Жизнь непредсказуема и тем прекрасна!

24 Августа 2016 16:31

Редакция продолжает серию материалов о калининградских коллегах-журналистах, которыми заинтересовались федеральные СМИ и пригласили к себе работать. Сегодня в гостях редакции «Нового каравана» корреспондент и ведущий эфира программы «Вести» Николай Долгачев, недавно вернувшийся из очередной командировки в сражающуюся Новороссию.

Те, кто видел его репортажи, непременно обратили внимание и на сумасшедшую оперативность, и бесстрашие, и легкость слога, с которыми он выдает в эфир свои сюжеты. Этот человек поистине универсален и одинаково органичен во всех журналистских ипостасях. В Калининграде Николай работал в печатных изданиях и на телевидении, возглавлял редакцию программы «Дежурная часть». В Москве вел прямые эфиры «Вестей» на телеканале «Россия-1». Он руководил корреспондентским пунктом и бюро ВГТРК (в Краснодарском крае и Крыму соответственно). Как оказалось, Николай Долгачев достаточно сведущ в спорте: работал в Сочи и вместе с олимпийцами прошел свой, профессиональный олимпийский марафон. Наш коллега зарекомендовал себя и одним из лучших военных репортеров, несколько месяцев проведя на передовой и выдав десятки сюжетов о героизме, скорби и стойкости донбасской земли. В настоящее время Николай вернулся в новостной эфир. И, пользуясь некоторой передышкой в его бурной профессиональной биографии, мы задали ему несколько вопросов. Хотя… кто сказал, что работа ведущего федерального канала «малобурна»?




Корр.: - Вы несколько раз попадали в ситуации, когда на вас нападали при исполнении профессиональных обязанностей. Это было и в Калининграде, и на Украине. Как на это реагируете вы сами и ваша семья, ведь у вас молодая жена и трое детей?..

Николай ДОЛГАЧЕВ: - А как семья может реагировать? Переживают, конечно. Но, если честно, в семье все эти эпизоды почти не обсуждаются. Это моя работа, она остается за порогом дома. Жена, например, не смотрит новости, когда я в командировке. Так спокойнее. А ей лишний раз нервничать - никакой пользы. Кормит младшую дочку - ей полгода, и спокойствие ей сейчас важнее, чем папина работа. Если тревожно, позвонит - «Все в порядке? - Да». На том и успокаивается. С родителями, со старшими детьми тоже созваниваюсь, но в поездках не всегда это получается. Если дозвониться не могут - телевизор включают, вдруг там покажут.

Корр.: - Отработав на подготовке Сочи к Олимпиаде, а потом и на ней самой, освещая с места событий присоединение Крыма и потом проведя две командировки в зоне боевых действий на Украине - с каким чувством в душе вы оттуда возвращались в Москву? Подозреваю, у вас там осталось много новых друзей?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - С привычным чувством кочевника. Получается так, что постоянно переезжаю из города в город и уже к этому привык. Москва сейчас - место базирования, но оказаться я могу где угодно. Были бы события. А друзей, конечно, много теперь и в Крыму, и в Донбассе. Но друзьям километры не мешают. Во-первых, еще увидимся, а во-вторых, переписываемся и созваниваемся. Друзья со временем только крепче дружат. Переехал вот в Москву - сразу позвонил старый товарищ, с которым несколько лет не виделся. А еще в Калининграде познакомились. На днях встретимся. Так что во всем свои плюсы есть.

Корр.: - Николай, вы работали в газете, ТВ-корреспондентом, репортером и ведущим эфиров - где чувствуете себя наиболее комфортно?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Приятнее всего, когда чувствуешь, что нужен, и не важно, по какой специальности в это время работаешь. Могу даже траншеи копать, тоже полезное дело. Одно время, кстати, этим и занимался. Так сложилось, мне везде нравилось - в газете, в теле-студии, за монтажным столом и «в поле». Потому что всегда считал, что мы делаем нужное дело.
Но все-таки профессию репортера стоит выделить особо. Она иногда тяжелая и опасная - это добавляет «соли». От работы репортером я и сейчас не отхожу, к этой профессии очень привязываешься.

Корр.: - Есть ли разница в работе журналиста регионального и федерального?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Есть огромное количество мелких особенностей того, как распределены роли в редакции, сколько человек в съемочной группе, какая техника используется. В регионах обычно одна схема, в столице немного другая. Но суть обычно одна. Еще у федерального журналиста зрителей по идее больше. Но это все не принципиальные отличия. Профессия-то одна. Журналист, он и в Африке журналист. Знаете, это как стоматолог в провинции и в столице, в чем отличие? Суть работы одна, хотя в чем-то могут быть нюансы. Да и «федералы» в большинстве своем те же журналисты из регионов, переехавшие в Москву. Как и я. (Смеется)

Корр.: - Что входит в обязанности ведущего федеральной программы «Вести»? Кто пишет вам «подводки» к сюжетам? Имеет ли ведущий право их как-то менять по ходу эфира?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Ведущий на то и ведущий, что должен отвечать за весь эфир. Так что он «подводки» может менять на свое усмотрение, когда угодно. Но вообще выпуск создается не единолично. Работает большая бригада. Задолго до эфира обсуждается, что должно в выпуск войти, какие новости важнее. Что-то экстренно появляется. Корреспонденты готовят сюжеты, редакторы пишут подводки, шеф-редактор все это контролирует. Это большая телевизионная кухня, которая не меняется принципиально уже много лет.

Корр.: - Есть ли в запасе фразы-выручалки на непредвиденный случай прямого эфира? Были ли курьезные или особо запомнившиеся «эфирные истории»?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Зачем фразы-выручалки? Не очень понимаю этот термин. А курьезных случаев, если честно, не припоминаю. Сейчас ведущим работаю совсем недавно. А предыдущий такой опыт был примерно восемь лет назад. Да и тогда чего-то особенно удивительного не происходило вроде бы. А может быть, забыл.

Корр.: - Какая атмосфера в коллективе редакции «Вестей»? С кем из ТВ-звезд журналистов вы сдружились, есть такие?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - В «Вестях» все люди, которых вы видите в эфире, друг друга знают. Как правило, отношения теп-
лые, атмосфера в первую очередь рабочая. Времени на то, чтобы, как это принято говорить, «проводить время в общей компании» практически нет. С кем рядом работаешь - тот твой друг. Ну, конечно, не все так строго, я шучу. Но что-то около того. На ВГТРК много ярких журналистов и со многими я дружу: Андрей Медведев, Андрей Кондрашов, Саша Балицкий. Все они почти каждый день в поле зрения. Конечно, ребята, которые были на Донбассе, стали товарищами - Поддубный Женя, он недавно в Москву вернулся, правда, я его еще не встретил здесь. Артем Кол, Виталий Арутюнян, Стас Назаров. Да всех не вписать, места в газете не хватит.

Корр.: - Николай, насколько для вас важна художественная составляющая ваших репортажей или превыше всего все же оперативность, соответствие фактам?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Что вы имеете в виду под «художественной составляющей»? Дело в том, что репортаж по определению - документальный жанр. И чего-то несоответствующего фактам там быть не должно. Оперативность для репортера, конечно, крайне важна. Показать «здесь и сейчас» - это самое главное. В Донецке, когда украинская артиллерия разбила остановку на улице Куприна, погибших там было больше десяти, мы приехали, когда асфальт еще дымился и выдали в прямой эфир то, что увидели. И было понятно - вот как выглядит для Донецка война. Уже через два часа никто бы этого не увидел. Тела увезли, дыры в дороге залатали, и троллейбусы стали вновь ходить по этому маршруту.

Корр.: - Есть ли какой-то вид журналистской деятельности, которую еще хочется попробовать (документальное кино, к примеру)?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Почему бы нет? Большой репортаж - это уже маленькое документальное кино.

Корр.: - Когда вас пригласили в Москву на ВГТРК, там уже работал кто-то из наших земляков, на общение и помощь которого вам бы удалось опереться или «вживались» в коллектив самостоятельно?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Вживаться всегда приходится самостоятельно. Потому что твою работу за тебя никто не сделает. Но когда я в Москву приехал, здесь уже около года жил Евгений Бекасов, тогда он еще начинал карьеру. Помогал мне, было дело - несколько дней пожил у него, пока квартиру не снял. Он показал мне, где и что в здании компании находится. Да просто, когда есть у кого одолжить сто рублей до зарплаты или с кем-то о родном городе поговорить - уже хорошо. Так что в этом смысле мне было на кого опереться. Но достаточно быстро я уехал работать в регионы - и семь лет в Москве не находился: Петербург, Краснодар, Сочи, Симферополь. Потом на какое-то время Донецк. В Москву я вернулся только сейчас. И теперь здесь в компании земляков больше, чем прежде.

Корр.: - Помогали ли вы кому-то из коллег-земляков с адаптацией в телевизионной столице?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Да какой из меня помощник? Я кочевник. Но поговорить и кофе вместе с земляками выпить - всегда с большим удовольствием. Так что на этом моя роль «адаптатора» всегда заканчивалась.

Корр.: - Следите ли за новостями из Калининграда? Что по-хорошему удивляет?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Слежу, конечно. Но ничего не удивляет. Мне кажется, Калининград постепенно становится все медленнее и плавнее. Развивается не быстро, но зато без каких-то громких скандалов. Наверное, самая стабильная в этом смысле российская провинция.

Корр.: - Николай, по себе знаю, профессия журналиста эмоционально- и энергозатратна. Как вы восстанавливаетесь, не боитесь профессионального выгорания?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - А что вы делаете, чтобы вам жизнь не надоела? Я не воспринимаю работу как процесс горения. Это важная часть моей жизни. Меня удивляют люди, которые с нетерпением ждут выходных и работают ради них. Выходные, каникулы - это, конечно, важно. Это время для встречи с родными. Но профессия важна сама по себе, не для зарабатывания денег и не для накапливания выходных. Мне кажется, что «профессиональное выгорание» - это когда человеку кажется, что он занимается не своим делом. У меня такого ощущения пока не было.

Корр.: - Почему сейчас для отдыха с семьей вы, Николай, выбрали Сочи и, если более точно, то базу отдыха «Лучший курорт мира - «Роза Хутор», как вы написали на своей страничке в «Фейсбуке»?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - У меня в этом году еще не было отпуска. Его я, по обыкновению, проведу в Калининграде с родителями и детьми. После длительной командировки были несколько дней свободных. Наскоком на день-два домой ехать не хотелось. Решили с женой махнуть в знакомый и любимый Сочи. На курорте «Роза Хутор» один день провели. И уверен, что это реально лучший курорт мира. По крайней мере, мне ничего лучше не встречалось. Наш седой Кавказ, шикарные олимпийские трассы, горы, воздух, лыжи. Совсем рядом теплое Черное море. Что может быть лучше?

Корр.: - О каких профессиональных или карьерных высотах мечтаете и связываете ли вообще свое будущее с телевидением?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Мое настоящее связано с телевидением, а значит, и будущее, скорее всего. Но загадывать о высотах никакого смысла нет. В 2007-м не знал, что буду работать в Сочи на Олимпиаде, в Сочи не догадывался, что будет Донецк. Жизнь непредсказуема и тем прекрасна. Лучше всего жить по правилу «делай, что должен и будь, что будет».

Корр.: - Вам уже посвящена страничка в «Википедии». С каким чувством вы ее читали?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - Жизнь непредсказуема и тем прекрасна... Забавно. Наверняка, кто-то из калининградских коллег ее завел. Не вы, случайно? Ну, в Википедию попал - уже хорошо...

Корр.: - Спасибо за откровенные ответы, за то, что нашли время на общение с калиниградцами. Мы ждем ваших следующих работ: документальное кино - вы пообещали!




 Лиза МАРРЕЙ

322

Популярное

Ксения ДЕМИДОВА (Россия 24): «И родившись на Камчатке, можно покорить Москву»
Эксклюзивное интервью известной телеведущей калининградскому порталу Caravan.su
Телеведущий Стас НАТАНЗОН: «В журналистике главное - думать»
Один из самых известных репортеров России дал эксклюзивное интервью «Новому каравану».
Валерия АЛЁХИНА, калининградка и корреспондент НТВ: «Журналист должен менять мир»
Калининградка на НТВ. Молодая, дерзкая, трудолюбивая и амбициозная.