Владимир Зарудный

Владимир Зарудный: «Человек может лишиться недвижимости, имущества, денег, потерять здоровье, но нельзя потерять знания»

25 Августа 2016 03:16

Процесс научения не заканчивается подкидыванием головных уборов или получением дипломов, считает Владимир Зарудный. Он непрерывен и должен приносить чувство самоудовлетворения.

Хотя бы раз в жизни перед каждым молодым человеком встает вопрос: «Кем быть?» Конечно, если ты с первого класса химичишь на кухне, на даче, а впоследствии не вылезаешь из кабинета химии или биологии в школе и принимаешь участие во всех олимпиадах, такой вопрос у тебя и не возникнет. Или же, если в семье есть врачи, и тебя с детства готовили продолжить семейную династию. Или в художники… Дорога в профессию Владимира Алексеевича Зарудного могла бы пойти по одному из этих направлений, но он выбрал собственный путь.

Корр.: - Владимир Алексеевич, вы до школы учились где-нибудь?

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - Мое образование началось с того момента, когда мама научила меня читать. Я начал с М. Пришвина, Сетона Томсона, Джека Лондона, О`Генри, Жюля Верна. И уже к 10 годам осилил весь этот блок естественно-научной классики. А, кроме того, мой отец был художником. Он брал нас с братом на этюды, и мы с детства впитали запах художественной масляной краски.

Корр.: - Ваш брат Виктор окончил МГХПУ им. С.Г. Строганова, стал скульптором, живописцем, словом, продолжил дело отца. Вы - нет. Почему?

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - Меня всегда тянуло к биологии, химии, естественным наукам. И я совершенно осознанно выбрал сельское хозяйство предметом приложения собственных сил. Мне всегда было интересно заниматься с живой природой. Школьником я писал заметки в журнал «Юный натуралист», посещал всевозможные кружки при московском зоопарке. У меня дома постоянно кто-то жил из животных.
Однажды я завел себе ворона Каркушу размером с гуся. Он даже немножко говорил благодаря соседу, который жил этажом выше и часто болтал на балконе. Интеллект у Каркуши был как у собаки, я с ним общался почти на равных. «Почти», потому что он говорил, имитируя звуки, но очень хорошо понимал эмоции. Птица свободно летала вне дома, но всегда возвращалась. Она встречала меня на улице, когда я шел со школы. Каркуша был страшнейшим нахалюгой, но большим умницей. А еще мне всегда нравились трактора: большая машина, грохочет, плюс она преодолевает любое бездорожье.




Владимир Алексеевич Зарудный, глава Западно-Балтийского территориального управления Росрыболовства. 


Родился 18 апреля 1974 года в городе Балашиха Московской области. 

1998 - Московская Сельскохозяйственная Академия им. К.А. Тимирязева; 

1986 - Louisiana State University, LA; 

1995 - St. Michael’s College, VT; 

2005-2007 - Высшая Школа Международного Бизнеса Академии Народного Хозяйства при Правительстве РФ. Окончил с отличием, с присвоением степени MBA, по специальности «Стратегический менеджмент»; 

2005 - Калининградский Государственный Технический Университет, аспирантура; 

2005 - Академия народного хозяйства при Президенте России, золотая медаль; 

2006 - Российская Академия Холода, почетный член-корреспондент.



Корр.: - В школе вы, конечно, были отличником?

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - Отличником я был только в начальных классах. Потом хорошистом, пятерки были по химии, биологии и литературе. Часто по сочинению мне ставили либо пять/два, либо два/пять. Я не понимал, то ли я - гуманитарий, то ли - нет. То ли я тяготею к спорту, то ли я - кабинетный.
Я оканчиваю школу со значком ГТО, грамотой за особые успехи в изучении биологии, химии и литературы. После школы подаю документы в МГУ на факультет журналистики и на биофак, но … проваливаю поступление. Потому что привык к «автомату»: я никогда не готовился. Зачем учить скучные учебники, когда можно кататься на велосипеде, плавить свинец, играть в «битки», в «пекаря», а за 10 минут до урока пробежать глазами материал и ответить на «пятерку». Исключительная память и правильная интонация со знанием дела - и у учителей складывалось впечатление, что ты чуть ли ни сам готовил этот материал. Я был уверен, что также будет на вступительных экзаменах. И мама не сомневалась, что молодое дарование сразу же поступит и будет успешно учиться там, где хочет. Но, увы, не хватило баллов.

Корр.: - Как пережили поражение?

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - Я получил нокаут, и, в итоге, оказался не у дел. Стресс, депрессия. Бабушка посоветовала поступать в военное училище: «Володя, время неспокойное, а там тебя накормят, оденут, скажут, что надо делать». На помощь призвала отца, который в армии был очень ценным специалистом, работал на Котельнической набережной в штабе. Узнав о провале, он предложил помощь в поступлении в училище инженерных войск в Балашихе. Его возглавлял наш сосед по даче Аркадий Алексеевич Цуканов. На следующий день я должен был дать ответ. Всю ночь промучился. С одной стороны - гарантированная судьба, с другой - не хочу и не могу жить по чьей-то указке. Я отказался.

Корр.: - Вы об этом не пожалели?

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - Нет. По совету родителей я поступил в школу ДОСААФ, чтобы выучиться на права категории В, С, но получил намного больше. Эта школа дала мне профессию водителя-механика, электромеханика с допуском до 2000 Вт, и газоэлектросварщика. Все совершенно новое и мне чуждое. Я ведь - натуралист, мне нравились кошки, собаки, рыбы, времена года. А здесь надо разбираться в блоке контакторов, прерывателей, цепи, полупредохранители, как подходить к какой фазе. Или процесс сварки, например, который был мне еще менее интересен, чем все остальное. Но это чуждое вдруг стало моим, и в какой-то момент я даже почувствовал вкус.
Я считаю, что для становления характера мальчика сварка дает очень много: работа с высокой энергией, с тяжелым металлом, учишься сбивать окалину, ворочать тяжести. У тебя глаз должен быть точным, и в то же время координация движений должна быть выверенной, чтобы не ударить себя током, чтобы не запутаться в проводах. А когда дуга горит, ты чувствуешь свое напряжение. Вскоре я даже увидел во всем этом некое изящество...
С другой стороны, нахватаешься «зайчиков», мать чаем тебе промакивает глаза, а сама плачет сильнее тебя, потому что сыночек такие подавал надежды, а теперь у него сбиты руки, один ноготь синий от удара прутом и отваливается. Постоянно какие-то разговоры на странном лексиконе...
Сейчас я понимаю, каким полезным был период такой закалки, потому что я, например, умею варить ворота для гаражей, то есть, всегда смогу заработать себе на кусок хлеба.
Но для чего тогда Сетон Томсон, «Белый клык», «Зов предков»? Это ведь мне тоже нравится. В итоге иду в книжный магазин и покупаю учебники химии, биологии, затем курс задач по математике. Начал зубрить геометрию, теоремы, системы тригонометрических уравнений. И на следующий год, уже имея корочки водителя, третий разряд газоэлектросварщика, допуск до 2000 Вт к электротехническим работам, я поступаю на факультет колесных машин МВТУ им. Баумана, на биохимический факультет Московского областного педагогического института, в «Пироговку» на медицинский и на два факультета Тимирязевской академии - плодоовощной и зооинженерный.
Из этого я все же выбираю «Тимирязевку». Сейчас уже могу сказать, что поступил правильно, я очень доволен своим выбором. Во-первых, «Тимирязевка» - это классическая школа зоологии и биологии. Во-вторых, фундаментальный подход. Очень сильные преподаватели с одной стороны, и уважение к студенту, к себе, к предмету, который преподаешь, с другой. Знания были переданы так, что стали частью меня. Потому что сам по себе процесс научения был интересный, не монотонный, всегда разный: Тимирязевский парк, верховая езда, рыбалка, пчелы, уход за животными...

Корр.: - А как вы, Владимир Алексеевич, попали в Америку?

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - Где-то на втором курсе нам предложили там поучиться. Для этого необходимо было лишь сдать экзамен по английскому языку, который я знал хорошо. Но «провалился». И попытал счастья на следующий год. Очень хотелось съездить! Одни джинсы у человека, обувь менял редко. А кругом девчонки, хочется нравиться, хочется видеть мир самому, а не глазами писателей. По телевизору - «Санта Барбара», зарубежные журналы и красочные рекламные проспекты с ВДНХ...
Через год я успешно прошел тестирование и улетел в Америку. Мне предстояла учеба в католическом колледже либеральных наук и искусств в Берлингтоне в штате Вермонт. Там готовили политологов, искусствоведов, историков современного искусства. И там была одна из лучших языковых школ, готовящих учителей английского языка из иностранных студентов. Нас было 11 человек, от России трое.
За два месяца мы догнали свой английский. После трехмесячного курса обучения нас всех разбросали по разным университетам. Мне достался «Батон Руж» в штате Луизиана.
Знаете, Майя, система образования в США совсем другая. Там учатся столько, на сколько хватит личных денег. Американский студент сам для себя выбирает учебный план, исходя из своих финансовых возможностей, сам составляет расписание. Как правило, американцы получают сразу два образования одновременно. Если не получится работать по одной специальности, всегда в запасе есть другая. Причем специальности должны быть как можно дальше друг от друга. У меня была основная экономика и сельское хозяйство, дополнительно - история искусства. Кроме теории, в обучение входило посещение предприятий.
Мы ездили на завод по производству пива, мяса, замороженных сомиков, яблочного сидра, лесоматериалов, комбикормовый, на клубничные фермы, молочные компании, на стекольные предприятия, логистические центры и транспортные компании. Ты не просто их посещаешь, тебе дают рядовую операцию. Например, формирование картонных коробок.
В итоге оказывается, что американский выпускник более заточен под суровые реалии жизни, нежели наш. После обучения у него есть точное представление о том, где и кем он хочет работать. У нас же студентов готовят в ученые, в результате они, имея высшее образование, зачастую не знают, чем заняться дальше.
В Америке ведь наличие высшего образования не является определяющим, успешен человек или не успешен. Посмотрите на плеяду миллиардеров в США. Многие из них бросили учебу, понимая, что это просто трата времени. Гораздо больше можно сделать, учась у коллег. Там без высшего образования человек вполне может разбогатеть, быть успешным и счастливым.




В 24 года Владимир Зарудный был назначен генеральным директором предприятия «Золотой петушок». Но это сегодня предприятие представляет собой современный пищевой комбинат. А начинал Зарудный с небольшого пилотного цеха, с поиска нужного продукта, разработки торговой марки, наладки отношений с покупателями и чиновниками, снискав себе репутацию специалиста в области реализации сложных проектов с высокой степенью неопределенности. 


Впоследствии Зарудный и сам сел в министерское кресло и стал самым молодым и самым образованным калининградским министром. 


Cейчас Владимир Зарудный возглавляет Западно-Балтийское территориальное управление Росрыболовства, где стремится возродить рыбную отрасль в регионе.  



Корр.: - Ну и вот трижды или четырежды дипломированный специалист...

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - Да. У меня за плечами Тимирязевская академия, колледж святого Михаила в Вермонте, КГТУ, аспирантура, Академия народного хозяйства при правительстве России, ВШМБ при Академии народного хозяйства и питерская Академия Холода...
С другой стороны, я - оператор машинного доения, техник искусственного осеменения, машинист-тракторист, я знаю, как пахать, сеять, убирать, фрезеровать, культивировать. Вот это все круто и полезно.
И моей путевкой в большую жизнь стало строительство завода «Золотой петушок. Продукты питания» в Калининграде.
Меня часто спрашивают: как тебя такого молодого поставили на такой завод. Ведь понятно, что никогда бы никто 24-летнего парня не поставил во главе огромного завода численностью 2800 человек. Ответ простой: мне пришлось этот завод построить. В штате сначала было три человека - секретарь, бухгалтер и я - директор и водитель в одном лице.
Огромное производство - это и строительство, и пуско-наладка, и оснащение крупного индустриального производства. Здесь все - учет, техника безопасности, инженерные пуско-наладочные работы, строительство, логистика, ревизии, организация охраны, организация продаж, разработка новых видов продуктов, лабораторные исследования и маркетинг, реклама и продвижение. То новые подзаконные акты, то проверки, то контрольные органы, то охрана окружающей среды, то неработающие очистные. Все это - настоящее образование, где теоретические знания перешли уже в активную форму...

Корр.: - Надо ли быть образованным в России?

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - Конечно, надо. В России со свойственной ей кастовостью нужно иметь высшее образование, если хочешь жить достойно. Но, по статистике, 80% выпускников вузов России хотят быть чиновниками. Это очень плохо.

Корр.: - Почему, Владимир Алексеевич?

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - Чиновник чиновнику рознь. Одни действительно распоряжаются ресурсами, формируют кадровую политику, финансовую. Другие, так называемые «негры» - люди, которые сидят над табличками в Excell, печатают бесконечные доклады - такой полурабский труд.
От первых зависит принятие программ или их реализация, принятие решений. На этих позициях, как правило, находятся люди, которые прошли другую школу жизни. Они знают, что такое быть битым, знают, как надо произнести тост, чтобы тебя запомнили, как и кого надо или не надо поздравлять. Это такая подковерная школа, которую, увы, в России нельзя игнорировать. Если ты хочешь преуспеть, будь добр заниматься волейболом, будь позитивным, смейся над шутками начальника, хлопай ему в ладоши. Это с одной стороны. С другой стороны, при этом нужно не быть дураком и не быть использованным.

Корр.: - Как бы вы отнеслись к человеку, двоечнику или троечнику, наделенному властью. Который пишет законы, а по ним потом живет город, вся область, страна…

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - У нас не один человек пишет и принимает законы. Задача двоечника или троечника найти отличника, который сделает то, что нужно. Поэтому непосредственно его первичные оценки, кругозор, эрудиция не имеют решающих значений.

Корр.: - Но он ведь может и не прислушаться…

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - А если не будет прислушиваться, то либо его съедят, либо он сам себя съест. А еще это приводит к появлению большого количества пустых законов, суровость которых, как известно, компенсируется находчивым населением России необязательностью их исполнения...

Корр.: - Вы довольны своим сегодняшним положением?

Владимир ЗАРУДНЫЙ: - Честно говоря, я часто ловлю себя на мысли, что я еще не знаю, кем хочу быть. Я еще в выборе. И это здорово. Специалист - это еще не есть состоявшийся человек. Самоудовлетворенность должна быть, а у меня сегодня ее нет. Я в поиске. Я просто тащусь от своих детей, от жены, от родственников, друзей. Мне становится интересно участвовать в их успехах, в их победах. Мне нравится, когда они меня о чем-то спрашивают, и я становлюсь вовлеченным в их жизнь. Ведь, по большому счету, мы игроки в той или иной ситуации. Человек может лишиться недвижимости, имущества, денег, потерять здоровье, но нельзя потерять знания.


Майя БЛИНОВА


844

Популярное

Экс-мэр Юрий САВЕНКО о почетных гражданах и первых шагах в новой должности
«Город не обеднеет от доплат почетным гражданам города - ветеранам войны»
Алексей ЗАЛИВАТСКИЙ. Залихватские игры главы Янтарного
Глава курортного округа рассказал, почему продал администрацию и за что ему воткнули «голубой флаг».
Георгий БООС: «Я из власти ушел красиво, чисто»
Я в политике 15 лет. Я в 1995-м пришел и в 2010-м ушел. Поэтому знаю, как зайки прыгают и понимаю, что стоит за кадром.