Временщики в Янтарном крае или калийная катастрофа

09 Ноября 2016 12:46


Недавно стало известно, что, вполне возможно, скоро исчезнет с карты России курортный уголок, всем известный как Янтарный край. Не исключено, что назовут его тогда Калийным краем. Причем случиться это может довольно быстро, за несколько лет, если здесь развернется фирма «Стриктум» со своей «дочкой» «К-Поташ Сервис» и начнет работу горно-обогатительный комбинат, состоящий из рудника и обогатительной фабрики по производству калийных удобрений. Центром рудника определили поселок Нивенское Багратионовского района, что в 7 километрах от Калининграда.



Калийная отрава уничтожит воду, воздух, почву не только в области, но и на северо-востоке Польши.
 
Нельзя сказать, что месторождение калийных солей было для старожилов открытием. О том, что на территории поселения Виттенберг (ныне Нивенское) есть калийные соли, знали еще немцы в ХIХ веке. Но германцы, все просчитав и взвесив, пришли к выводу, что овчинка не стоит выделки.

Во-первых, слишком опасно внедряться в многочисленные водоносные слои. Их там очень много, и никто не знает, как они себя поведут.

Во-вторых, насыщенность калийно-магниевых солей компонентами для получения необходимого конечного продукта - удобрений сульфата калия и сульфата магния - была очень бедной. Без обогащения такая руда ничего не стоит. Стало быть, надо строить обогатительный комбинат. А это дорого и сложно. В-третьих, залегание руды очень глубокое, а это - тоже дополнительные расходы.

Но самым главным и определяющим фактором отказа от разработок был экологический. Немцы понимали, что будет разрушен уникальный курортный уголок, куда на воды и для отдыха приезжали люди отовсюду. Северо-западная часть Восточной Пруссии издавна являлась курортной. Море, сосны, янтарный песок - не везде есть такие природные сокровища.

Таким образом, забота о чистоте и жизнеспособности территории оказалась решающей. Да и при подсчете экономическая польза от приезда туристов и отдыхающих была значительно больше, чем от продажи бедных калийных солей с последующей потерей уникального ландшафта. После недолгих раздумий идею разработки калийных солей близ Кенигсберга немцы похоронили.

РОЖДЕНИЕ «СТРИКТУМА»


Годы шли, Кенигсберг стал Калининградом. В 1970-х годах наши геологи достали керны в районе Нивенского, а сотрудники Института общей и неорганической химии Национальной академии наук Республики Беларусь провели лабораторные анализы и подтвердили все уже известные характеристики по процентному составу главного компонента в руде - оксида калия. Он составил всего лишь 9-10%. На всех известных и разрабатываемых месторождениях калийный компонент равен 15-30%. Только в этом случае месторождение считается рентабельным, и его можно разрабатывать промышленно.

Более того, нивенскую находку называли проявлениями, а не месторождением калийных солей. Основными компонентами нивенской калийно-магниевой руды являются: галит (поваренная соль), карналлит (двойной хлорид калия-магния), каинит (соль, включающая хлорид калия и магний в сульфатной форме) и кизерит (сульфат магния). Этот непростой и неоднородный состав усложняет переработку руды и удорожает конечный продукт.

Кроме того, эксплуатационные запасы солей колеблются в пределах 211,4 млн тонн, что критически мало для промышленной разработки. Чтобы перевести залежи калийных солей в категорию месторождения для промразработки, нужно, чтобы под землей было не менее 500 млн тонн. Причем залежи в Нивенском состоят из двух частей, получивших названия Нивенское-1 и Нивенское-2. Обе имеют форму линз и плавно перетекают друг в друга. После всех исследований советское руководство тоже решило, что эта затея слишком дорогая, опасная, экологически вредная и экономически не оправданная. Оба нивенских объекта тогда так и не перевели в разряд месторождений. И о калийно-магниевых солях в Нивенском опять долгое время никто не вспоминал.

Но в 2012 г. в Калининградской области вдруг объявился голландский венчурный фонд, которого стала интересовать нивенская калийно-магниевая залежь. В том же году фонд создает в России дочернюю структуру. По сведениям Федерального агентства по недропользованию, право разрабатывать это месторождение полезных ископаемых еще в 2012 г. получило ООО «Стриктум», «дочка» голландской компании Vyrex B.V. ООО «Стриктум» было зарегистрировано 28 октября 2010 г. по адресу: 236022, г. Калининград, ул. Комсомольская, 61. Компании был присвоен ОГРН 1107746882330 и ИНН 7725706808. Основным видом деятельности являются геологоразведочные, геофизические и геохимические работы в области изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы.

Фирма приняла участие в аукционе на право получения лицензий на два участка недр - Нивенское-1 и Нивенское-2, а к тому времени эти залежи уже официально получили статус «горные отводы». Перевод из одного статуса в другой не может быть осуществлен механически и одномоментно. Этому должны предшествовать глубокие и длительные геологические исследования. Таких работ нивенчане не видели. Где-то тихо произошел «кабинетный» перевод залежей полезных ископаемых из одного разряда в другой. А это явное нарушение. Кто это сделал? Не ясно…

Но говорят, что руку приложили голландцы, то есть фирма «Стриктум», которая выиграла конкурс и получила обе лицензии с правом по статусу горного отвода провести геологическое изучение недр с «одновременной или непосредственно следующей за ним добычей полезных ископаемых». По сути, статус «горный отвод» практически равен статусу «месторождение». Отличие у них только в размерах лицензионных площадей.

НЕЛЬЗЯ, НО ЕСЛИ ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ, ТО МОЖНО


Между линза Нивенского-1 в основном находится непосредственно под территорией поселка Нивенское. Тут жилая зона, и проводить геологоразведочные работы нельзя. Но «Стриктум» нашел выход: он выкупил складскую территорию ООО «Лукойл-Калининградморнефть», которая располагалась в центре поселка и имела статус промышленной зоны. Лукойловская «дочка» складировала там нефтепромысловые трубы.

В один прекрасный день жители поселка Нивенское увидели странные сооружения на складской базе и большую суету. А в округе стали появляться буровые вышки. Естественно, задались вопросом: чем грозит нивенчанам эта производственная деятельность? И выяснили у профессиональных специалистов - химиков, геологов, горняков, что впереди у их поселка мрак и опустошение, ведь фирма планирует построить горно-обогатительный комбинат и смежные с ним производственные объекты, и что Нивенское по факту оказывается внутри производственной территории комплекса ГОКа. Хотя по действующему законодательству санитарно-защитная зона между предприятием и ближайшим к нему жилым домом должна быть не менее 1000 метров. Сейчас на территории участка недр Нивенское-1 ведутся подготовительные работы.

Сегодня в соответствии с проектом ГОКа санитарно-защитная зона составляет 300 метров. Это немыслимо. Ближайший к промзоне жилой дом расположен в нескольких десятках метров. Не было еще в мире примера, чтобы горно-обогатительный комбинат со всем своим производственным комплексом - рудником и обогатительной фабрикой - возникал в жилом населенном пункте. Для ГОКа должна выделяться отдельная территория, где строятся объекты инфраструктуры рудника и обогатительной фабрики. А в отдалении от них уже проектируется рабочий поселок для всех специалистов.

Сейчас, например, в Волгоградской области возводят комбинат по добыче калийных солей. Там даже рабочий поселок будет в 20 километрах от промышленной зоны. А поселок Нивенское в силу каких-то загадочных схем оказывается внутри комбината. Но при этом официально-властные органы говорят, что проект строительства рудника соответствует санитарно-защитной зоне, потому что располагается на бывшей промышленной площадке «Лукойла». Но от склада труб вреда не было. «Лукойл» не углублялся на этой территории в недра земли, как это делает «Стриктум» со своей «дочкой».

Заявления о том, что данная производственная площадка подходит для рудника - это верх цинизма, считают жители Нивенского. Но фирма игнорирует все аргументы нивенчан и заявляет, что по закону владеет промышленной территорией, которая находится внутри поселка Нивенское. Налицо манипуляция термином «промзона» в свою пользу. Жители требуют провести новую госэкспертизу этой территории. «Стриктум» против, т.к. специально раздробил свои объекты по всей территории поселка, чтобы не выносить их за 1000 метров от жилых домов. Жители понимают, что петля с каждым днем затягивается все туже. Ведь уже через 6 лет, как обещает Яковлев, калийную соль начнут грузить на суда, и она просто убьет Янтарный край. Правда, глава «Стриктума» так не считает и рисует совсем другие картины.

РАЙ ОТ «СТРИКТУМА»


На «Деловом завтраке» в редакции «РГ», который состоялся в 2014 г., генеральный директор компании «Стриктум» Павел Яковлев рассказал о планах фирмы и богатом будущем Янтарного края, построенном на добыче калийной соли. Он заявил, что «месторождение в отличие от одно-, двухслойных сильвинитовых российских и белорусского месторождений имеет 4 продуктивные прослойки калиево-магниевых руд - каинита, карналлита, галита и кизерита». Правда, уже тогда признал, что инвестиции в любой калийный проект огромны, риски значительны, сроки от начала строительства шахты до промышленной добычи длительны.

При этом Яковлев уверял, что рудник ничем не будет отличаться от других, за исключением значительно меньшей площади фабрики, а часть руды вообще не требует обогащения. Что поваренная соль практически готова к употреблению, ее только нужно размельчить и сепарировать, и можно пускать как на пищевые, так и на технические цели - на водоподготовку (для очистительных систем, водоканалов, ТЭЦ), а также для приготовления медицинских физрастворов.

Половина добытой руды после обогащения пойдет на продажу, другая часть и побочные продукты обогащения в качестве строительного материала будут использованы для обратной закладки с целью укрепления отработанных забоев и камер. Первая продукция - галит - будет выдана минимум на год раньше, в ходе обустройства околоствольных парков. В бизнес-плане, посчитанном по минимуму, ежегодная мощность производства составит 2,243 млн тонн, из них сульфат калия и пищевая соль - по миллиону тонн, сульфат магния (кизерит) - 43 тыс. тонн, хлормагнезия - 200 тыс. тонн.

Яковлев пояснил, что рудник - это «айсберг», у которого почти все производство сосредоточено под землей. На поверхности расположатся всего 5-10% инженерных и промышленных конструкций: копры, вентиляционная станция, трансформатор, склады руды и два небольших цеха - по дроблению, сепарации и упаковке поваренной соли. Под землей будет сооружен целый завод. Сама шахта будет состоять из двух стволов - клетевого и скипового.

Первый, технологический, предназначен для вентиляции, электричества, спуска и подъема людей и инструмента, второй - для подъема добытой руды и спуска пустой породы. Толщина продуктивного слоя - от 20 до 40 метров, имеет 4 рудные прослойки. Чтобы отработать все слои, начинать нужно с верхнего, после его выработки заполнить пустоты породой, забетонировать и только после этого уходить вниз. Если сверху оставить пустоту, при выработке нижнего слоя «потолок» рухнет.

По его словам, технология строительства шахтных стволов за последние 40 лет шагнула далеко вперед. Перед тем как начать проходку, земля морозится до минус 40 градусов на глубину водоносных горизонтов, потом - проходка и армирование, тампонаж и гидроизоляция ствола, после чего заморозка снимается. При оттаивании, если потребуется, воду химическим путем превращают в желе. «Сейчас в Норильске компания, которую мы рассматриваем в качестве подрядчика, строит по такой технологии ствол глубиной почти два километра», - объяснял Яковлев.

ДЛЯ КОГО БУДУТ ДОБЫВАТЬ КАЛИЙ


Сульфат калия пойдет в Европу, Юго-Восточную Азию, Южную Америку. Уже подписаны протоколы о намерениях с тремя крупными трейдерами на 2020 г. Грузить сульфат калия будут в порту на суда «река-море» дедвейтом 1,5-2 тыс. тонн и доставлять его в любую точку Европы, включая речные порты, выигрывая конкуренцию с немецкой компанией К+S, расположенной в центре Германии. По поставкам пищевой соли на Северо-Запад России, в страны Прибалтики и Польшу «Стриктум» будет конкурировать с украинскими и белорусскими производителями.

По уверениям Яковлева, капиталовложения в проект составят не менее 30 млрд руб., но «точно будет известно, когда перережем ленточку». Только на строительство рудника потребуется более 19 млрд руб. «Это средства нашего учредителя - Vyrex B.V., дочернего предприятия частного инвестиционного голландского фонда. Проект очень капиталоемкий, вполне возможно, что к его реализации в перспективе могут быть привлечены и другие инвесторы. Пока же потребности в финансировании полностью закрываются нашим учредителем, схема финансирования подписана до 2016 г.», - сказал он.

По его словам, в ноябре 2013 г., после проведения сейсмической и электромагнитной разведки, бурения скважин, исследования горных пород окончательно сформировалось техническое и коммерческое решение - руднику быть. Яковлев пообещал, что «терриконов, состоящих из глино-солевой смеси, как в Солегорске (Белоруссия) и Березняках (Пермский край), в Калининградской области не будет», что все будет чисто и красиво. Вот такая красивая сказка…

ПЕЧАЛЬНЫЙ ОПЫТ РАЗРАБОТОК


Народ не поверил в светлое калийное будущее. Блогер Захаров проделал титаническую работу, собрав сведения о судьбе калийных месторождений в пределах бывшего СССР. Во-первых, он рассказал о трудовом пути нынешнего главы фирмы «Стриктум» Павла Яковлева. По его данным, Яковлев - бывший сотрудник российского концерна «ЕвроХим», который тоже занимается добычей и переработкой калийной соли. Что случилось после того, как Яковлев поработал в курортном Туапсе, уже хорошо известно.

Как свидетельствовали жители приморского города, именно монополист «ЕвроХим» в 2008 г. начал строительство терминала для погрузки на суда калийных удобрений - прямо под боком у курортного Туапсе. Бизнесмены обещали «соблюдать все экологические нормы». Жители поверили. Однако уже в ходе стройки предприниматели тихой сапой сократили санитарную зону вокруг терминала с 2000 до 20 метров. А 15 марта 2010 г. провели пробную погрузку. Что именно засыпали работники «ЕвроХима» на турецкий сухогруз - является тайной до сего дня. Но результаты этой операции известны.

Вот что писали тогда в местной газете: «Случился выброс ядовитой пыли. Народ хлынул в поликлиники и больницы. По одной из версий, врачам запретили ставить истинный диагноз, люди лечились от «аллергии», на деле же у некоторых наблюдались даже язвы на коже, удушье и пр. Двое из пяти рабочих терминала скончались. Умер также 65-летний матрос с буксира, стоявшего рядом с пирсом. Мертвых дельфинов, рыбу и чаек стали находить даже вблизи Сочи, куда они выносились течением». Экологи и рядовые граждане не смогли ничего отсудить у «ЕвроХима». Не помогли и многотысячные митинги.

Бывшего курортного города Туапсе теперь на карте России уже нет. Есть калийная грузоперевалка - порт Туапсе. Хватило нескольких лет, чтобы загубить уникальную часть Черноморского побережья. В России таких теплых морских уголков можно по пальцам пересчитать. Туапсе было одним из них. Но не пощадили… Теперь там курортников нет. Жители уезжают, так как «вонь» из порта никому не дает жить. Славно поработав в Туапсе, Яковлев прибыл в Калининград - с более грандиозными планами.

ПЕРЕЧЕНЬ КАЛИЙНЫХ КАТАСТРОФ


Между тем жители Нивенского вникли во все нюансы своего будущего. Безотходного калийного производства в мире до сих пор нет! Специалисты им объяснили, что основными отходами процесса производства калийных удобрений являются солевые, галитовые, глинистые шламы, сточные воды и минерализованные рассолы шламохранилищ и рассолосборников, отходящие газы со стадии сушки.

Существующие методы утилизации пока не могут решить проблемы ликвидации отходов. Значительная часть их не находит применения и складируется. Наибольшее распространение получило складирование в отвалы. Практикующаяся в последнее время обратная закладка твердых отходов в отработанные пространства шахт не может решить проблему, т.к. закладывается лишь их малая часть - 10-15%. Возможно еще подземное захоронение и растворение отходов с последующей закачкой полученных рассолов в подземные горизонты. Это уже неизбежное зло и экологическая катастрофа. Причем без учета всяких аварий. А аварии у нас не такая уж редкость.

Достаточно вспомнить, с какой периодичностью происходят провалы в том же Пермском крае. В Березниках первое обрушение шахты произошло в 2006 г. Затем в 2007 г. под землю провалились участок железнодорожного полотна и несколько жилых домов. В 2010-м возникла воронка у железнодорожной станции. Следом, в 2011 г., провал образовался прямо у старого здания управления шахты. За 6 лет 4 провала. Березниковцы ждут следующего. Народ из города бежит.

Рядом братская Беларусь, где тоже добывают калийную соль. Там в Солигорском районе гигантские отвалы - отходы производства. Горы отравы в некоторых местах буквально подступают к жилым домам. Официальные белорусские экологи сообщают, что «система добычи калийных солей значительно изменила природные ландшафты Солигорского района. Здесь наблюдается просадка земной поверхности, деформация пород над горными выработками и под солевыми отвалами, отмечается повышенная сейсмическая активность. В результате добычи калийной соли под отвалами извлеченной из недр породы оказались плодородные суглинистые почвы, а стекающие с отвалов дождевые и талые воды представляют опасность как источники загрязнения грунтовых вод». Просадка земель на территории ПО «Беларуськалий» прослеживается на площади 120-130 кв. км!

Кстати, подобная история уже случилась на Украине, в Ивано-Франковской области. Там тоже добывали калийную соль, а после окончания работ захоронили отходы. В конце 2013 г. произошла экологическая катастрофа. Захоронение дало трещину, из которой в сутки вытекает от 860 до 1300 кубометров ядовитой жидкости. Отходы попадают в ближайшую речку Сивку, а затем в Лемницу, которая обеспечивает питьевой водой город Калуш и близлежащие села. А там уж и в Днестр. В общем, скоро в зоне бедствия окажутся населенные пункты не только Украины, но и Молдавии и Румынии. Кроме того, может погибнуть вся речная флора и фауна Днестра. Днестр, как известно, впадает в Черное море.

Так что жители Калининградской области имеют прекрасные шансы оставить своим детям и внукам «богатое» наследство. «Стриктум» со своей «дочкой» «К-Поташ Сервис» и Яковлев намерены хозяйничать в Калининграде 50 лет - на столько, по их подсчетам, хватит запасов калийной соли. Потом якобы они все приведут в порядок, отходы захоронят в старых шахтах, и ландшафт станет лучше прежнего. Но люди понимают, что дедушка Яковлев до того времени вряд ли дотянет (пожелаем ему здоровья). Хотя при его деньгах, полученных в ближайшие годы от разоренного Нивенского, он сможет при заместительной медицине протянуть долго. А вот его дети и внуки точно не будут жить в отравленном Калининграде. Они благополучно переселятся в Майами или на Лазурный берег опять же на деньги, полученные за загубленную природу Янтарного края. А калининградцы останутся на своей загубленной земле.

Блогеры уже саркастически шутят, что к тому времени здесь построят много онкоцентров, расширят кладбища, будут бесплатно выдавать вазелин аллергикам и зеленку астматикам, которые смогут здесь выжить. Ни рыбы, ни птиц, ни зелени здесь уже не будет. Только отравленная пустыня - как везде, где добывают калий.

РАЗРУШЕНИЕ ВОДНОГО СЛОЯ


«Менеджеры компании убеждают нас, что будут использованы новейшие технологии разработки рудника, что не будет шламохранилищ, солеотвалов, негативного воздействия на экологию, - говорит Ирина Егорова, инженер-гидрогеолог. - Они ссылаются на какие-то ноу-хау, которые никому в мире до настоящего времени не известны. И нашему поселку якобы выпала большая честь впервые их испробовать. Мы не настолько наивны, чтобы поверить в эти безопасные таинственные технологии».

Инженер-гидрогеолог подтвердила, что «глубина залежей рудного тела в Нивенском от 1200 метров, что уже нерентабельно». Калининградская соль очень бедная. По объемам залежей - небольшая. Но главное: под Нивенским недра настолько водонасыщены, что имеют более 40 водоносных горизонтов на разных глубинах. Компания намерена огромные объемы вреднейших химических растворов, появившихся в результате обогащения руды, утилизировать через какие-то глубокие водоносы, которые, мол, не принесут вреда Балтийскому морю. «Лично я как гидрогеолог в этом сомневаюсь, - сказала Егорова. - В качестве еще одной приманки компания убеждает всех, что будет производиться такой попутный продукт, как пищевая поваренная соль. Причем нивенская порода якобы такова, что пищевая соль уже готова к употреблению. Опять ложь. Если рассуждать серьезно, то для выработки пищевой поваренной соли из калийно-магниевой руды необходимо строить отдельный солеваренный комбинат со всей инфраструктурой и применять сложнейшие технологии очистки соли». Вопросов очень много, и ни на один из них нивенцы не получили ни одного профессионального убедительного ответа.

Бывшая жительница Березняков, переехавшая в Нивенское из Пермского края, выступавшая на собрании 28 марта, утверждает, что сегодня питьевую воду в Березняки возят, т.к. в радиусе 30 км питьевой воды нет, как и рыбы.

МНЕНИЯ ЖИТЕЛЕЙ НИВЕНСКОГО


Жители Нивенского считают, что для Калининградской области актуально развивать туризм, что деньги от туристического бизнеса фактически на дороге валяются. Нужно только не лениться их «подбирать». Где-то для привлечения туристов придумывают лохнесское чудо и хорошо на этом зарабатывают. На Вологодчине на пустом месте губернатор Позгалев создал золотую жилу - «Царство Деда Мороза». И Великий Устюг процветает. А в Янтарном крае ничего не нужно выдумывать, здесь масса интересного на виду.



Но пока в Нивенском все изменилось в худшую сторону. Дороги быстро разрушились, потому что по внутренним дорогам постоянно ездят многотонные грузовики. И никто из жителей Нивенского не видел, чтобы кто-то из «Стриктума» подсыпал хоть одну лопату асфальта на разбитую дорогу. Нивенчане боятся за своих детей, т.к. когда они идут в школу, то вынуждены скатываться на обочины в грязь, чтобы их не сбил бесконечно идущий транспорт.

Жители Нивенского - пока единственные, кто активно выступает против рудника, и удивляются остальным жителям Калининградской области, потому что проблема с деятельностью будущего комбината напрямую затрагивает здоровье всех их. Но это еще не все. Свое слово скоро скажут приграничные соседи.

Больше всего деятельность рудника, скорее всего, затронет интересы граждан той части Польши, которая соприкасается с Калининградской областью. Азбука горных разработок состоит в том, что вредное воздействие химреагентов при добыче калийных солей распространяется в радиусе 100 км. Кроме курортов Калининградской области в отравленный круг попадают Поморское и Варминьско-Мазурское воеводства Польши. Последнее - это жемчужина Польши, которой все поляки очень гордятся. Нивенский ГОК ее «накроет».

Неужели об этом никто не подумал? У нас и так постоянно возникает «непонимание» с Польшей. А если с нашей стороны калийная отрава пойдет на польскую сторону, то - к гадалке не ходи - большой международный скандал гарантирован. Нам это нужно?



«НАЕЗДЫ» НА ПРОТИВНИКОВ


Осознав свои перспективы, жители поселка стали активно сопротивляться планам фирмы «Стриктум». Создали инициативную группу, чтобы спасти свою землю и поселок. Пока в этом сопротивлении не особо преуспели. «Стриктум» напирает на то, что он привлек инвестиции, создает рабочие места и деньги из прибыли пойдут на благо жителей. Но уже сейчас понятно, что все это только слова и обещания. Работать на руднике будут гастарбайтеры, а в руководстве - люди пришлые. Ну а деньги пойдут в карман тех, кто выстроил всю эту подозрительную схему строительства рудника.

Член инициативной группы Игорь Славский сказал, что «тот беспорядок, который они здесь навели, не соответствует обещаниям о золотом будущем поселка». «А кто им мешает уже сейчас делать чудо? - задавался вопросом Славский. - Для начала пусть приведут хотя бы в порядок то, что разрушили». Но компания обещает делать все лишь на условиях софинансирования. Руководство открыто говорит, что заниматься благотворительностью «Стриктум» не собирается. «У нас есть основания полагать, что в итоге никакого вкладывания в социальное развитие поселка компания делать не будет», - уверен Славский.

Против инициативной группы идут «наезды» везде и всюду. Жительнице поселка Владимирово Багратионовского района Альбине Аневой, матери троих детей, которая вышла летом 2015 г. на одиночный пикет возле здания областного правительства, полицейские порвали паспорт и нанесли телесные повреждения. Анева рассказывала, что тогда довольно быстро приехал руководитель какого-то из подразделений полиции на черном «Мерседесе» и стал в грубой форме требовать завершить пикет. По его приказу полицейские отобрали плакат «Строительство калийной шахты - угроза Калининградской области», пытались затолкать ее в служебный уазик.

На крики о помощи никто из облправительства не отреагировал. Только председатель Общественной палаты Калининградской области Тамара Кузяева, которая проводила прием населения в одном из кабинетов областного правительства, пыталась за нее заступиться. «Она кому-то звонила, а потом пыталась объяснить служителям закона, что Анева угрозы никакой не представляет. В результате я осталась с синяками, без плаката, с порванным паспортом», - пояснила противница строительства горно-обогатительного комбината в Нивенском Альбина Анева.

НЕРАВНАЯ БОРЬБА


Баннеры жителей, призывающие прекратить стройку в поселке, сразу же срывают крепкие парни. А с теми, кто пытается этому сопротивляться, обходятся жестко. Не щадят даже детей. Противостояние сторон приняло затяжной характер, которое длится уже почти два года. За это время в его орбиту вовлеклись многие инстанции: региональное правительство, прокуратура и депутаты Калининградской области, Роспотребнадзор, Генеральная прокуратура России и др.

Сегодня расклад противостояния такой: «Стриктум» побеждает. У фирмы в арсенале борьбы большие деньги, обширные и высокие связи на разных уровнях - от федерального до муниципального. В прессе постоянно появляются публикации, выставляющие противников рудника ретроградами, которые хотят помешать прогрессу и обогащению области. Мол, рудник - это рабочие места и деньги. А сейчас, как написал один из апологетов стройки, «Нивенское - это чистенько, но бедненько». И что особенно возмущает жителей - это покровительство чиновников столь губительному для Янтарного края проекту. Все хорошо понимают, каким образом достигнуто это покровительство.

Между тем жители Нивенского могут сопротивляться, применяя только предусмотренные законом формы. А это просьбы, сбор подписей против строительства рудника, ссылки на закон, письма в разные инстанции. Вот и весь арсенал, который чиновники успешно игнорируют. Митинги и протесты надо согласовывать с администрацией, которая на стороне «Стриктума», т.к. фирма вроде бы создает «привлекательную инвестиционную составляющую края». Что будет с несогласованным пикетом, свидетельствует печальный опыт Аневой.

КТО ПОЛУЧИТ ПРИБЫЛЬ


Странно, что жители Калининграда, которых это затронет в первую очередь, молчат и не протестуют. А у них вся область всего-то 150 на 200 км. Неужели за 70 лет с тех пор, как они здесь поселились и где выросли их дети, эта древняя славянская земля так и не стала для них родной? Неужели им все равно, чем они скоро будут дышать? С каким запахом будут калининградские ветры?

То ли по-прежнему воздух будет свежим и хвойным, каким они дышат еще сегодня, если стройку рудника остановят. Или ветер, обдувающий город после начала работы рудника, будет насыщен калийно-соляной «вонью» - в чем окончательно убеждены жители Нивенского. Больше всего возмущает нивенцев позиция власти. Теперь они убеждены, что те чиновники, кто принимают положительное решение по строительству руднику, - временщики, которым все равно, что будет с их курортным краем.

Но самое загадочное стало выплывать в последнее время. Теперь уже ясно, кто планирует получать прибыль и деньги от продажи калийных удобрений. Их много… Наряду с голландцами обозначилась масса других людей и фирм, связанных со строительством рудника в Нивенском. Кроме фамилий состоятельных калининградцев в этом списке много граждан Литвы и других стран. Очень активно на этом поле играют наши братья белорусы во главе с миллиардером Чижом, которого считают «кошельком» белорусского батьки. Нивенцы подтверждают, что машины с белорусскими номерами уже перепахали все нивенские дороги.

Есть еще одно подозрение у жителей поселка-заложника. Ввиду того что калийно-магниевое проявление здесь бедное, сложное и глубокое и есть большие проблемы с утилизацией огромного количества отходов, они думают, что тут разыгрывается мошенническая афера по отмыву и хищению в том числе государственных денег. Что «Стриктум», который уже успел передать лицензию на разработку месторождения своей «дочке» под названием «К-Поташ Сервис», всего лишь покопается пару-тройку лет в нивенской земле, отмоет деньги на строительстве и уйдет, оставив после себя разорение и целый букет экологических проблем.

Что-то слишком много вопросов возникает в связи с этим калийным проектом. И уже два года ни одного вразумительного ответа.

Елизавета ДОМНЫШЕВА

Источник: ПолитЭкономика.ру

396

Популярное

Про выходные и рабочие дни в апреле и мае 2018 года
Роструд: одна из апрельских суббот станет рабочей из-за переноса праздничных дней
Корабль «Космонавт Виктор Пацаев»: музей или фешенебельный бордель?
НИС «Космонавт Виктор Пацаев» реализуют как непрофильный актив.
Королевский замок в Калининграде через пять лет будет поздно восстанавливать!
Кстати, фанаты ЧМ-18 могут упасть в раскоп Королевского замка. Кто ответит?