Соломон Гинзбург о Приморской ТЭС: «Нет гласности - есть что скрывать!»

10 Мая 2017 14:38
В конце марта текущего года редакцией газеты «Новый караван» и сайта сaravan.su был сделан запрос в адрес руководства строительства Приморской ТЭС.
Причина интереса редакции состояла в том, чтобы не довольствоваться слухами и чужой информацией, а из первых рук получить официальные сведения о будущем производстве…

Вопросов было немного и все они касались только угольной станции.

Например, везде сообщалось, что станция резервная и будет работать только в экстренных случаях. Мы хотели выяснить, что конкретно подразумевалось под экстренными случаями?

За счет кого или чего будет оплачиваться содержание станции и оборудования во время простоя?

Каким образом «вредность» будет компенсирована тем людям, кто вынужден жить по соседству с опасным производством?

Как будет осуществляться защита Калининградского канала и залива?

Какие дополнительные инвестиционные средства и в каком размере потребуются для строительства портовых мощностей?

Ну и, понятно, журналистам «Нового каравана» хотелось официально получить разрешение увидеть строительство своими глазами…

Однако ответ за подписью руководителя направления по связям с общественностью Калининградского филиала ООО «Интер РАО - Инжиниринг» Натальи Ореховой очень разочаровал:

«Вопросы, содержащиеся в информационном запросе редакции газеты «Новый караван», находятся в компетенции Правительства Российской Федерации.

По вопросу № 8 сообщаем, что в соответствии с российским законодательством (Градостроительный Кодекс РФ, «Закон о промышленной безопасности» и подзаконные акты в части охраны труда) недопустимо нахождение на строительной площадке электростанции посторонних лиц».



После получения ответа в стиле «От ворот - поворот», журналисты «Нового каравана» не только сделали информационный материал «Приморская ТЭС. В ожидании гробов. Или «посторонним вход запрещен!», но и воспользовались «советом». Редакция отправила запрос в правительство РФ на имя Д.А. Медведева, а журналисты издания решили узнать мнение о Приморской ТЭС калининградцев, пользующихся авторитетом у жителей области.

Например, бывший депутат областной Думы Соломон Гинзбург уверен, что правду не говорят там, где есть что скрывать. По его мнению, сегодняшняя ситуация по ТЭС идеально совпадает с ситуацией 9-летней давности.

С. ГИНЗБУРГ: - Тогда, один в один как сегодня, чиновники доказывали, что нам нужна атомная станция в Неманском районе. И я как депутат задал несколько вопросов главе «Росатома» Сергею Кириенко.

Если бы у меня сегодня были полномочия депутата, эти же вопросы я задал бы главе Министерства энергетики РФ Александру Новаку, который недавно побывал в области с официальным визитом, но носящим технократический характер: дать указание «Янтарьэнерго», дать указание соответствующему министру в правительстве области.

Никакой встречи с общественностью не было: «Мы подумали и я решил!».

Когда строилась атомная электростанция, туда вбухали полтора консолидированного бюджета калининградской области – 62 миллиарда докризисных рублей.
Кто-то за это ответственность понес?! Никто! А для чего это все делалось?

Приморская ТЭС – социально-значимый проект. 99.99 % жителей области не знают правды. Никто никогда не видел экологической экспертизы. Почему? Потому, что если она будет обнародована, пусть даже «левая», она будет подвергнута тестированию.

Никто никогда не видел технико-экономического обоснования. Почему?
Мне кажется, здесь есть финансово-теневой и политико-теневой резон.

Финансово-теневой. На крупных проектах всегда легко «отмыть», украсть, вложить… Кто это проверял? Кто там будет проверять?

Миллиарды рублей уже вложены в технологии середины прошлого века. Никаких новых технологий с тех пор не придумали. Невозможно придумать что-то новое.
Поэтому проще украсть эти деньги. Макропроекты- это всегда соблазн украсть деньги.

Корр.: - Сырьем выбран уголь Кузбасса. Это далеко, на мой взгляд, невыгодно.

С. ГИНЗБУРГ: - Совсем неслучайно сырьем выбран уголь Кузбасса. Одна избирательная кампания на пост президента России в 2018 году чего будет стоить! Нужны большие деньги для подкупа, для рекламы. Но об этом чуть позже.

Если посчитать, в России найдется 15-20 таких крупных макропроектов, которые не очень нужны людям, но очень нужны политике.

Теперь политико-теневой резон. Откуда будет поставляться уголь? Конечно же, из Кемеровской области, конечно же, Кузбасс. Почти 4 тыс километров. Не будет ли это золотой электроэнергией?!



Корр.: - В конце концов, из Польши или Германии возить значительно ближе, а значит, дешевле.

С. ГИНЗБУРГ: - Кемеровская область на всех выборах во главе с Тулеевым, голосует за Путина на 85-90 процентов. Людям надо давать работу, для этого надо покупать уголь. Нужно укреплять бюджет Кемеровской области.

И тут мы! Очень удобная ситуация. И плевать, что в центре Европы. Плевать что на той территории, где строится ТЭС, самый высокий уровень заболеваемости онкологией. Ситуацию усугубляет нерекультивированная свалка вблизи пос. Космодемьянского, которая должна была быть закрыта еще в начале 2000-х годов.

Поэтому и депутаты от этого округа, единоросы Кесслер и Юспин, против выступать не будут. Действует партийная дисциплина.

У меня нехорошие прогнозы по ТЭС. И с точки зрения сроков, и с точки зрения ущерба. Поэтому я полностью поддерживаю протестное движение.

Корр.: - А почему, на Ваш взгляд, на стройку Приморской ТЭС не пропускают журналистов?

С. ГИНЗБУРГ: - А доступа туда нет, в частности журналистам, потому что не о чем будет написать. Людей насильно не осчастливишь.

Когда в прошлом веке повсеместно строились угольные станции, всегда была массовая подготовка общественного сознания. Люди знали, что они получат. Например, количество рабочих мест. Это была некая компенсация. Потому что уголь, сгорая, всегда загаживает атмосферу.

Сегодня уже понятно, что Балтийской АЭС в Калининградской области не будет. Она не нужна, да и нет денег ее достроить.

На вопрос, нужна ли Приморская ТЭС, не ответит никто. Потому что должна быть опубликована доктрина, концепция энергетической безопасности Калининградской области, если мы повсюду об этом говорим.

Что такое энергетическая безопасность? Это когда мы включаем свет и лампочки начинают гореть. За счет чего? Например, за счет строительства ветряков или мелких ГРЭС, как это было на территории Восточной Пруссии.

Немцы старались очень бережно подходить к вопросу экологии. Поэтому должна быть такая доктрина, в которой должно быть прописано, что будет хребтом безопасности: то ли угольная станция, то ли произойдет чудо и достроится БАЭС. То ли по датскому примеру мы будем строить ветряки. Это дорого, но экологически безопасно. Потому что самый дорогой – это человеческий капитал.

На мой взгляд, строительство ТЭС – это решение циничное, это решение политическое, экономически необоснованное. Это решение антигуманное, потому что, к сожалению, число заболеваний не снижается.

На Балтийскую АЭС пускали по большим праздникам. На приморскую ТЭС, предположу, вообще не будут пускать. Под предлогом архисекретности. Рядовая угольная, резервная станция!

Потому что это циничная конструкция, связанная с обманом населения. Создается еще одна точка социальной напряженности. Если нет гласности, значит, есть что скрывать.

Майя БЛИНОВА

880

Популярное

«Тришкин кафтан» Антона Алиханова
Врио губернатора Антон Алиханов набирает в команду правительства людей сомнительной репутации.
«Жаль, что мало дали». Новый и скандальный зам у Алиханова
Узнав о назначении Ильи Баринова, соцсети резюмировали: «…региональная социалка в надёжных руках».
В Калининграде объявили штормовое предупреждение
Ветер усилится до 27 м/с, волны в Балтийском море поднимутся до 3 м.