Снести или сделать памятником?

25 Августа 2016 07:36

Самые «молодые» памятники архитектуры Калининградской области датированы 30-ми годами XX века и по своему происхождению нам не принадлежат: практически все наследие области «рождено» во времена Восточной Пруссии. Здания, построенные после того как Кенигсберг стал советским городом, еще не внесены в перечни объектов культурного наследия региона. Однако скоро области исполнится 70 лет, и пора задуматься над тем, что мы - завоеватели - оставим «на долгую память» своим потомкам. Какие из зданий, возведенных в советскую эпоху и современное время, заслуживают называться памятниками истории и культуры? Многие калининградцы могут назвать только один адрес - Дом Советов. 




Вы можете провести такой эксперимент самостоятельно. Спросите у друзей, какой дом «родом из СССР» в Калининграде они бы признали памятником. Уверена на 90%, что большинство ответов будут повторять друг друга - Дом Советов. Он интересен и с архитектурной точки зрения, и своей историей возникновения. Это действительно детище эпохи, ее символ.


ГАРАНТ СОВЕТОВ


Идея воздвигнуть в Калининграде великое здание, утверждающее собой советскую власть в бывшем «логове фашистского зверя», принадлежала первому секретарю Калининградского обкома КПСС Николаю Семеновичу Коновалову, который занимал этот пост в течение 23 лет - с 1961 по 1984 годы. «Утвердить на Королевской горе власть Советов!», - таким был девиз времени, и в 1967 году развалины Королевского замка, «оплота прусского милитаризма», были взорваны. Рядом с ними и началась стройка века. Главным архитектором и автором проекта Дома Советов был Юрий Александрович Моторин (ушел из жизни в марте 2014 года. - Прим. авт.). Вместе с сильной командой он работал под руководством директора творческой мастерской ЦНИИЭП им. С. Мезенцева - Центрального научно-исследовательского и проектного института жилых и общественных зданий - Юлиана Львовича Шварцбрейма.
Предполагалось, что в здании разместятся все чиновники города по принципу современного «одного окна». Южную башню, которая «смотрит» на Преголю, выбрал для себя обком партии - все-таки сторона солнечная, потеплее. В Северной башне, что «лицом» на Нижнее озеро, планировал обжиться облисполком. Многие чиновники заранее знали, где будут расположены их кабинеты, - пожелания учитывались при проектировке. Так, например, в стилобатной части Дома Советов (общая цокольная часть здания. - Прим. ред.) должна была разместиться приемная самого Коновалова.


ВСЕСОЮЗНАЯ СТРОЙКА


По большому счету, в строительстве Дома Советов участвовал - так или иначе - весь Советский Союз. «Это был довольно сложный объект, а в те времена даже простые шурупы были в дефиците. Но для Дома Советов старались поставлять самые лучшие материалы», - рассказывает Николай Мартынович Брусков. Он участвовал в «великой стройке» с самого ее начала - момента, когда начали рыть котлован, и прошел путь от простого мастера до начальника участка. К слову, спустя десяток лет рабочие стали называть между собой Дом Советов «Домом сержанта Брускова» - по аналогии со знаменитым сталинградским домом сержанта Павлова, оборона которого вошла в учебники отечественной истории.
По словам Брускова, на калининградскую стройку привозили специальную фанеру из Финляндии: опалубка, изготовленная из нее, позволила отлить такую поверхность из бетона, что гладкость ее можно сравнить с полированным столом. С подмосковного завода, построенного специально «под Олимпиаду-80», поставляли дерево-алюминиевые окна. «Такие рамы начинают устанавливать в Калининграде только сегодня, и то не везде. Тогда же это была самая лучшая продукция!», - рассказывает Валерий Макаров, сегодня гендиректор ЗАО «КалининградСтройИнвест холдинг», а в те времена - прораб на строительстве Дома Советов (Макаров «пришел» на объект в 1979 году. - Прим. авт.). Из Воронежа приходили алюминиевые витражи, из белорусского Молодечно - металлоконструкции, из Новгородского строительно-монтажного управления приезжали подрядчики. «Через Дом Советов прошли практически все выпускники строительного факультета Грозненского нефтяного института, - рассказывает Валерий Макаров. - Молодых специалистов на эту стройку направляли каждый год, они начинали с мастеров, постепенно «росли». Их сменяли другие бригады… Так что Дом Советов - это еще и кузница кадров». 




Вячеслав Викторович ГЕННЕ, главный архитектор Калининграда: 


- Многие из нас оценивают окружающее стереотипно, полагая, что у здания должен быть сложный фасад - весь в изразцах, лепнине, резьбе по камню. Но объектом культурного наследия может стать любой объект, связанный с историей, культурой. 

Вот пример. В начале XX века немецкие архитекторы - с целью экономии средств - «перешли» на плоские крыши. К разработке домов по новому формату подключили даже гигиенистов, которые подтвердили, что кухни могут быть небольшими, метров по 10. Все это вызвало ожесточенную критику в обществе. Но именно так образовался один из актуальных сегодня стилей в архитектуре - баухауз. Вряд ли кто-нибудь тогда предполагал, что баухауз станет культурным наследием, появится музей этого стиля, куда будут приезжать люди со всего мира. А ведь, напомню, поначалу к этому относились как к временному явлению в архитектуре.

В Калининграде лучшими представителями стиля баухауз, или конструктивизма, являются здания Областной библиотеки (прежде Прусского государственного архива, архитектор Роберт Либенталь), технического колледжа на ул. Ген. Озерова (раньше здесь была Высшая школа торговли, построенная по проекту архитектора Малвица), Дома офицеров на ул. Кирова (бывшая восточно-прусская ремесленная школа для девушек, архитектор Ганс Хопп). Эти здания, к слову, включены в перечень объектов культурного наследия. 

Считаю, что если довести до ума наш Дом Советов, он вполне мог бы стать объектом культурного наследия как пример брутализма в архитектуре. В здании есть элементы и конструктивизма, и супрематизма. Кстати, встречал его фотографию на одном из английских сайтов. Там создан перечень зданий под таким девизом: «Если вы хотите увидеть лучшую советскую архитектуру, вот ее образцы!». Дом Советов у нас один. В области много зданий в барокко, готике, классицизме, фортификационных и культовых объектов, вилл, а Дом Советов - уникален! Поэтому считаю важным его сохранить. 

Кроме того, стать объектом культурного наследия может памятник героям Первой мировой войны, открытый недавно на Гвардейском проспекте.  




ПРОЧНОСТЬ НА ВЕКА


«Стройка века» началась в 1970 году, когда экскаватор зачерпнул первый ковш земли из котлована. Строительное управление № 424 «Балтгидростроя» изготавливало свайное поле: под Дом Советов «забили» 1148 свай. «Их покрыли сплошной монолитной плитой толщиной примерно в 1,2 метра, - рассказывает Николай Брусков. - Таких надежных фундаментов не найти! Из плиты «вырастают» четыре ядра жесткости - монолитные, с армированием, металлоконструкциями».
Те «башенки» на крыше Дома, что видны издалека, это и есть те самые ядра жесткости. В них проходят лифтовые «колодцы» - в здании 8 скоростных пассажирских лифтов и один технический. Все узлы в здании «замоноличены» бетоном, защищены от коррозии. «Здание простоит не один век, в этом можно быть уверенным, - говорит Валерий Макаров. - Там колонны из листовой стали от 30 до 40 мм. Прочность конструкции такова, что сверху можно еще один Дом Советов поставить. И разрушить это практически невозможно. Простоит столько же, сколько простояли тевтонские замки».


ЗАМЕР НА 95%


Николай Брусков рассказывает, что во время раскопок котлована рабочие «вскрыли» настоящую артезианскую скважину. «Вода из нее изливалась чистейшая, как слеза. Но ничего не оставалось, как затампонировать скважину…» - говорит Брусков. Конечно, недобрым предзнаменованием этот случай считать не хочется. Однако все, что происходило с Домом Советов в дальнейшем, просто стечением обстоятельств тоже не назовешь. Вроде бы, прекрасный объект - а до сих пор словно «мертворожденный».
По словам Валерия Макарова, возводился Дом Советов довольно быстро. «Работали в три смены, круглосуточно, и не останавливались даже зимой, хотя в те времена морозы стояли серьезные, до 20 градусов. Просто добавляли в бетон специальные вещества, и на качество строительства погода не влияла», - рассказывает Валерий Михайлович. Работы тормозили только перебои с финансированием. Без особого объяснения причин из проекта «вышел» Обком партии, все денежное бремя легло на Облисполком.
«К 1991 году здание было готово на 95%, - сообщают Макаров и Брусков. - В Северной башне была полностью готова внутренняя отделка, настелен паркет и наклеены обои. Уже как два года в Доме работало отопление, были смонтированы лифты. В Южной башне оставалось только положить полы, и объект был бы готов к сдаче в эксплуатацию».
Но случился 1991 год. Советский Союз рухнул, и Дом Советов - после 20 лет строительства - остался «сиротой». 




Юрий Иванович ЗАБУГА, архитектор: 


- Калининград - провинциальный город, и выбрать среди построек советской эпохи что-либо, заслуживающее звания объекта культурного наследия, довольно сложно. 

Как правило, здесь реализовывались типовые проекты, которые изготавливались в Москве или Ленинграде. Наши же институты занимались в основном привязками «столичных» проектов к местности. «Получить» здание по индивидуальному проекту для Калининграда было равносильно выигрышу в лотерею - так редко встречались такие сооружения. Поэтому в архитектурном плане город не продвинут, к сожалению. Среди того, что появилось здесь в те времена, я бы отметил здание ресторана «Ольштын», Дом профсоюзов, спорткомплекс «Юность», по-своему интересно здание ГТРК «Янтарь». 

С другой стороны, советская эпоха ценится историками архитектуры и искусствоведами высоко. Для выражения идеи тогда имелся категорический минимум средств. Образно говоря, выдавали 10 одинаковых кубиков, и как из них сделать 10 разных зданий? Голову надо было сломать, чтобы здания имели свой собственный облик, а вся композиция выглядела эстетично. Так что советская архитектура - это архитектура высокого качества. 

Дом Советов - закономерное детище своего времени. Это не просто здание - это центр, сгусток коммунистической идеологии, «гнездо» партии. Я назвал бы этот стиль «архитектура советского жизнеутверждающего общества». Смотрится здание монументально: пересечение плоскостей, пространства между пилонами, брутальность. 

Много символизма: с одной стороны - праздник, величие, а с другой стороны - бам! и эти два пилона, как два обелиска… Очень интересный объект, этого нельзя отрицать. Но вот в чем мистика: если бы русские войска не захватили Кенигсберг, аналогичное здание здесь все равно появилось бы! Оно даже было запроектировано - здание примерно такого же масштаба, только располагаться оно должно было метров на 400 севернее, на дамбе между Верхним и Нижним озером. Проект Дворца труда датирован 1938 годом, а реконструкция всего центра города должна была реализоваться в течение 20 лет. 

Нет ли в этом мистической параллели? Ведь Дом Советов так и не завершен после 20-летнего строительства. Он наше проклятие и наша карма: 25 лет стоит он, смотрит на нас черными пустыми окнами - как Вий с поднятыми веками, и ничего мы с ним сделать не можем…  




УМРЕМ, НО НЕ СДАДИМ


«Между собой мы в шутку называли наш долгострой «Домом сержанта Брускова», еще и девиз придумали: «Умрем, но не сдадим!» (в эксплуатацию. - Прим. ред.) - улыбается Николай Мартынович. Так и вышло: после внезапного «замирания» 20-летней стройки Дом Советов до сих пор - а это еще 25 лет - не нашел своего рачительного хозяина. В начале 90-х его, по словам Макарова, приобрела некая фирма, зарегистрированная в Панаме. После ее разорения Дом хотели забрать то город, то область, но вскоре владельцем - за довольно смешную сумму - стала московская компания. Она так и не начала эксплуатировать здание, и судебные тяжбы по признанию сделки незаконной длятся не первый, и даже не третий год. Периодические всплески интереса к Дому Советов сменяются призывами его снести. Вот и губернатор Николай Цуканов одно время придерживался такой позиции - убрать этот «позор» с лица Калининграда... Между тем, если рассматривать строение с чисто экономической точки зрения, это один из выгоднейших объектов. Внутри могут разместиться офисы, гостиница, конференц-залы, рестораны, СПА-центры, магазины. «Внутренние стены и перегородки убираются без ущерба для конструкции. Дому просто нужен хозяин», - уверены Брусков и Макаров. По оценке Валерия Михайловича, сейчас строительство аналогичного здания могло бы обойтись в полтора миллиарда рублей. К слову, в советских деньгах Дом Советов «стоил» порядка 7 миллионов: «Это чистая себестоимость, - говорят строители. - А о рентабельности, прибыли тогда речи не шло - понятий таких не существовало».




Вадим Геннадьевич ЕРЕМЕЕВ 

Заслуженный архитектор России. Руководитель мастерской генплана «Калининградгражданпроекта» (1963-1988 гг.), глава Калининградского отделения Союза архитекторов (1965-1979 гг.). Среди широко известных работ: Дом профсоюзов на ул. Пролетарской, восстановление и реконструкция Историко-художественного музея, здание Художественной галереи, генпланы большинства городов области и др. 


- По большому счету, войти в историю может любой блочный или панельный дом - как памятник эпохи, в которой мы жили. Раньше в большинстве случаев строили типовые объекты, и как выбрать из них уникальный с точки зрения архитектуры? Например, спорткомплекс «Юность», на мой взгляд, не такой уж интересный архитектурный объект, но важный социально. 

Назвать что-то из построенного в Калининграде в новое время еще сложнее. Дело вот в чем: чтобы получить интересный объект архитектуры, нужно проводить конкурсы. Такая система хорошо развита в Германии. Культурный центр Помпиду в Париже, стадион в Сиднее - это объекты, появившиеся в результате архитектурных конкурсов. У нас же задания на проекты, как правило, раздаются тем архитекторам, которые находятся ближе к власти, и уровень их профессионализма при этом не учитывается. Вот и ляпают… Торговые комплексы ужасные, «Европа» - полнейшая эклектика! «Чистых», хороших объектов нет. 

Дом Советов - уникальное здание. Проект разработан группой сильных архитекторов и, кроме того, градостроительно «сидит» очень грамотно - проводился специальный конкурс, чтобы определить его «посадку». Здание замыкает на себе все пространства, перекрещивает все направления, которые ведут к центру города - идеальная точка. Ее мы выявили после серьезного анализа. Получилось, что новое здание должно стоять на месте кенигсбергского Рейхсбанка; Королевский замок оказывался в стороне. И сегодня Дом Советов виден и со стороны Нижнего озера, и с набережных реки Преголи, и с порта, и с улицы Фрунзе. По массе его нужно было возводить не ниже 22 этажей - потому что он должен «держать» большие пространства, и в принципе, с этой задачей мы тоже справились. 

Другое дело, что нельзя было строить этот объект так долго, как пирамиду Хеопса. Дом Советов необходимо закончить! Он должен жить, а не мертвым стоять. А поскольку он мертвый, то к нему и отношение такое… Сейчас его вообще начали уродовать: пробивают маленькие окна в техническом этаже, убрали «подсечки» - то есть изменяют внешний вид здания. Нарушают авторское право, надо бы возмутиться - но кто это сделает? 

Вот если бы в Доме Советов светились окна, если бы он был свежо покрашен, облицован, как планировалось, до 7-го этажа натуральным камнем… Проект предполагал водный каскад за зданием, заканчивающийся большим фонтаном, и фонтаны перед ним - как продолжение «водной темы», начинающейся на Верхнем и Нижнем озерах. А сейчас это мертвая зона. Считаю, что это недоработка местных руководителей. Если бы жив был Виктор Васильевич Денисов (председатель горисполкома Калининграда в 1972-1984 годах; Почетный гражданин. - Прим. ред.), он бы такого, наверное, не позволил… 




СНЕСТИ ИЛИ СЧИТАТЬ ПАМЯТНИКОМ?


«Когда звучат высказывания о сносе Дома Советов, я недоумеваю, - говорит Валерий Макаров. - Дом Советов - одно из лучших детищ советского периода. Если мы так будем относиться к истории, то тогда и весь Калининград можно сносить вместе с ним…» Весомым доводом в защиту Дома Советов можно считать и такой факт. В начале 2000-х годов Фредерик Шобен, известный французский фотограф и редактор журнала, увлекся советской архитектурой и отправился в путешествие по бывшим республикам СССР. В течение 7 лет он отыскивал самые необычные здания, возведенные с 1970 по 1990 годы. В 2011 году Шобен издал книгу «Космическая архитектура СССР в фотографиях». В серию из 90 объектов вошел и калининградский Дом Советов…

Анастасия ДРОЗДОВА

261

Популярное

«Донос» Алиханову на «Kaliningrad in rock». Кому нужна смерть фестиваля?
Организаторы фестиваля «Калининград ин рок» намерены подать в суд на КРОО «Трезвые поколения» за клевету.
Конфликт с Алихановым закончился поражением Маковского
О неудачной попытке «отжать» 2-х миллиардный региональный актив за копейки и фигурантах «дела энергетиков»
Операция «Ликвидация». Горечь от встречи с социальным министром Анжеликой Майстер
Региону не нужен немецкий опыт и технология реабилитации умственно отсталых детей.