Директор ГТРК «Калининград» Николай ДОЛГАЧЕВ: «Я очень нежный руководитель!»

10 Октября 2017 12:27

ГТРК «Калининград» - старейшая телерадиокомпания в области. Менялись названия, люди и руководители, но она всегда была и есть любимым телезрелищем многих калининградцев. В эфире телекомпании - репортажи о важных событиях, аналитические программы и ток-шоу, художественные и документальные фильмы. И все это делает одна большая сплоченная команда ГТРК «Калининград».

Калининградское телевидение многим дало путевку в большую телевизионную жизнь. Знакомый голос калининградцев можно услышать в эфирах федеральных телеканалов. Немало и таких, кто, родом из Калининграда, за кадром делает имя этим каналам.

Одним из них был Николай Долгачев. Стартовал тележурналистом. Спустя годы вернулся и сейчас возглавляет свою телевизионную альма матер.

Что уже сделано и что еще предстоит - об этом в его эксклюзивном интервью порталу Caravan.su.

КОРР.: - Год назад Вы стали директором компании, в которой начинали свою журналистскую карьеру. Чем или кем было продиктовано такое решение? Почему выбор пал именно на Вас?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Решение принято руководителем ВГТРК Олегом Борисовичем Добродеевым. Только он назначает руководителей ГТРК в регионах.

На мой взгляд, одним из факторов могло стать то, что я уроженец Калининграда и тесно связан с регионом. Остальная часть мотива касается профессионализма и какого-то опыта. Я неравнодушен к компании, из которой вышел, и к региону.

КОРР.: - А если бы решение руководства не совпало с Вашим желанием и Вы отказались, это как-то сказалось бы на Вашей дальнейшей карьере? Другими словами, можно было отказаться без опасения за свое будущее?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Как и в любой корпорации, всегда сначала делается предложение. Мнение кандидата учитывается. Когда сделали предложение мне, я согласился. Хотя некоторые мои коллеги считали, что это не самый лучший выбор для карьеры.



КОРР.: - Вы расцениваете это как повышение, или это вообще отдельная деятельность, никак не связанная с тем, чем Вы занимались ранее?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Совершенно отдельная. Это смена деятельности.

В Москве я работал ведущим, формировал дневные выпуски новостей. Перспективы там были связаны с Москвой и работой на федеральном эфире. И мои коллеги сокрушались, типа, как же так, ты прервал эту линию и ушел в другую сферу деятельности, да еще и в регион.

Но это общее представление людей, которые приехали в столицу из провинции делать карьеру.

Они считают, что уехать в провинцию - это не самый лучший выбор для дальнейшего развития. Для многих быть федеральным ведущим значимее, чем провинциальным директором.

Но я так люблю Калининград, здесь мои родные, и, уезжая отсюда в Москву, я обещал вернуться. Для меня никогда это не было карьерным вопросом.

КОРР.: - Помните свой первый рабочий день в качестве руководителя? Как Вас встретил коллектив?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Встретили меня хорошо, я ведь большую часть сотрудников знаю давно. Несмотря на то, что мне приходилось работать в других городах, я всегда следил за родной компанией, всегда было интересно, как и чем она живёт.

На тот момент в коллективе были большие надежды на то, что пришёл молодой руководитель и будут перемены.

КОРР.: - И они произошли - в быту, кадровом составе, программной политике. Это Ваше видение, или есть некий общероссийский формат, который Вы используете? Например, ежедневное ток-шоу - это ваша инициатива, или требование московского руководства?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Есть некое синергетическое явление. В нашем регионе, как и в других, мы ориентируемся на федеральные установки.

На этот вопрос трудно дать однозначный ответ. Все комплексно. Это федеральное видение в целом, но в каждом регионе оно решается по-разному, в зависимости от подготовленности и оснащенности компании.

КОРР.: - А отказаться можно? Скажем, если Вы видите, что программа у нас не пойдет. Или это как приказ: сказали, берете под козырек, и адаптируете под местную действительность?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Обязательной для всех регионов являются «Вести». Остальные должны быть в федеральном контексте.

За прошедший год мы вдвое увеличили эфир. Мы делаем ставку на общественно-политическое вещание и на собственные ток-шоу. Естественно с оглядкой на то, как это делается в федеральном центре.

Для нас федеральные стандарты являются той планкой, к которой мы сейчас стремимся. И я надеюсь, что через полтора-два года мы увидим в Калининграде другое телевидение.

Что касается кадровых перестановок. Я изначально ставил задачу, в том числе и внутренне, для себя, что для работы не потребуется большой замены людей. Компания и прежними силами может показать абсолютно другое качество, новые возможности.

И мы практически прежним коллективом делаем в два раза больше программ, становимся более обсуждаемыми, более интересными для телезрителя.

Естественно, какая-то замена произошла, но не огромная, не судьбоносная. Пришлось в технический отдел набирать людей, доукомплектовывать, как это должно быть по штатному расписанию. Но ни один человек, на котором бы держалась целая программа, не ушел.



КОРР.: - Как реагировали сотрудники на такие изменения в компании?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - По-разному, но в большинстве, насколько мне лично говорили, все рады и довольны. Люди истосковались по переменам. Журналисту важно, чтобы его смотрели зрители и понимали, что он работает в солидной компании, чтобы его узнавали на улице.

КОРР.: - Новые программы требуют определенной подготовки тележурналистов. Каким образом она проходит: это самообучение или Вы приглашаете бывших коллег из федеральных каналов?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - На данном моменте это фактически самообучение. Плюс обучение через планерки, общение, через отсмотры федерального эфира.

Когда мы запускали программу «30 минут» наши режиссеры одну из программ разложили покадрово и выбрали, скажем так, похожие планы: где стоят гости, где ведущие и пр. Да, мы копируем. Это самый простой и в то же время самый эффективный подход с точки зрения соответствия федеральным стандартам.

В следующем году планируем открыть школу журналистики, и там федеральные коллеги на постоянной основе будут читать лекции, проводить мастер-классы.



КОРР.: - Советская символика в стенах современной телекомпании – это Ваша ностальгия по прошлому или есть такому интерьеру другое объяснение?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Нравится это кому-то или нет, но Калининград стал нашим городом при Советском Союзе.

Мы просто отдаем дань прошлому, с которого начался наш город, и тому человеку, в честь которого его назвали. У меня в кабинете стоит бюст Калинина. На нем, правда, надета майка «Вести-Калининград».

В нашем городе очевидный недостаток тех мест, где еще можно было понять и увидеть именно нашу местную историю. Советского периода в нашем городе просто недостаточно. И наша столовая в этом стиле - это как некая компенсация, свое лицо. Если бы мы повесили фото 20-30-х годов Кенигсберга, мы были бы похожи на всех. Этим Вы никого не удивите.

Кстати, к нам обратилась компания, которая занимается сетевым питанием, с просьбой разрешить им использовать нашу стилистику в своей работе. Так что в нашем городе скоро появится сеть кафе в такой же стилистике, как и наша столовая.

КОРР.: - Все ли проходит гладко? Уже можно говорить о наделанных ошибках, которые надо исправлять или они уже исправлены?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - И не всегда все гладко, но и без каких-то больших ошибок. Ежедневно мы собираемся, анализируем, поправляем какие-то нюансы. За год благодаря федеральному руководству, мы сделали местный эфир внутри цифрового вещания.

Мы один из немногих регионов, который вещает в цифре.

Масштабным проектом было реанимирование турбазы ГТРК «Калининград» в посёлке Заостровье под Пионерском. Несколько лет она просто не использовалась: под домиками жили лисы, не было электричества.

За этот год там был произведён ремонт и благоустройство территории. И в этом сезоне наши сотрудники уже отдыхали на турбазе по путёвкам от компании, с семьёй, с детьми, возле моря. На следующий год мы планируем вывести турбазу на более качественный уровень.

Удалось выйти за рамки непосредственно офиса компании и благоустроить территорию вокруг здания. Мы отремонтировали и запустили фонтаны возле здания ГТРК «Калининград». Планируем создать здесь комфортабельную зону отдыха для всех калининградцев.

Сейчас меняем фасад телецентра. Проведём рекультивацию, чтобы были вокруг нормальные газоны, как в лучших парках Москвы.

А все шероховатости, нюансы поправляются в ежедневном режиме, поэтому каких-то серьезных проблем у нас нет.

КОРР.: - В ответах вы всегда употребляете «мы», а не «я». Говорит ли это о том, что в Вашей работе нет возможности для принятия самостоятельных решений. Все,  что Вами делается и предпринимается, это все указания сверху?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Я не отделаю себя от коллектива. Большая часть решений принимается совместно. В зависимости от того, чего касаются эти решения - творческие, технические, экономические, - разные люди принимают участие в обсуждении.

Я не занимаюсь самодурством, но последнее слово всегда за мной, потому что я - руководитель. И если решение ошибочно, то ответственность несу я.

Телевидение - это групповая игра. Как в футболе, хотя скорее американском. Достаточно динамичный. Цели, которые мы ставим, не для Николая Долгачева.

Результаты работы компании никак не сказываются на моей зарплате или самочувствии. Индекс цитируемости или рейтинг сайта, или объемы зрителей - это никак не накормит директора. Это радость или нерадость для всех, кто связан с компанией. Решения принимаются исходя из интересов компании.

КОРР.: - Директор ГТРК - это все-таки больше административная, чем творческая работа, которая была у Вас еще полтора года назад. Вы не пожалели о том, что сменили сферу деятельности? Никогда не хотелось все бросить и вернуться к прежней работе?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Пятьдесят на пятьдесят. Есть и деловая, и творческая часть работы в этой должности. Бросить никогда не хотелось. Если назвался груздем, полезай в кузов и работай.

Только один раз в жизни мне захотелось все бросить и уехать. Это было 10 лет назад, когда я уехал работать в Москву. В какой-то момент что-то не заладилось. Чисто физически пошло тяжело, не было денег, но была семья и двое детей.

Но состоялся телефонный разговор с отцом, который сказал: «Сопли подбери! Если ты прямо сейчас вернешься, я буду считать тебя неудачником».

Больше желания бросить какое-то дело на полпути не было. И теперь как бы ни сложились обстоятельства, я буду зубами грызть, но те задачи, которые ставит передо мной руководство, и я лично, будут выполнены.



КОРР.: - Какой Вы руководитель, на Ваш взгляд, - жёсткий, работающий методом «кнута и пряника», или нет?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Мне кажется, что я нежный руководитель и очень многое прощаю. В любом случае моё отношение к сотруднику будет негативным, если он говорит, что, например, не хочет ехать на съёмки или просто не будет это делать. Я считаю, что если вы пришли на работу, то должны работать с полной отдачей.

КОРР.: - Есть что-то, чего Вы никогда не простите в работе своим сотрудникам?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Трудно сказать. Наверное, должно что-то такое страшное произойти, чтобы я не простил. Пока такого не случалось. Единственное, что, пожалуй, точно нельзя простить - это отказ от работы или съёмок.

КОРР.: - Некоторые люди не всегда согласны с тем, что Вы делаете и говорите. Об этом говорит увольнение журналистов, которые не захотели работать под Вашим началом, дискуссии и критика в Ваш адрес в соцсетях. Как Вы реагируете на критику? Считаете ли ее обоснованной?

Н. ДОЛГАЧЕВ: - На мой взгляд, это нормально.

Что касается ситуации по дискуссиям в Калининграде. Много-много лет в Калининграде многие вопросы публично не обсуждались. И теперь, когда эти вопросы поднимаются, да еще и на уровне государственной компании, которая долгие годы в них вообще не участвовала, это очень многих удивляет.

КОРР.: - Но они спорят не с ГТРК, они спорят с Долгачевым!

Н. ДОЛГАЧЕВ: - Я вас умоляю! Смотря о чем они спорят. Я особо ничего, никакую движуху не продвигаю. Спорят в основном по ситуации, которая сложилась вокруг ГТРК.

Есть информационные программы, есть темы, которые обсуждаются, и все эти нападки, крики и ужасы возникают, когда выходит какой-нибудь сюжет, программа или фильм. Но я несу ответственность за все.

Переживаний нет никаких. Мы привлекаем внимание - это хорошо. Мы поднимаем разные темы - это хорошо. Мы вызываем дискуссию - это хорошо.

Но в Калининграде, как нигде больше, люди не привыкли дискутировать. У нас отсутствует культура дискутирования. Как только возникает острая тема, общество условно делится на два лагеря, набирает камней, грязи и начинает друг друга обкидывать.

За весь этот год адекватного диалога между полярными мнениями на какую-то тему не было еще ни разу. Люди не умеют дискутировать.

Я вижу миссию ГТРК, в том числе, помочь нашему интеллектуальному эстеблишменту научиться разговаривать друг с другом. Создать площадку, на которой это возможно сделать, привлечь помощь из-вне.

Пока же калининградская общественность у нас настолько сегментирована, что между этими сегментами практически не происходит диалога. Это печально, и это во многом отличает нашу калининградскую ситуацию.

КОРР.: - По прошествии года, какую оценку своей деятельности директора ГТРК Вы бы себе поставили?

Николай ДОЛГАЧЕВ: - На мой, взгляд самому себе ставить оценки как минимум некорректно. Я могу оценить работу компании. За эти полтора года она прошла путь больший, чем за предыдущие 10 лет.

Это общая заслуга. Как бы Долгачев не колотился об стенку с криками «Банзай!», ничего бы не произошло, если бы это не желал и не делал коллектив.

В журналистике очень много людей нарциссов. Я к ним себя не отношу, я не любуюсь собой, но, тем не менее, мне кажется, что пока все идет правильно. Если коллективу хорошо, если компания растет, а она растет по нескольким направлениям, значит, все делается правильно.

Редакция портала
Caravan.su

836

Популярное

Телеведущий Стас НАТАНЗОН: «В журналистике главное - думать»
Один из самых известных репортеров России дал эксклюзивное интервью «Новому каравану».
Валерия АЛЁХИНА, калининградка и корреспондент НТВ: «Журналист должен менять мир»
Калининградка на НТВ. Молодая, дерзкая, трудолюбивая и амбициозная.
Журналист Олег КАШИН: «Моя цель - стать президентом русского государства, свободного и доброго»
21 вопрос столичному журналисту или калининградец Олег Кашин в собственных цитатах и ответах «Новому каравану».