Альгис МИКУЛЬСКИС: «Видеть то, чего не видит большинство людей и показывать им это»

04 Октября 2016 12:38

Телеоператор - редкая и непростая профессия. Для журналиста - это глаза и душа любого сюжета. Действительно, этот человек должен видеть и замечать нечто большее и уметь это показать. Удаётся немногим, но для тех, у кого получается, это дело становится смыслом жизни.

Альгис МИКУЛЬСКИС - телеоператор из Калининграда, покоривший своим профессионализмом половину России, поэт и просто очень творческий человек.
В работе ему удаётся увидеть и передать особую философию и смысл происходящего в каждом кадре.



1987 г. - 1994 г. - УГАТУ, ФАТС - Mechanical engineering technology (Уфа, респ. Башкортостан) 
1994 г. - 1995 г. - ТВ «Шарк» (Уфа)
1998 г. - 1999 г. - оператор экрана, группа «ДДТ»
1999 г. - 2000 г. - ТВ «Барс» (г. Иваново)
2001 г. - 2005 г. - Телеканал «Премьер» (Калининград)
2005 г. - 2006 г. - ТВ «Петербург 5 канал»
2006 г. - 2008 г. - ТВ «Премьер»
2008 г. - 2011 г. - Телеканал «Звезда», телеоператор 
2011 г. - 2012 г. - Единая Медиа Группа (Москва), телеоператор 
2013 г. - 2016 г. - ТВ «Санкт-Петербург»
С апреля 2016 г. и по настоящее время - ТВ «Петербург 5 канал» 



Корр.: - Как и когда начался Ваш путь в СМИ?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Мой путь в журналистику начался в 1992 году, когда я достаточно близко познакомился с редакцией «Молодёжной газеты Республики Башкортостан». Мы с моим другом Анатолием Яковлевым, который и привел меня в уфимский «Дом Печати», вели целый литературный разворот, где писали, как нетрудно догадаться, о литературе молодых башкирских авторов, печатали их произведения и, разумеется, не забывали о собственных стихотворных и прозаических «опытах». Спустя два года я окончил учёбу в университете. Тогда у меня впервые появилась видеокамера - простенькая «мыльница», но очень продвинутого по тем временам формата Hi8. Так начался мой путь в телевидение.

Корр.: - А можете что-нибудь вспомнить «из былого»? О чем или о ком писали?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Писал лирические и гражданские стихи. О каких-то своих чувствах, о людях...

На ночной дороге лунной,
Утомлён её верстами,
Я, под шелесты июня,
Разговор завёл с ветрами.

Крикнул я степным прокудам,
В ковыли войдя, как в омут:
«Прилетели, вы, откуда?
Что за Родина вас помнит?»
И ветра мне отвечали,
Травы росные встревожив:
«В тех краях, где нет печалей,
Мы коней своих стреножим.
Там, в седых косматых елях,
Наши гнёзда тихо дремлют -
В междуоблачных пределах
Колдовские эти земли.
Там ночные хороводы
С лешаками вьют медведи,
Там живёт в озёрных водах
Рыба-Царь с глазами ведьмы,
Там стожары в лес упали,
Месяц там пасётся в поле,
Там навеки запропали
Те, кто в жёны выбрал Волю».
Стихли все ночные звуки
И ветра коней умчали,
А я лежал, раскинув руки,
Посреди степи печальной.

Корр.: - Работа в Калининграде - с чего начинали?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - В Калининграде я появился зимой 2001 года - приехал из Питера записывать альбом собственных песен. Когда работа была сделана, встал вопрос о трудоустройстве. Опыт телеоператора к тому времени у меня уже был - я успел поработать «внештатником» на уфимском ТВ «Шарк», оператором проекционного экрана в «Театре ДДТ», снимал новости на канале «Барс» в Иваново… В общем, на «Премьер» меня приняли сразу!

Корр.: - А в группе «ДДТ» в чем заключалась Ваша работа? Как складывались отношения в коллективе и лично с Шевчуком?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Это была концертная программа «Мир Номер Ноль». На сцене висел экран и я выдавал на него крупные планы музыкантов. Про Юрия Юлиановича можно говорить очень долго. Он может быть совершенно разным, но одно его качество остается постоянным - он честный человек. И в жизни, и на сцене. А взаимоотношения... Обычные рабочие. Закадычными друзьями мы не были.



А однажды я реально, чуть не погиб. Не на войне, а, тупо, на полигоне. Снимали стрельбы в 106-й Тульской дивизии ВДВ и, по их окончании, «господа офицеры» решили сделать нам «подарок» - шурануть из «Корнета» так, чтоб мы могли это снять вблизи. Шуранули... ПТРК на такие мероприятия поставляют со складов. С подходящим к концу сроком хранения. Поэтому, ракета из тубуса не вылетела, а выпала. Сработал самоликвидатор. Метрах в десяти от меня. Вокруг башки - будто рой шмелей пролетел... А «господа офицеры» внезапно сделались белого цвета...



Корр.: - Ваш первый сюжет на телевидении - о чём он был?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Начиналось всё со съёмок программы «Большая прогулка» с Ольгой Ганжой. Снимали сюжеты про активный отдых, в основном, про охоту и рыбалку. Хорошо помню охоту на дикого кабана в Раминтенской Пуще. Из этой охоты я понял одно - человек и зверь в ней всегда на равных. Да, у человека есть оружие, но зверь - быстрее, сильнее и он - у себя дома. Охотились тогда в районе Виштынца. Дело это долгое и требующее терпения. Но, в итоге, мы получили и шашлык из дичи, и отличные съемки...

Корр.: - Почему переехали в Санкт-Петербург?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Сначала я переехал в Москву - появилась возможность работы на телеканале «Звезда». В Петербурге я снова оказался спустя 4 года, в 2012-м. По крайне серьёзным личным причинам.

Корр.: - Каковы особенности работы в северной столице?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Питер огромен в своём разнообразии, истории и архитектуре. Естественно, это накладывает немалую ответственность на того, кто запечатлевает события. Снимать эти каменные чудеса плохо - просто стыдно. Москва в этом отношении проще, но и там есть свои особенности. Например, там работать нужно быстро. А Питер более размерен, в нем больше времени для созерцания и осознания каждого кадра.

Корр.: - Вы - телеоператор, расскажите немного об особенностях именно этой работы…

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Видеть то, чего не видит большинство людей и показывать им это. Мало кто обратит внимание, как, например, отражается и искажается в капле дождевой воды на ветке Исаакиевский Собор. Оператор должен это видеть, знать об этом и уметь показать другим. Это - основное.



Однажды Андрей Статкевич и Антон Антипин снимали сюжет про свиноферму... Нормальный, обычный сюжет. Но его концовка... Она выглядела так: «Андрей Статкевич (в кадре появляется первое свиное рыло), Антон Антипин (появляется второе свиное рыло), телеканал «Премьер», Калининградская область (рыла начинают с чавканьем жрать, потом останавливаются и пристально смотрят в объектив)». Я до сих пор считаю этот монтажный ход - непревзойденным в новостной тележурналистике.



Корр.: - Когда Вы впервые взяли в руки камеру и почему?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - В один момент мне стало интереснее визуализировать некие образы, нежели описывать их словами, поэтому - видео.

Корр.: - В Вашей профессии обязательно иметь знания и опыт или достаточно фантазии и творчества?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Ни одна фантазия не может воплотиться в реальность без знания ремесла. Человек может придумать прекрасную музыку, но переложить ее на бумагу без знания нот не может. Может представить величайшую картину, но без знания состава красок и законов перспектива - эта картина так и останется у него в голове. А именно ремеслу меня учили настоящие Мастера: Виктор Подкопаев, Эдуард Соколов… Это «гвардия» времён ещё «Ленинградской студии телевидения», первой в стране!

Корр.: - Как стать телеоператором? Ваши советы…

Альгис МИКУЛЬСКИС: - В первую очередь - смотреть на мир и стараться замечать мелочи. Умение обязательно придёт со временем. Начать можно даже с обычной мобильной фотографии! Снимать и показывать тем, кто уже «в профессии». Не стесняться задавать вопросы и выглядеть неумелым.

Корр.: - Самые невероятные места для съёмок, в которых приходилось работать?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Кратеры камчатских вулканов, горные джунгли северной Индии, космодромы Байконур и Плесецк, предгорья Тянь-Шаня на границе Казахстана и Киргизии, бывшее советское хранилище ядерных боеголовок в Чехии…



Да, черт побери! Я, ведь, счастливый человек! Я видел, как уходят в Космос отважные. Я видел, как идут «на передовую» те, кто лучше меня... Я - видел и бойца, прикрывающего меня от обстрела в Грозном, и - как лупят прикладами того, кто наводил грузинскую артиллерию на Дзау.

Мы с Аркашей в египетской контрразведке насмерть стояли и мамы наши умирали от того, что про нас ничего неизвестно.

И с Сеней Гончуковым разминировали.... И Жора Львов под ракетный удар попадал... И Сладков едва не погиб со своей группой... И Королев, и Витёк Гусейнов, и Лёха Овчинников, и Коц, и Стешин...

Храни нас, Боже. Будем жить.

УПД: Осколки не свистят. Они - шуршат. Арсений Гончуков, скажи?



Корр.: - Смешные случаи, курьёзные моменты в Вашей работе…

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Вспоминается случай, произошедший, к счастью, не со мной. Оператор и ассистент поехали снимать ферму по разведению виноградных улиток. Поехали без корреспондента.
По прибытии на место, первым, что они увидели, был хорошо накрытый стол. В результате со съемок они привезли следующее: рука в кадре берёт огромную улитку, подносит её к уху и говорит замогильным голосом: «Алло?» Других кадров - не было.

Корр.: - Самые трогательные съёмки - какие и когда?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Как ни странно, самые трогательные съемки случались на войнах. Вероятно потому, что там все человеческие чувства донельзя обнажены и выпуклы.

Корр.: - И соответственно вопрос, самые опасные для жизни съёмки какие и когда?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Опять-таки вспоминается Камчатка, путь к кратеру вулкана Горелый и слова сопровождавшего нас спасателя МЧС: «Если он сейчас вздумает «плюнуть» - нас найдут километров за десять. Если вообще найдут…» И рёв сероводородных выбросов вокруг.

Корр.: - С какими журналистами приходилось работать? Могли бы вы как-то классифицировать вообще корреспондентов - какими они бывают? Это чаще «звезды», «непризнанные гении» или нет?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Мне, слава Богу, повезло с журналистами. Ни один из них не страдал «комплексом полноценности», «руководящим зудом» или глупостью. Алексей Кошкин, Арсений Гончуков, Денис Шурыгин, Кирилл Ховрин, Сергей Назиуллин, Аркадий Назаренко... Все были и есть - нормальные, талантливые мужики с большой буквы.

Корр.: - Как вы находите контакт с журналистом? Это должна быть командная работа или каждый делает своё дело?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Работа, разумеется, командная. И для меня в журналисте главное, чтобы он точно знал, чего он хочет от моих съёмок и что станет итогом нашей работы. Стиль «Сними вот это на всякий случай» я считаю признаком непрофессионализма. По крайней мере в новостной тележурналистике.

Корр.: - Есть ли какие-то, может быть, негласные правила работы оператора и журналиста?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Сложно сказать… Ярко выраженных негласных правил я не встречал. Возможно, не снимать крупные планы погибших в ДТП или на войнах, стараться не лезть за комментариями и интервью к родственникам погибших в катастрофах…

Корр.: - Расскажите о тех моментах в работе, которыми особенно гордитесь?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Семь часов подъема к вершине Авачинской сопки. Физически ничего сложнее ни до, ни после у меня не было. Однако поднялся и снял то, что было нужно. Поднимались мы семь часов. Хорошо, что нас сопровождали спасатели Камчатского Поисково-спасательного отряда - они помогли с подъемом оборудования. Авача - вулкан, относящийся к так называемым «домашним» вулканам Петропавловска-Камчатского. Он близко к городу и на нем побывали едва ли не все жители камчатской столицы. Но нам было непривычно и поэтому сложно.
Когда монотонно идёшь всё время вверх, на высоту 2741 метр, забываешь обо всём на свете. Во-первых, от усталости, во-вторых, от красот вокруг тебя. А когда поднялся на гребень кратера - первым делом увидел застывшее в виде каменных игл поле лавы на его дне, а вдалеке - Тихий океан! Чувство было такое, что теперь можно и умирать. А морально… Тяжело было в Египте, когда нас с Аркашей Назаренко «прихватила» местная военная контрразведка и продержала в застенках какое-то время. Но, ничего, выдержали.

Корр.: - Контрразведка - кто эти люди, как Вы с ними общались, в чем Вас обвиняли и как освободили, что пришлось «выдержать»?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Этих людей мы не видели, т. к. нам завязали глаза. Допросы шли на английском языке и обвиняли нас в том, что мы «шпионы ФСБ». Бить - не били, но было страшно от неизвестности. Продержали нас почти сутки, затем внезапно вернули всё оборудование, документы, деньги, посадили в закрытый микроавтобус и вывезли куда-то на окраину Каира. Судя по всему, освободили нас по неким военным и дипломатическим каналам. В Москве нам подробностей не сообщили, сказав только, что это информация «для служебного пользования»

Корр.: - Помимо работы Вы ещё и поэт. Как началось это увлечение и почему?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Писать я начал давно, году, наверное, в 89-м. Сочинение стихов - процесс во многом необъяснимый. Как они приходят? Да вот берут - и приходят. Стоишь ли ты на остановке, сидишь ли ночью на кухне... Первые тексты я написал в общежитии Уфимского Авиационного Института, они были наивные и безграмотные. Потом были учителя: Анатолий Яковлев, Александр Касымов, Аркадий Аршинов и, конечно, Светлана Хвостенко. Они научили меня тому, что слово - это глина, из которой можно лепить образы. Они научили меня тому, что с этой глиной можно и нужно уметь работать. Из этой глины можно вылепить уродца, а можно - совершенство.
На сегодня совершенства я ещё не достиг. Да и можно ли его достигнуть? Но и уродцы, вроде, тоже уже не получаются...



Писать я начал очень давно... Году, наверное, в 89-м.

Писание стихов - процесс во многом необъяснимый. Как они приходят? Да вот берут - и приходят. Стоишь ли ты на остановке, сидишь ли ночью на кухне... Первые тексты я написал в общежитии Уфимского Авиационного Института... Наивные и безграмотные. Потом - были учителя. Анатолий Яковлев, Александр Касымов, Аркадий Аршинов... И - конечно - Светлана Хвостенко... Они научили меня тому, что Слово - это Глина, из которой можно лепить образы. Они научили меня тому, что с этой Глиной можно и нужно уметь работать. Из этой Глины можно вылепить уродца, а можно - Совершенство. На сегодня Совершенства я ещё не достиг - да и можно ли его достигнуть? - но и уродцы, вроде, тоже уже не получаются... Мне сложно об этом говорить. Понимаете? Есть множество великолепных Мастеров - Майк Зиновкин из Архангельска, Саша Пелевин из Питера... У каждого есть своя история этих отношений со Словом. Очень большая тема...

А звуко-визуальные ряды... Накопилось много съемок из командировок и я подумал: «Почему бы не показать их людями и не проиллюстрировать собственными словами...» Была Камчатка, было Заполярье, были войны... Мне просто представилось, что это видео - достойно того, чтобы не быть отправленным «в корзину».



Корр.: - Публиковались ли Вы?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Много раз публиковался в башкирской периодике. Дважды - в московском литературном альманахе «Конец эпохи». Особых наград не имею. Можно сказать словами А. Башлачёва «На второй мировой поэзии признан годным и рядовым».

Корр.: - Что Вас вдохновляет? Может быть, есть муза?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Муза - это для юношей... Я уже научился «выезжать» на технике. А вдохновить может что угодно. Это всегда по-разному.

Корр.: - Вы - автор ритмических текстов и видеозарисовок посредством звуко-визуальных рядов. Расскажите немного об этом жанре?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Просто накопилось много съемок, командировок и я подумал: «Почему бы не показать их людям, не проиллюстрировать собственными словами...». Была Камчатка, было Заполярье, были войны... Мне подумалось, что это видео достойно того, чтобы не быть отправленным «в корзину». Это, по сути, те же видеоклипы. Только не на песни, а на стихи. Кстати, именно их я и называю «ритмическими текстами».
Во время концерта они запускаются на экран, а я - читаю. Ничего нового тут нет. «Мир Номер Ноль» ДДТ был создан по такому же принципу.

Корр.: - Каким Вы видите себя в старости?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - В старости… Ворчливым, но бодрым и раздающим подзатыльники ученикам… (Улыбается)

Корр.: - Если бы была возможность прожить жизнь заново, чтобы Вы изменили?

Альгис МИКУЛЬСКИС: - Наверное, я стал бы врачом или военным. Хотя, скорее, всё-таки, врачом, но снимать происходящее всё равно бы не бросил.

Корр.: - Спасибо, Альгис, за беседу.

Эллина ЗАБЕЛЛО,
«Новый караван»


229

Популярное

Ксения ДЕМИДОВА (Россия 24): «И родившись на Камчатке, можно покорить Москву»
Эксклюзивное интервью известной телеведущей калининградскому порталу Caravan.su
Телеведущий Стас НАТАНЗОН: «В журналистике главное - думать»
Один из самых известных репортеров России дал эксклюзивное интервью «Новому каравану».
Валерия АЛЁХИНА, калининградка и корреспондент НТВ: «Журналист должен менять мир»
Калининградка на НТВ. Молодая, дерзкая, трудолюбивая и амбициозная.