Андрей КАРИЦКИЙ, главврач НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова

Главный врач НИИ онкологии им. Петрова Андрей КАРИЦКИЙ: «У вас никогда не было адекватной онкологической помощи!»

30 Марта 2017 12:49
В течение всего марта на базе ГБУЗ «Многопрофильный центр Калининградской области» специалисты НИИ онкологии имени Н. Петрова из Санкт-Петербурга проводили бесплатное маммологическое обследование молочной железы 230 калининградкам, работающим в социальной сфере. Мероприятие было организовано при содействии Калининградского отделения ОНФ.

Подводить итоги пока еще рано, хотя на прошедшей в минувшую среду пресс-конференции некоторые результаты все-таки были озвучены.

- Выявлено несколько подозрений на рак. Все документы, которые будут составлены на каждую из этих женщин, мы передадим в онкоцентр. Будут выписаны направления и эти женщины смогут пройти полное обследование и получить лечение в нашей клинике, - сообщил журналистам главный врач ФГБУ «Научно-исследовательский институт онкологии имени Н.Н. Петрова» Андрей Петрович Карицкий.

Напомним, по итогам первой акции, прошедшей в декабре минувшего года, таких женщин было шесть. По словам онкологов, все они уже получили необходимую помощь в Санкт-Петербурге.

Дружба питерских онкологов с нашим регионом началась в прошлом году. Результат – 169 калининградцев в 2016-м смогли получить квалифицированную и высокотехнологичную помощь за пределами региона. И эта тенденция будет продолжена и в будущем. Пока в области не появится свое медучреждение высокого уровня.

Можно сказать, что этим калининградцам повезло. Остальные онкобольные до 2016 года люди могли рассчитывать только на собственные силы, связи, да господа бога.
Цинично, но это так.

Андрей Карицкий, не единожды побывавший с ознакомительным визитом в нашем регионе в прошлом году, поделился своим мнением о состоянии онкологической службы в Калининградской области в разное время.

- Все жители Калининграда сетуют на то, что в определенном году онкодиспансер был развален. Мы не нашли серьезных руин этого онкодиспансера!

- Прошло не пятьдесят лет, не тридцать. Прошло менее десяти лет. Должны были остаться технологии, носители технологий, оборудование. Что-то осталось. Но такое впечатление, что бомба рванула и все исчезло в 2008 году… Мое впечатление и оно абсолютно объективно, я специально этим занимался… Да не было у вас адекватной онкологической помощи до 2008 года!

- И если бы онкодиспансер не развалили, вы сейчас сетовали на то, что онкологическая помощь крайне низкого качества.

- Я не знаю, о чем думало правительство области в те годы. Могу предположить, что хотели снести то, что было прикрыто, а на его фундаменте создать что-то новое.

- Другое дело, что правительство меняется, бюджеты меняются, финансовые возможности. У нас наступают дефолты. Возможно, был такой сценарий.

- Но если у вас не будет онкоцентра, надеяться на то, что всю вашу работу будут делать какие-то внештатные любители, это неправильно. Не все на себя могут взять федералы.

- Другой вопрос – когда его построят? Финансы, проекты, стройка… Не год, не два и, наверно, не три. Тем пациентам, которые уже сегодня поимели проблему или поимеют ее завтра, им уже легче не станет. На этот период времени мы и пытаемся помочь, чем можем.

- Мало того. Если сегодня задуматься над этим всерьез, нужно понимать штатную структуру будущего онкоцентра, какие люди туда придут перерезать ленточку, кто они будут по специальности и уже сегодня формировать списки на обучение в онкоклиниках России. Думать о том, как их «привязать». Они же от вас уезжают по разным причинам.

- Объективно, уровень подготовки калининградских врачей недостаточен. Если бы все было хорошо, то, наверно, мы бы в Калининграде не работали и мы бы здесь были не нужны. Я не могу сегодня судить о каждом онкологе, но я могу говорить об уровне подготовки тех или иных служб.

- Несмотря на весьма продвинутое оснащение, об уровне подготовки главного специалиста патоморфолога в новом патоморфологическом отделении областной больницы говорить не приходится. Об этом я могу судить, потому что мы от калининградских больных, которые приезжают к нам на лечение, получаем патоморфологическое заключение, пересматриваем их стекла и блоки и в определенном проценте случаев, а он достаточно высок, находим расхождения, разночтения.

- Современная патоморфология не осуществима без иммуногистохимии. На сегодняшний день это сложный запутанный и многоэтапный путь. У вас есть некие его элементы, но единой, работающей как часы, цепочки, я не увидел.

- Я могу говорить об уровне радиологической помощи. Она не на уровне.

- Онкологические больные Калининградской области почему-то свою онкологическую судьбу определяют сами. Это говорит о том, что маршрутизация таких больных оставляет желать лучшего. То есть больные сами решают, где и как им лечиться. В прошлом году у нас пролечились 169 калининградцев, но не более 30 из них приехали с направлением.

К слову, организация ОНФ Центр «Народная экспертиза» провел мониторинг исполнения Указа главы государства о совершенствования государственной политики в здравоохранении. Для того, чтобы узнать мнение работников медицинской сферы, Центр мониторинга опросил более 2000 медиков в 83 регионах России.

В части исполнения этого майского Указа Президента эксперты «Народной экспертизы» поставили Калининградской области слабую «тройку».

И это понятно. Сегодня калининградскую медицину не клянет только ленивый. Куда ни кинь, чего ни коснись, все не просто плохо, а отвратительно.

Это подтверждают и данные опроса.

Более 40 % опрошенных высказались за то, что качество медицинской помощи в нашем регионе за последние 4-5 лет ухудшилось. Столько же респондентов считают, что и доступность медицинской помощи за последние 4-5 лет стала ниже.

Сорок один процент калининградцев признались в том, что им самостоятельно приходится покупать лекарственные средства и расходные медицинские материалы, находясь при этом на лечении в стационаре.

Сорок семь процентов калининградских льготников испытывают трудности при получении бесплатных лекарств: препараты не всегда бывают в продаже, приходится ждать, искать, заказывать. Восемнадцать процентов этой категории больных признались в том, что врачи не выписывают жизненно необходимые лекарства, потому что тех либо нет в аптеке, либо отсутствуют рецептурные бланки.

Двенадцать процентов льготников считают, что в сложившейся ситуация с обеспечением лекарствами виноваты власти, 47 % поставили такой работе медицинских чиновников «тройку».

На вопрос «Существует ли нехватка врачей в медицинских организациях вашего региона?», 94 % калининградцев ответили, что в медучреждениях области не хватает врачей всех медицинских специальностей.

Однако сами калининградские медики считают, что медорганизации области либо практически укомплектованы специалистами (75%), либо укомплектованы наполовину (50%).

На «тройку» работу органов власти нашего региона по решению проблем в сфере здравоохранения за последние 4-5 лет оценивают 47 % населения, восемнадцать процентов считают работу властей неудовлетворительной и лишь 29 % считают, что медицинские чиновники справляются со своей работой.

Эксперты «Народной экспертизы» считают, что в калининградском регионе майские Указы Президента в части здравоохранения не выполнены.

28 марта вступил в должность новый министр здравоохранения области Александр Кравченко. Это второй человек после врио губернатора области Антона Алиханова, которому придется разруливать все то, что наворотили за последние несколько лет чиновники от здравоохранения. Пожелаем ему удачи!

Мария МЕДВЕДЕВА,
«Новый караван»

879

Популярное

Глава областного Минздрава Кравченко: «Опасений нет. На работу в Онкоцентр перейдут онкоотделения двух больниц»

Между тем, до торжественного завершения строительства лечебного учреждения остается меньше года...

«У детей рака не бывает». Онкологи Санкт-Петербурга обучили врачей из Калининграда и приняли более 150 ребятишек

«У детей бывают опухоли врожденные, например, опухоль почки, которая закладывается еще внутриутробно. Или гепатобластома, опухоль из печени».

Антошке Калугину из Балтийска опять нужна ваша посильная помощь! Пока еще можно спасти ребенка...

Антону дали два месяца жизни. Два месяца! Господи, ему только семь лет. Но он ничего, кроме больниц, не знает.