Константин СЁМИН

Телеведущий Константин Семин: «Я всегда говорил, что я убежденный марксист»

10 Апреля 2017 05:56
Телеведущий, программы и телеблог которого заставляют задуматься о политической ситуации в России и в мире, рассказал о своей биографии, убеждениях, и как создается одна из самых популярных телепередач в стране.

КОРР: - Константин, Вы не раз открыто говорили, что Вы приверженец марксистской платформы. Для ведущего политической программы на государственном телеканале это довольно смелое заявление. Что именно Вас привлекает в этой идеологии? Не секрет, что в современном обществе России многие про нее уже порядком подзабыли.

Константин СЕМИН: - Ни до, ни после прихода на государственное телевидение я не скрывал своих взглядов. Сформировались они довольно давно, еще в конце 90-х. Тогда я делал первые шаги в профессии, но поскольку связаны они были с освещением экономических проблем, это не могло не отразиться и на мировоззрении. В качестве репортера одного из уральских телеканалов, а по совместительству - в статусе самого «зеленого» собкора журнала «Эксперт» (мне было 19), я подробно освещал так называемый «второй передел собственности» - ключевой этап становления нового российского капитализма, последовавший сразу за ваучерной приватизацией.

Это было бурное время, которое высветило все родовые характеристики, свойственные нашей экономике до сих пор. Мы снимали обанкроченные и распиленные на части заводы, замерзающие города, штурмы заводоуправлений с участием ЧОПов и оболваненных трудовых коллективов, адвокатские поединки и уличную войну между преступными группировками.

Многие из героев той эпохи (и моих репортажей) пали жертвами наемных убийц, ударились в бега, были отправлены за решетку. Собственно, первым сюжетом для «Вестей», после которого на меня обратили внимание, стало интервью с тогдашним хозяином «Уралмаша», ныне покойным Кахой Бендукидзе. Это случилось в день, когда директор завода Олег Белоненко был расстрелян в своей служебной «Волге» по дороге на работу.

У меня был быстрый выход на Бендукидзе, а тот помог организовать встречу с дочерью погибшего. Несколько лет такой работы научили меня интересоваться причинами и следствиями любого явления и события, не довольствуясь их внешней, формальной стороной. В то же время личное знакомство со многими участниками «передела» открыло мне глаза на то, что в марксистской теории называется природой капитала.

Большую роль в этом сыграл мой первый шеф-редактор - Татьяна Вадимовна Николаева. Это настоящий советский человек. В первую очередь потому, что советский человек (в отличие от человека современного) обладал незаурядными мыслительными способностями.

Именно Николаева швырнула закомплексованного и желчного выпускника английской спецшколы в водоворот событий, заставив его своими глазами увидеть страдания одних людей, беззастенчивость, жесткость и жадность других, а также угасающее величие завершившейся в 1991 году эпохи.

На фоне атлантов и подвижников, создававших крупнейшие объекты социалистической индустрии – «магнитку», НТМК, Уралмаш - их новые хозяева (вчерашние фарцовщики и кооператоры) казались просто пигмеями. Тем не менее, судьба сводила меня со многими из них.

Для созданной нами еженедельной аналитической передачи «Накануне» я записывал интервью со Львом Черным, Виктором Вексельбергом, Борисом Березовским и другими, как сказали бы сегодня, политическими игроками. Некоторых потом мне доведется встретить уже в Кремле, когда на короткое время я окажусь корреспондентом президентского пула. Дело «Юкоса», начавшееся на моих глазах (я освещал все судебные заседания и провожал Ходорковского в аэропорт после первого допроса в Генпрокуратуре) окончательно укрепило меня в моих взглядах.

КОРР: - Какие основные тезисы марксизма сегодня актуальны в современном обществе и для вас лично в современных реалиях, о которых было бы полезно вспомнить?

Константин СЕМИН: - Эти тезисы подсознательно известны каждому из нас. Общественное бытие определяет общественное сознание. Невозможно заклинаниями и упованиями на хорошего человека добиться улучшений окружающей тебя действительности, не изменив материальные основания, на которых действительность базируется.

Способ организации экономики первичен по отношению к способу организации общества. Каков базис, такой будет и надстройка - бесполезно открывать молельную комнату в публичном доме. Из этого следует всё остальное. Мы на собственной шкуре начинаем постигать давно открытые и давно забытые истины.

Да, общество имеет классовую структуру - люди разделяются на классы не по своим субъективным, личным качествам, а по своему отношению к орудиям и средствам производства. Да, капитал не имеет отечества, он несет только разрушение, он нацелен на преумножение себя, он никогда не будет действовать в интересах человека.

В «Капитале» Маркс цитирует слова британского экономиста Даннинга, которые с тех пор превратились в афоризм: «Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».

Это действительно так. Трагедии Югославии, Ирака, Ливии, Сирии, Донбасса доказывают, что Маркс и сегодня не потерял актуальности ни на грамм. Я не могу забыть беседу с верховным муфтием Сирии в 2013-м году, когда Дамаск жил в плотном кольце наступавших на него банд.

Муфтий сказал мне: «Наверное, если миллионам людей в наших краях нечего есть, если от нехватки лекарств умирают дети, в то время как где-то в море сбрасывают излишки молока или масла, то… Маркс был в чем-то прав». Незадолго до нашего разговора боевики убили сына муфтия. Так что его слова - это, наверное, самое дорогое, самое выстраданное философское признание, которое мне когда-либо доводилось слышать.

КОРР: - Как Вам удается в достаточно сжатые эфирные рамки программы «Агитпроп» на канале «Россия 24» емко, остро и четко обозначать главные политические вопросы российской и мировой политики?

Константин СЕМИН: - Здесь нет ничего сверхъестественного. Фрагментация массового сознания в связи с распространением новых технологий, ускоренный темп передачи и восприятия информации (в 50-е годы даже монтажный кадр был в несколько раз длиннее, чем сегодня) требуют новых способов общения с аудиторией.

Максимально сжатая, по возможности, насыщенная афоризмами и цитатами речь чем-то напоминает язык коротких твиттерных сообщений. Простые смысловые цепочки быстрее и лучше усваиваются. Это абсолютно не означает, что необходимо отказаться от длинных, рассудительных, диалоговых форматов. Наоборот, я уверен, что их время еще наступит. Но пока востребован шершавый язык плаката, отсылающий нас к эпохе окон РОСТА и Маяковскому.

Есть и еще один момент. Я убежден, что большинство самых сложных истин всегда можно объяснить просто, на пальцах. Простота и лаконичность в изложении - обязательное требование для любой пропаганды. Кстати, не могу сказать, что в этом отношении я собой абсолютно доволен.

КОРР: - Константин, вы сами выбираете темы для программы «Агитпроп», а если нет, то кто их для вас готовит?

Константин СЕМИН: - Я пишу текст сам. Соответственно, во всех ошибках или достижениях «Агитпропа» повинен только я. Наш коллектив состоит из меня, моего товарища, подготавливающего графику и режиссерской группы, отвечающей за студийную съемку и монтаж.

Темы выбираются в зависимости от важности события. Для этого я, как рыба, всю неделю болтаюсь в информационном потоке. Это с десяток иностранных новостных, публицистических и аналитических изданий, большинство российских электронных СМИ, начиная, разумеется, с ресурсов ВГТРК, соцсети.

Хотя, не скрою, я стараюсь не пересекаться с магистральными историями, находящими отражение в выпусках новостей и аналитических программах.

КОРР: - Почему вы выбрали именно такое название для своего авторского проекта, ведь слово и понятие «Агитпроп» в постсоветское время долго носило несколько негативный характер.

Константин СЕМИН: - А в советское время у термина пропаганда не было никаких отрицательных коннотаций. Наоборот, считалось, что пропаганда - это распространение убеждений и взглядов. Проще говоря, призыв. Разумеется, при выборе названия мы учитывали и нарастающую в обществе ностальгию по советской эстетике.

КОРР: - Были ли такие случаи, когда из-за тематики и острой подачи информации в вашей программе «Агитпроп» на канале «Россия 24», на Вас пытались как-то повлиять определенные политические или общественные круги России.

Константин СЕМИН: - Возмущение уже вышедшими программами - да, бывало. Например, некоторым влиятельным чиновникам не нравились наши выступления по поводу ситуации в образовании. Но потом сменился министр.

КОРР: - Если не секрет, состоите ли Вы в какой либо политической партии России?

Константин СЕМИН: - Нет, не состою.

КОРР: - На Ваш взгляд могла ли бы в России или в мире появится чисто марксистская партия с ее четкой позицией и широкой известностью. И необходимо ли это, есть ли сегодня на такую партию общественный запрос?

Константин СЕМИН: - Я думаю, что рано или поздно такая партия (и не одна) появится. Но ни саму партию, ни коммунистические идеи невозможно навязать силой. Люди сами должны прийти к каким-то выводам. Вопрос лишь в том, какой будет цена этих выводов. Собственно, главная задача Агитации и пропаганды — сделать цену прозрения как можно менее высокой.

КОРР: - Спасибо за интервью!

Иван КНЯЗЕВ
«Новый караван»

1098

Популярное

Ксения ДЕМИДОВА (Россия 24): «И родившись на Камчатке, можно покорить Москву»
Эксклюзивное интервью известной телеведущей калининградскому порталу Caravan.su
Телеведущий Стас НАТАНЗОН: «В журналистике главное - думать»
Один из самых известных репортеров России дал эксклюзивное интервью «Новому каравану».
Валерия АЛЁХИНА, калининградка и корреспондент НТВ: «Журналист должен менять мир»
Калининградка на НТВ. Молодая, дерзкая, трудолюбивая и амбициозная.