есть новости, но можно и в рамках тематической программы рассказать подробно и интересно. Эмоции всегда были.

Например, в программе «Честь имею!» мы записывали песни: в кубрике бойцы исполняли песни своего сочинения, очень талантливые ребята попадались. Мы передавали приветы родителям, рассказывали обо всем, а не только о том, что случилось, как было тяжело, и как выходили из ситуации. Всегда надо стараться найти повод для оптимизма.

Корр.: - Это трудно сделать?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Если ты веришь во что-то лучшее, ты всегда это найдёшь.

АРМИЯ - ЭТО ЧАСТЬ ЖИЗНИ, 

ЕСЛИ ДАЖЕ НЕ СЛУЖИЛ


Максим РУМЯНЦЕВ: - «Передача должна «завонять» сапогами» - так всегда говорил Валентин Адольфович Егоров. Имелось ввиду, что разные комментарии командующих о службе и работе – это важно, но это не всё, необходимо показать жизнь солдата изнутри.

Надо показать, как ему живётся. Даже если тяжело, надо найти повод для оптимизма. Армия – это часть нашей жизни, даже если ты не служил никогда, это- структура, которая касается каждой семьи.

Корр.: - Среди гражданского населения, особенно лет десять назад, было довольно предвзятое отношение к военным, сейчас что-то изменилось?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Эти все мнения, в большей степени, ложные стереотипы. Да, было время, когда от армии все «отмазывались», попадали туда только те, кто не мог ничего другого делать.

Сейчас очень многие понимают, что если ты сегодня не служил в армии, то тебе это очень сильно может помешать завтра. Существует масса структур, при приёме на работу в которые, при отсутствии военного билета, могут быть проблемы.

Корр.: - А в структуре, работе армии что-то поменялось? Что именно?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Прежде всего, финансирование увеличилось и это очень важно. Сегодня у военных достойная зарплата, обмундирование и, конечно, подготовка.

Если в начале 2000-х мы снимали сюжеты о том, как же хорошо, что наконец-то начали давать боевые патроны и снаряды для стрельб, то сейчас на боевую подготовку денег не жалеют. Полная экипировка в действии, люди постоянно в поле, нагрузка колоссальная.

Форму сделали удобную, красивую, целый гардероб выдают. Даже берцы специальные – на этой обуви система Gore-tex стоит (мембранная ткань, применяется для изготовления специальной одежды и обуви, запатентованная система вентиляции - прим. ред.)

Корр.: - На телеканале «Звезда» в Калининграде вы работаете с 2005 года. Выбор места работы был связан с собственной профессией?

Максим РУМЯНЦЕВ: - В Москве в то время была Центральная телевизионная и радиовещательная студия Министерства обороны Российской Федерации с филиалом в Калининграде. При помощи моих командиров и начальников, удалось ввести штатную единицу на флоте – Телевизионный центр Балтийского флота. Вот тогда и возникла эта новая структура.

Командующий флотом принял волевое решение, всё было упорядоченно, обеспечили нас аппаратурой, ввели штат, а меня назначили начальником. По линии Министерства обороны начали налаживаться контакты, командировки в Москву.

В то время телестудия Министерства обороны делала программу «Служу России!» на Первом канале и они стали с удовольствием брать наши сюжеты для себя.

В то время уже витала в воздухе идея создания тематического телевизионного канала. И 22 апреля 2005 года состоялось торжественное открытие канала «Звезда» в Театре российской армии. У меня день рождения в этот день, и в тот год мне исполнилось 33 года. Такое начало мне это показалось ужасно символичным.

Я, МОЖЕТ БЫТЬ, НЕ ПОШЁЛ БЫ В ЖУРНАЛИСТИКУ, 

НО ЧЕЛОВЕК МЕНЯЕТСЯ


Максим РУМЯНЦЕВ: - Благодаря работе, мне повезло, в сентябре 2013 года я участвовал в походе на Землю Франца-Иосифа. Было очень интересно, не так много там работы было, как хотелось, но мне запомнилась эта поездка.

Это была работа гидрографической службы, промер глубин (судно обмеряло глубины и проверяло фарватер). Мы несколько раз высаживались на берег, например, на острове Рудольфа. Это место, где находилась полярная станция. Теперь она заброшена. Именно отсюда ещё Иван Папанин уходил на санях. Сама полярная станция, домики-бараки, высохшие на морозе аж до звона, меня просто поразили. Открываешь дверь, а там ледник пророс… Место очень интересное.

Я в один из таких домиков залез на чердак, рискуя поломать себе ноги. Нашёл металлическую коробочку с шахматными фигурками. Вполне возможно, что ими ещё Папанин играл. А, может, и не играл, но на память я её себе оставил.

Корр.: - Много приходится путешествовать по работе?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Сейчас специфика работы новостей такова, что я должен быть на месте. Раньше же я часто ездил в командировки. Мы ходили в Лондон вместе с Путиным, когда он туда в первый раз после долгих холодных отношений ездил.

Владимир Путин встречался с принцем Уэльским, а мы стояли на «Неустрашимом». В 2004-м. в год столетия подводных сил в Стокгольме, участвовал в походе в Швецию.

Корр.: - Если бы выпал шанс изменить свою жизнь, чтобы Вы сделали?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Я, может быть, не пошёл бы в журналистику. Я ни о чём не жалею, просто человек в течение своей жизни меняется.

У меня была замечательная специальность, я добился успехов. Но было интересно попробовать что-то новое. Я с детства такой – мне всё интересно. Может я повзрослел как-то поздно…

Когда человек меняется, ему на фоне этих изменений всегда что-то новое необходимо. Время очень быстро меняется. То, чему я когда-то учился, осваивал, сейчас с этими навыками, мне кажется, рождаются.

У меня и у дочки, ей два годика с небольшим, главная игрушка – планшет. У нас их у каждого по два, на тот случай, если один вдруг разрядится. Дочь в свои неполных три года умеет то, чему взрослого человека надо учить.

Корр.: - Максим Румянцев через много лет – какой это человек?

Максим РУМЯНЦЕВ: - В западной журналистике, если присмотреться, очень много ведущих именно преклонного возраста. Такие взрослые дядьки с бородами. На мой взгляд, в журналистике необходим некий жизненный опыт, в первую очередь, если ты действительно хочешь что-то рассказать людям. Так что мне есть ещё над чем работать в этом плане.

Я не люблю быть навязчивым и не приемлю неэтичных поступков, если разбираться в сути вещей. Делиться опытом и выводами со зрителем – это моё. Первым добежать, сделать материал, успеть, потому что какой-то канал уже это снял, – это не совсем моё. Новости сегодня – это скоростной конвейер, но иногда это мешает там, где хочется понять суть вещей. Пока так, но я бы хотел, чтобы что-то изменилось.

Корр.: - На Ваш взгляд, возможны ли изменения в системе СМИ?

Максим РУМЯНЦЕВ: - Люди должны оставаться людьми, это самое главное. Я думаю, со временем телевидение отомрёт и всё уйдёт в Интернет.

Сегодня человек сам себе добывает информацию, он избирателен. Если тебе действительно необходимы новости, то в течение дня ты можешь сам всё узнать.

Ведь как раньше было? В 9 часов вечера – просмотр программы «Время», обязательно надо было посмотреть новости, узнать, что произошло за день. Сейчас ты уже сразу всё знаешь, в течение всего дня ты постоянно в курсе событий.

Может, это и хорошо, я не задумывался над этим. Просто пытаюсь видеть позитив во всём.

Корр.: - Максим, спасибо за беседу!

Эллина ЗАБЕЛЛО,
«Новый караван»

301

Популярное

Ксения ДЕМИДОВА (Россия 24): «И родившись на Камчатке, можно покорить Москву»
Эксклюзивное интервью известной телеведущей калининградскому порталу Caravan.su
Телеведущий Стас НАТАНЗОН: «В журналистике главное - думать»
Один из самых известных репортеров России дал эксклюзивное интервью «Новому каравану».
Валерия АЛЁХИНА, калининградка и корреспондент НТВ: «Журналист должен менять мир»
Калининградка на НТВ. Молодая, дерзкая, трудолюбивая и амбициозная.