Знакомьтесь, Андрей АНИСИМОВ, новый главный архитектор Калининграда

20 Февраля 2018 02:09


Одни считают Калининград серым и грязным. Другие говорят о нем, как о городе парков и скверов. Третьи с гордостью показывают гостям старинные особняки и современные арт-объекты.

 

Месяц назад должность главного городского архитектора занял Андрей Анисимов. В эксклюзивном интервью газете «Новый караван» в новой должности Андрей Александрович рассказал, чего не хватает Калининграду и почему город сегодня выглядит именно так.

 

«ГЛАВНЫЙ АРХИТЕКТОР - ЭТО НЕ ТОТ ЧИНОВНИК,

КОТОРЫЙ НАДЕЛЕН ПОЛНОМОЧИЯМИ

ЕДИНОЛИЧНО ЧТО-ТО РЕШАТЬ»

 

КОРР.: - К должности главного архитектора города предъявляются требования: высшее архитектурное образование, опыт работы в проектно-строительной и архитектурной областях, практический опыт руководства творческим коллективом и обязательный опыт разработки и реализации собственных архитектурных проектов, знание Градостроительного, Земельного, Жилищного и Гражданского кодексов РФ. Стаж работы претендента на такую должность должен быть не менее 10 лет по специальности. Расскажите о себе, исходя из этих требований.

 

А. АНИСИМОВ: - Я родом из Ташкента. В 2000 году окончил Ташкентский архитектурный градостроительный институт. Но еще за год до поступления уже работал на кафедре архитектурных проектов. Я второй архитектор в семье после папы. Можно сказать, что я вырос в проектном институте между подрамниками, кульманами и т.д. Эта атмосфера мне знакома с младых ногтей. Мама работала врачом, и другую часть детства я провел в ординаторской. Я учился на вечернем отделении, а параллельно работал в проектном институте.

 

С 2002 года я живу и работаю в Калининграде. Архитектором - в мастерской Игоря Ли, ведущим архитектором в проектном бюро «АТИС», несколько лет занимался частной проектной практикой. С 2011 года я был ведущим архитектором в «Архитектурной мастерской 4+».

 

После ушел в свободное плавание, а потом в администрации появилась вакансия. Мне предложили занять ее, я заинтересовался, решил попробовать. К тому времени у меня уже накопился достаточный опыт проектирования, и я даже немного устал от этой непрерывной работы.

 

А административная работа, как мне думалось, это интересное саморазвитие. Мне показалось, что я могу таким образом восполнить пробел, который у меня образовался как у практического проектировщика.

 

КОРР.: - Возвращаясь к студенческой юности, папа как-то помогал Вам или всего добивались сами? Протекции, звонки нужным людям?

 

А. АНИСИМОВ: - Никаких протекций не было. Я к этому шел осознанно. Понятно, что многие меня знали, потому что были знакомы с моей семьей. Но никто никогда за меня не просил. Скорее наоборот.

 

Коллега отца по институту и руководитель мастерской, в которой работал папа, перешел на работу в архитектурный, был профессором и моим преподавателем. Но со мной не шел ни на какой контакт. Скорее всего, таких как я, чьих-то сынков, у него было много. Между нами прямо стена какая-то стояла.

 

И мне пришлось доказывать, что я и сам личность. Я сосредоточился на одном проекте и сделал его за три недели, получил «отлично», в то время, как мои однокурсники еще даже не начали чертить. После того случая профессор изменил радикально свое мнение обо мне.

 



КОРР.: - На мой взгляд, главный архитектор должен быть наделен властными полномочиями. Это должна быть видная фигура в своей профессии с правом разрешать или запрещать любое строительство. Без его разрешения не имеет права начаться ни одна стройка.

Конечно, архитектор должен работать в тесном контакте с мэрией, и в то же время оставаться максимально независимым от городской власти. Он должен уметь держать удар финансовых структур, влияние местных властей, чтобы отстоять законы градостроительства.

Сегодня зачастую условия главному архитектору диктует бизнес. Потому что в его руках финансовые рычаги. Так ли это у Вас? Со всем ли Вы согласны?

 

А. АНИСИМОВ: - Должен признаться, что пока я не почувствовал какого-то давления от бизнеса. Когда я занимался практической работой, там было давление, связанное с деньгами с заказчиками. Потому что это конкурентная среда, которая требует борьбы за финансы, за заказы. Влияние заказчика, который платит деньги, очень велико.

 

КОРР.: - А если такая ситуация все-таки случится, как Вы поступите: будете искать компромисс, или напомните, что Вы главный архитектор, и главное - ваша власть, а не деньги?

 

А. АНИСИМОВ: - Главный архитектор – это не тот чиновник, который наделен полномочиями единолично что-то решать, особенно если речь идет о глобальных градостроительных вопросах или вопросах, связанных с инвестированием.

 

Если в 90-х были личности, у которых были рычаги влияния на глобальные процессы, на решения, то сейчас все усложнилось. Сейчас главный архитектор точно не та фигура, которая может единолично запретить или разрешить что-то строить или не строить.

 

КОРР.: - Готовясь к интервью, ознакомилась с инструкцией по правам главного архитектора: тот имеет право «взаимодействовать», «запрашивать», «проводить совещания», «вносить предложения» и так далее. В инструкции отсутствует слово «решать». Вы что-то уполномочены решать? Есть такое слово в функционале главного архитектора Калининграда?

 

А. АНИСИМОВ: - Есть глобальные вопросы, которые зависят от экономических, нормативных вещей, то есть сложные комплексные вопросы. Здесь главному архитектору невозможно что-то решить самостоятельно. Но единоличные решения существуют, и они связаны с ежедневной работой, касающегося внешнего облика города, например, объектов торговли, рекламы, размещения малых архитектурных форм, благоустройства территорий.

 

Принятие решение происходит с обязательной оглядкой на законодательные акты, которые, кстати, во многих вопросах нас очень ограничивают. Иногда они не совсем четко регламентируют нашу деятельность. Некоторые моменты можно оспорить.

 

Поэтому стараемся принимать решения, отвечающие интересам граждан. Я стараюсь советоваться с коллективом, у нас все здесь профессионалы, но крайнее слово, конечно, за мной.

 

КОРР.: - Не так давно в Калининграде появилась мода на памятники. В районе бывшей Горной их несколько. Насколько, на Ваш взгляд, в городе действительно была необходимость в их установке?

 

А. АНИСИМОВ: - Я совершенно не против памятников. В появлении на территории города теоретически обоснованных малых и средних архитектурных форм ничего плохого не вижу, только «за». Но только при принятии решений об их установке необходимо помнить, что город – это живой организм и устанавливать памятники надо не в ущерб чему-либо.

 



КОРР.: - А у калининградцев надо спрашивать мнение, как Вы считаете? Сколько раз приходилось слышать о том, что появление некоторых памятников нашем городе объясняется тем, что скульптору просто некуда девать свои работы. Они находят подход к нашим властям, к определенным ее представителям, и таким образом решают свою проблему.

 

А. АНИСИМОВ: - Такая проблема существует. Советоваться однозначно надо. Но сами калининградцы не имеют единого мнения по поводу формирования своего города.

 

Надо создавать общественные площадки, где инициативные граждане должны высказывать свое мнение и ставить точку в каждом возникающем вопросе.

 

Затем обсуждение должно переходить к профессионалам. И заканчиваться должно профессиональным вердиктом, даже не административным.

 

КОРР.: - Калининграду необходима единая концепция развития, четкое понимание того, как должна сохраняться историческая часть, что надо реконструировать, а где можно вести новое строительство. И новые дома желательно возводить в едином стиле, чтобы соседние здания не «конфликтовали» между собой. Это на словах.

На деле же получается, как в той поговорке: кто - в лес, кто - по дрова. Это мой взгляд и суждение обывателя.

А каков Ваш взгляд профессионала на сегодняшний внешний облик Калининграда? Что Вы осуждаете, что бы изменили и чего нельзя допустить в будущей застройке Калининграда? Много в городе архитектурно-болевых точек?

 

А. АНИСИМОВ: - Корректировать или менять надо многое. Другой вопрос, что, где и в какой степени это делать.

 

КОРР.: - Ну, наверно, с новостройками-то все благополучно…?

 

А. АНИСИМОВ: - Не все. Там тоже есть проблемы и касаются они как раз благоустройства дворов. Наши нормативы довольно четко регламентируют пожарные, санитарные нормы, связанные, в том числе, и с благоустройством дворов: где должны быть детские площадки, сколько парковочных мест.

Но в этой четкости зарыта и ограниченность. Это общие требования, типовые, и они накладывают определенный отпечаток техницизма при формировании среды.

 

Застройщика этот вопрос не интересует, ему главное все успеть в установленные сроки. Вопрос формирования среды ложится на плечи жильцов, у которых возможности разные. И это сразу чувствуется при взгляде на дворы. Это можно сравнить с квартирой, которую получают пустой и начинают в нее вкладывать.

 

Сами средовые параметры прописаны довольно формально. Есть общемировые рецепты как создать благоустроенную среду. Но для этого нужен профессионал, в нашем случае, архитектор, который должен взять это в свои руки.

 

А чтобы гражданам не пришлось для этого раскошелиться, такое положение должно быть закреплено в законе. Должно быть законодательно прописано, что проектирование невозможно без участия архитектора.

 

У нас же все сводится не к наличию архитектора, а к наличию СРО. Поэтому средой занимаются строители, хозяйственники, кто угодно, только не архитекторы.

 

В итоге получается среда, отвечающая всем СНИПам, ГОСТам, но она не подготовлена к сиюминутному вхождению в комфортную жизнь.

Жителям в новостройке квартиру бы привести в порядок, а двором никто не занимается.

В старых районах другая проблема: там есть дворы, которые не ремонтировались десятилетиями, покрытия старые, территория запущена. Но, тем не менее, там больше представления о комфортной среде.

 

КОРР.: - А центр города, где история перекликается с современностью?

 

А. АНИСИМОВ: - Центр интенсивно развивался, когда господствовала типовая микрорайонная застройка. И она совсем не соответствует довоенной. Масштабность зданий была иной, плотность застройки была иной. В сегодняшнем отказе от планировки довоенного периода есть свое рациональное зерно.

 

Потому что на протяжении столетий город формировался стихийно. Совместить новое со старым не всегда возможно. Огромную роль со своей стороны играет транспорт. Таким образом, сформировалась среда со всеми своими достоинствами и недостатками.

 

Плюсы: стабильная, равномерная, невысокая (средняя) этажность. Минусы: в результате снятия заборов, придомовые территории стали больше, они слились воедино и понятия «мой дом-твой дом» стали размытыми. Такие территории стали ничьими, а площадки для сбора ТБО, к примеру, яблоками раздора.

 

Если машину невозможно поставить в своем дворе, ставят в соседний, но он не чувствуется соседним. В целом территория огромная, но бесхозная. Ее очень сложно освоить и подразделить на какие-то функции. Не хватает законодательной базы, которая в настоящий момент в стадии разработки. Поэтому сейчас все делается «по-старинке».

 



КОРР.: - Чего на Ваш взгляд главного архитектора не хватает в городе?

 

А. АНИСИМОВ: - В городе, на мой взгляд, есть все, но чего-то хотелось бы больше. Например, общественных пространств, в реализации которых принимали бы участие, как граждане, так и профессионалы.

У нас в городе большая нехватка культурных и общественных объектов, связанных с объединением граждан.

 

В этой связи хочу сказать о другом. У нас есть ресурс, который сам по себе уникален. При определенном подходе в будущем он может озолотить Калининград. Я называю его «калининградская нефть». Речь идет о сохранившемся наследии довоенного периода. Каждое здание просто нужно взять на карандаш и сделать объектом культурного наследия.

Эти здания могут принести кратную потенциальную, долгосрочную выгоду инвесторам.

 

КОРР.: - Если бы могли, уже бы принесли, инвесторы не те люди, которые сидят и годами чего-то ждут. Но, к примеру, два здания на улице Тельмана уже не одно десятилетие рушатся и никому нет дела. А они в частных руках.

 

А. АНИСИМОВ: - У нас в этом плане очень либеральный закон. Наши законы нужно приводить в соответствие с представлениями о том, что личное не может идти в ущерб общественному. А у нас вершиной правовой цепочки является частное право. И во многих случаях оно вредит общественному праву.

 

У нас ведь много объектов культурного наследия, которые находятся в частных руках. Многие из них в очень неудовлетворительном состоянии. Раз ничего в отношении них не происходит, значит, что-то законодательно не позволяет это сделать.

 

Хотя сами документы очень хорошо прописаны, вопрос в контроле.

 

КОРР.: - А Вы как главный городской архитектор можете повлиять на решение этого вопроса?

 

А. АНИСИМОВ: - Это не в моей компетенции, но в случае поднятия этой темы я буду отстаивать те принципы, которые имею, и поднимать этот вопрос. Но это не вопрос внешнего облика города.

 

Законодательство общее для всех регионов, но наша область не такая как остальные российские. Она особенная, абсолютно уникальная. Наше культурное наследие может позволить стать Калининграду туристическим центром. А это в свою очередь может стать драйвером большого количество сервисов мелкого и среднего бизнеса.

 

Помимо того, что сам туризм приносит в экономику очень большие деньги, это может способствовать появлению большого пласта смежных экономик, ниш, сфер деятельности. На мой взгляд, этот фактор просто недооценен. Это огромный потенциал, почему я его и называю «калининградской нефтью».

 



КОРР.: - С некоторых пор в лексиконе сначала москвичей появилось новое слово «реновация». Как Вы считаете, может ли оно появиться в лексиконе калининградцев?

 

А. АНИСИМОВ: - Я думаю, что нас это ждет, хотя такой программы не существует. Это неизбежно. Потому что наш город сформировался в определенный период и городская среда и структура города не соответствует запросам даже сегодняшнего дня, не говоря уже о завтра.

 

В свое время в мире в городах-миллионниках на это шли «хирургическим» путем. Прямо по жилым кварталам прорубались новые улицы. У Европы в этом плане очень многому можно поучиться.

 

Но Калининграду нужно созреть для реновации. Должны созреть не только власти, должно сформироваться общественное мнение на эту тему, нужно быть готовым социально и экономически. Калининград может и через сто лет не созреть, а может, наоборот.

 

КОРР.: - В России много городов, где вообще нет главных архитекторов, или эта должность долго оставалась вакантной и - ничего! Выжили! На ваш взгляд, так ли уж необходим Калининграду главный архитектор?

 

А. АНИСИМОВ: - Городу не нужно словосочетание «главный архитектор». Это я могу точно сказать. Назовите мою должность как угодно. Самое главное для меня то, что у нас сотрудники, не поднимая головы, трудятся не только в рабочее время, но и сверхурочно. У нас столько работы, в том числе, касающейся инициатив по улучшению городской среды.

 

У моего подразделения, отвечающего за эстетику города, не хватает рук, чтобы охватить все имеющиеся проблемы. С точки зрения задачи и необходимости этой работы, никакого нет сомнения: должность просто архинужна. А в части названия… Ну пусть она называется по-другому.

 

Майя БЛИНОВА

308

Популярное

Вера ТАРИВЕРДИЕВА: «Директором Собора могут быть многие. Женой своего мужа - только я»
О новой должности, о Соборе и откровенном разговоре с губернатором Антоном Алихановым.
Экс-мэр Юрий САВЕНКО о почетных гражданах и первых шагах в новой должности
«Город не обеднеет от доплат почетным гражданам города - ветеранам войны»
Георгий БООС: «Я из власти ушел красиво, чисто»
Я в политике 15 лет. Я в 1995-м пришел и в 2010-м ушел. Поэтому знаю, как зайки прыгают и понимаю, что стоит за кадром.