Операция «Ликвидация». Горечь от встречи с социальным министром Анжеликой Майстер

24 Ноября 2016 12:05




Владимир ПУТИН:
Общество, которое не может защитить своих детей, не имеет завтрашнего дня.



В редакцию газеты «Новый караван» обратилась калининградка Наталья Гелиевна Малиновская. Долгое время она была переводчиком у Марлис Вайтцманн, председателя немецко-польско-российского общества дружбы.

Имя Марлис Вайтцманн мало кому известно в Калининградской области, но именно ей своим здоровьем, образованием, развитием обязаны воспитанники полесского дома-интерната для умственно-отсталых детей «Аистенок» и других спецучреждений Калининградской области. В 2012 году фрау Вайтцман даже была награждена медалью «За заслуги перед Калининградской областью».

На днях она приезжала в Калининград, чтобы… проститься. С тем, что уже сделано, с детьми, с педагогами и сотрудниками бывшего «Аистенка»…

И Наталья Гелиевна со слабой надеждой на то, что еще что-то можно исправить, обратилась в «Новый караван».

ОБРАЗЦОВЫЙ И ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ


В этом году полесскому дому-интернату для умственно-отсталых детей исполнилось 44 года. На нем, как на маленьком государстве в государстве, отразились все события, которые в разное время переживали сначала Советский Союз, а затем и Россия. Были и тяжелые 80-е, и лихие 90-е. Не хватало продуктов питания, не был обустроен быт… Но преодолели все.

Интернат зажил другой жизнью с приходом на должность директора Петра Докучаева. Тогда в тесном взаимодействии с региональным Министерством социальной политики (2005-2010 гг., министр ведомства - Галина Янковская - прим. авт.) здания, столовая, жилые помещения, классы, игровые и учебные комнаты, огромная внутренняя территория преобразились.

Интернат для умственно-отсталых детей неоднократно занимал призовые места в конкурсах по благоустройству. В телевизионных сюжетах центральных каналов «Аистенок» называли одним из лучших домов-интернатов в России.

Человек больших организаторских способностей Петр Докучаев за короткое время смог привлечь внимание общественников к жизни своих подопечных. Это были волонтеры и иностранные спонсоры.

Воспитанники детского дома - это дети, к любому перемещению которых необходимо подходить с точки зрения наилучшего обеспечения их интересов. Особенно значимы в этой связи дети подросткового возраста. Разрыв связей и привязанностей подростков очень рискован, а порой просто недопустим.

Так руку помощи «Аистенку» протянуло общество немецко-польско-российской дружбы, возглавляемое Марлис Вайтцманн. И на протяжении более 25 лет «аистята» находились под опекой этих иностранных друзей.


Сначала немцы возили все самое необходимое на то время – еду, одежду. Но прежде, чем что-то привезти, рассказывает Наталья Малиновская, советовались с чиновниками социальных органов. Если наши говорили категорическое «нет», немцы не настаивали.

Когда более-менее был налажен быт особых детей и подростков, немцы предложили перенять у них наработанный опыт и методику реабилитации инвалидов. Ведь до сих пор дети были заняты только тем, что, монотонно раскачиваясь из стороны в сторону, смотрели в телевизор и гуляли, но не развивались.

Немцы предложили, а руководство интерната поддержало. И, с одобрения Министерства соцполитики Калининградской области, был разработан проект «Перспектива», который состоял из трех частей «Перспектива - Реабилитация», «Перспектива - Образование» и «Перспектива - Жилье» (подготовка к самостоятельной жизни).

«ПЕРСПЕКТИВА» БЕЗ ПЕРСПЕКТИВЫ


В интернате «Аистенок» не все дети безнадежны, есть так называемые сохранные. Их можно обучать по специальной программе, они даже способны получить какую-нибудь специальность. По большому счету, эти дети вполне могли бы жить самостоятельно, если бы их этому научили.

Бывали годы, когда процент сохранных детей доходил до 25.
Именно ориентируясь на таких детей, в 2004 году в доме-интернате был запущен проект «Перспектива», целью которого являлась реабилитация, профессиональная подготовка и социализация с дальнейшим предоставлением жилья и работы выпускникам интерната.

Вскоре в «Аистенке» появился огромный столярный цех, где было организовано профессиональное обучение столярному делу его воспитанников. Немцы на собственные средства построили и оснастили цех современным оборудованием.

С помощью «столярки» интернат получил возможность зарабатывать дополнительные деньги. Ребята под руководством специально обученных мастеров-наставников делали скамейки, стулья, столы, рамки для картин и даже большие беседки. Также силами ребят были установлены игровые площадки. А девчонки осваивали там труд швеи на новеньких машинках, научились вязать, готовить, делать нехитрые предметы интерьера.

Несколько лет столярной мастерской интерната «Аистенок» помогал местный «ЛУКОЙЛ», финансируя отопление цеха.

Постепенно из типового дома-интерната «Аистенок» превратился в настоящий реабилитационный центр. На его базе проводились круглые столы, международные семинары и совещания. Педагоги, занимающиеся реабилитацией детей-инвалидов, постоянно повышали свой профессиональный опыт, выезжая на обучение в Россию и за ее пределы – Германию, Польшу, Швецию. Короче, жизнь там кипела.

Для обмена опытом в Полесск неоднократно приезжали немецкие специалисты. Тридцать шесть человек по итогам такого обучения имели сертификаты повышения квалификации международного образца.

Стоит ли говорить, что такие специалисты в Калининградской области – «штучный товар», но многие из них после «перепрофилирования» «Аистенка» остались не у дел.


Мы привыкли считать, что в доме-интернате, где воспитываются дети с особенностями развития, нужны только особые условия содержания. Однако «Аистенок» долгое время доказывал, что и такие дети способны учиться и обучаться всему тому, что доступно здоровым детям.

Да, условия содержания особые, «адаптированные» под детей-инвалидов, но многие «аистята», те, кого принято называть «сохранными», учились в обычной школе (хотя и по специальной программе), в музыкальной школе обучились игре на аккордеоне и народных инструментах, в полесском доме творчества посещали танцевальный кружок.

Кубки, медали, грамоты за участие и победы на районных и областных соревнованиях по легкой атлетике и настольному теннису, которыми гордились и дети, и взрослые, - где и кому теперь они будут рассказывать о своих необычных обладателях?!

Большинство воспитанников «Аистенка» были крещенными в местном храме св. Тихона. Настоятель Храма отец Алексий познакомил детей с Библией, культурой православия, «аистята» посещали Храм в великие христианские праздники. Отец Алексий проводил в интернате обряды причастия и исповеди.

Воспитанники интерната занимались в различных кружках, воспитатели проводили для них вечера отдыха, дискотеки. «Аистята» посещали театры, парки культуры и отдыха, ездили на экскурсии по области и другим городам России, праздники и детские развлечения были здесь традиционными.

УНИКАЛЬНЫЙ В РОССИИ


Основным достижением интерната «Аистенок» из Полесска и одновременно новой вехой в истории стало строительство весной 2011 года социального общежития. У немцев такой формат назывался «Молодежная деревня» (третья часть «Перспективы» - «Жилье»).

«Деревня» в то время была уникальным для России проектом. Раньше, после окончания интерната, выпускники чаще всего попадали в социальные учреждения, дома для инвалидов. Теперь, после совершеннолетия, молодые люди получили возможность начать относительно самостоятельную жизнь, трудоустроиться, реализовать свой жизненный и, казалось бы, навсегда утраченный, творческий потенциал.

В «Деревне» бывшие воспитанники интерната должны были жить до 23 лет, после чего по закону им положено собственное жилье.

«Деревню» возвели на территории яблоневого сада (недалеко от интерната). В домиках, помимо жилых комнат, есть еще и бытовые помещения. На территории - собственная котельная. С нашей (российской) стороны были проделаны работы по подведению коммуникаций и благоустройству территории. Возведение домов и их начинка – немецкие.

То, что «Молодежная деревня» оправдала свое предназначение, говорят примеры из жизни. Два брата из выпускников интерната, которых научили жить самостоятельно и обращаться с деньгами (они прошли всю цепочку реабилитации в интернате), копили свою пенсию по инвалидности. А когда старшему исполнилось 23 года, на эти деньги купили домик под Полесском, развели кроликов, кур, свиней. Занялись овощеводством. И живут самостоятельно.

Еще одна воспитанница интерната, выпускница «Молодежной деревни», получила от государства двухкомнатную квартиру в г. Калининграде и тоже живет самостоятельно.

На территории «Деревни» первоначально планировалось возвести четыре шестикомнатных дома на 12 воспитанников и одного социального работника каждый. Два должны были построить немцы. Что они и сделали. Вторую очередь – российская сторона. По окончании строительства вся «деревня» должна была быть передана российской стороне. Свою часть обязательств немцы выполнили полностью, но на этом все и закончилось…

ЗА СЕМНАДЦАТЫЙ КИЛОМЕТР



В последнее время министр социальной политики области Анжелика Майстер все чаще заводила разговор о том, что в Полесске стало мало инвалидов и туда надо подселять взрослых. В части сохранных детей, возможно, количество действительно уменьшилось, но тяжелых точно меньше не стало.

Марлис Вайтцманн согласилась с предложением министра Анжелики Майстер, потому что такой опыт (совместное проживание в одном учреждении детей-инвалидов и взрослых инвалидов) в Германии уже есть и готова была помочь внедрить его у нас в регионе.

Еще в октябре 2015 года обсуждался вопрос об открытии в Полесске центра социальной реабилитации, где совместно смогли бы проживать дети и взрослые инвалиды.

Но неожиданно (и для персонала «Аистенка», и для родителей его воспитанников, которых даже не предупредили о переезде детей!) в июле 2016 г. вдруг вышел приказ о перепрофилировании двух интернатов (интерната для умственно отсталых детей в Полесске «Аистенок» и психоневрологического интерната «Надежда» для взрослых в пос. Февральское, что в 17 км от Полесска).

Понятно, что к приезду детей там  ничего не было подготовлено: не было игровых комнат, часть туалетов не работала.

Все перемещения должны производиться в соответствии с:
ст. 9 Конвенции «О правах ребенка», гарантирующей право на неразлучение со своими родителями и близкими родственниками и на сохранение связей с родителями 
ст. 12 Конвенции, указывающей на право ребенка свободно выражать свое мнение, особенно в тех случаях, когда это касается вопросов, затрагивающих его интересы.
Реструктуризация детского дома – это следствие реализации права ребенка на семейное воспитание. Ликвидация детского дома как цель деятельности составляет значительный риск нарушения прав воспитанников. 

Часть переведенных детей были "сохранными", остальные – с тяжелой формой идиотии, которые даже не умеют разговаривать. С ними постоянно должен находиться медицинский работник. За ними нужно следить, чтобы они не грызли мебель, не ели свои памперсы, не причинили себе или кому-то вреда. В Февральском же фельдшер работает в интернате только несколько часов в день…

Переезд в Февральское выглядел следующим образом: 45 детей привез сопровождающий. На землю выгрузили мешки с их одеждой, медицинские карточки и уехали (и до сих пор не передана методическая литература, дидактические пособия и программы, так необходимые для организации работы педагогов).

Новые работники, увидев новоселов, были в шоковом состоянии: как кого зовут, как себя с ними вести?! Они, разумеется, не знали, что, например, одного мальчика нужно было кормить только протертой пищей, он по-другому есть просто не умеет (не умеет сам жевать и глотать!).

Состояние «аистят» было не лучшим: в незнакомом месте у детей начались истерики, приступы. Старшие девочки, "сохранные", объявили голодовку.

Бывший интернат «Аистенок» спешно переименовали в «Заботу». Часть персонала, которая ухаживала за особыми детьми, осталась там на своих рабочих местах и теперь их подопечными стали взрослые инвалиды.

В свою очередь, бабушки из полесской «Заботы» вскоре после переезда написали жалобу, что им негде посидеть на улице, нет лавочек, а игровые площадки для детей им не по возрасту.

А тем временем из дома-интерната в Февральском начал увольняться персонал, потому что, привыкшие к взрослым воспитанникам и пациентам, они просто не понимали, что делать с такими «солнечными» детьми.


«ДЕТДОМА ЛИКВИДИРОВАТЬ, 

А РЕБЯТ – РАССЕЛЯТЬ ПО СЕМЬЯМ»


Такой призыв впервые в регионе озвучил бывший губернатор («варяг» из Москвы) Георгий Боос. После его позорного отзыва из региона, депутаты Облдумы цитировали подобные мысли. Затем умозаключения переросли в некий «План», который и стал планомерно претворяться в жизнь.

Действительно, нет детдома – нет проблемы у чиновников! Вот только на практике все вышло боком несчастным детям. В семьи наперебой разбирают только здоровых младенцев, а кому, скажите, нужен 12-летний инвалид с множеством хронических болезней неврологического характера? Никому! Это – боль и самих «перепрофилированных» детей, и персонала, и таких, как немецкая фрау Марлис Вайтцманн.


Пару недель назад она опять побывала в Калининграде и даже встретилась с госпожой министром Анжеликой Майстер. Понятно, что прежде всего председателю немецко-польско-российского общества дружбы хотелось услышать от калининградского министра, чем вызвано перепрофилирование дома-интерната для умственно-отсталых детей в Полесске.

Доводами Анжелики Майстер за перепрофилирование стали несколько факторов: сокращение количества детей и неспособность нынешнего руководства интерната управлять коллективом!

Кстати, по словам Анжелики Майстер, за последние два года число детей-сирот сократилось с 1000 до 579. Впечатляет, но почему-то никто не принимает во внимание, что это - не просто цифры. За ними - 579 живых людей, которым приходится менять свой привычный дом и сложившийся уклад на новый дом, который они не знают и который для них чужой! То есть на дом, где полностью отсутствует ранее налаженная система поддержки и реабилитации особенных детей…

- После визита к министру стало понятно, что она не совсем владеет ситуацией, - рассказывает «Новому каравану» Наталья Малиновская. – Детей с тяжелыми формами заболевания меньше не стало. Это статистика. Директор, который, по словам министра, не справился с управлением «Аистенка» (он пришел уже после П. Докучаева), стал руководителем интерната в Февральском! В Полесске с июля 2016 года новый директор, который тоже не оправдал надежд министра (по словам самой А.В.)… Будет опять назначен новый…

Нормативно-правовая база, закрепляющая право ребенка и его законного представителя на учет его мнения при принятии решения о реорганизации или ликвидации
Ст. 24 Конституции РФ, которая обязывает органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы;
Ст. 12 Конвенции «О правах ребенка», которая декларирует право ребенка на свободное выражение своего мнения по всем вопросам, затрагивающим его интересы;
Ст. 57 Семейного Кодекса Российской Федерации гарантирует право ребенку выражать свое мнение при решении любого вопроса, затрагивающего его интересы;
Ст. 57 Семейного Кодекса, требующая в обязательном порядке учета мнения ребенка, достигшего 10 лет, при решении любого вопроса, затрагивающего его интересы. Под интересами ребенка необходимо понимать обеспечение ему здорового образа жизни, нормального психического и физического развития, получения образования, надлежащих материально-бытовых условий и иных потребностей. Эта статья закрепляет право ребенка на выбор взрослого, который в дальнейшем станет представлять его интересы (это касается и опекунов, и приемных родителей, а, следовательно, и руководителя учреждения, в которое он может быть перемещен).
П. 2. ст.50 ФЗ «Об образовании», которая гарантирует гражданам право выбора образовательного учреждения и формы получения образования;
Ст. 13. ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», которая не допускает принятие органом местного самоуправления решения о реконструкции, модернизации, об изменении назначения или о ликвидации объекта социальной инфраструктуры для детей без предварительной экспертной оценки уполномоченным органом местного самоуправления последствий принятого решения для обеспечения жизнедеятельности, образования, воспитания и развития детей. Напомню, что в случае отсутствия экспертной оценки такое решение признается недействительным с момента его вынесения.


ГОРЕЧЬ ОТ ВСТРЕЧИ С АНЖЕЛИКОЙ МАЙСТЕР


Министр Анжелика Майстер уверена, что дети интерната никогда не проходили педагогическую медико-психологическую комиссию. Это неправда, а, кроме того, это незаконно. Только по ее результатам и определяется место дальнейшего содержания такого ребенка, подтверждается возможность обучения и подготовки к самостоятельной жизни для способных к этому детей и подростков.

- Анжелика Валерьевна уверяла, что в пос. Февральское не попали «тяжелые» (лежачие) дети, - продолжила рассказ Наталья Малиновская. -Отчасти это верно: они попали в Крылово. Но не менее трудные, с тяжелыми формами идиотии, - в Февральском. И там нет спецперсонала, который будет за ними ухаживать! Вот где действительно сейчас кадровый голод.

Видимо, Анжелике Валерьевне Майстер доложили или она сама себя ввела в заблуждение, что из Полесска вслед за детьми в Февральское перешли работать три специалиста…

- На самом деле только один, - говорит Наталья Малиновская. - И как надолго - неизвестно. Она - житель Полесска, в Февральское ездит на своей машине, потому что туда «маршрутка» ходит всего один раз в день.


От себя хочется добавить, что госпожу министра Анжелику Майстер не смущает, что бывшие «аистята» с переездом утратили возможность ходить в школу, посещать кружки, музыкальные занятия. В Февральском нет ни помещений, ни специалистов по работе с детьми в комнате психологической разгрузки (и самой комнаты также нет), нет условий для занятий лечебной гимнастикой и эрготерапией.

На чистом глазу региональный министр пообещала в самые короткие сроки построить еще одно модульное здание, где будут все необходимые помещения для занятий, а специалистов она намерена сначала заинтересовать, а потом возить их из Полесска в Февральское. Кроме того, мол, будет обеспечен подвоз детей в Полесск для посещения обычной и музыкальной школ и танцевального кружка (что сомнительно).

Да, как видно, у Анжелики Майстер все действительно просто, ведь в чужом рту зуб не болит. Правда?
Но продолжим…

Эмпатия - осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека без потери ощущения внешнего происхождения этого переживания.

Выйдя от регионального министра Анжелики Майстер, Марлис Вайтцманн была в полной растерянности:
«Эта женщина без чувства эмпатии, без четкого видения того, как изменить ситуацию на пользу тех, кого это касается. Мы были наивны и верили, что наша работа для детей и подростков будет сохранена и получит дальнейшее развитие! Все сделанное министром и ее подобострастными непрофессионалами приведет к тому, что за достаточно короткое время условия жизни детей и подростков будут возвращены в 90-е годы прошлого столетия. Просто хочется рыдать!»

Переживает не только сочувствующая российским детям-инвалидам немка. Рыдают бывшие «аистята», выброшенные из разоренного гнезда, потерявшие опору в лице своих воспитателей, которые долгое время дарили свое сердечное тепло и семейный кров, стараясь сделать обездоленных детей счастливыми.

В недоумении сами воспитатели и социальные педагоги: разрушается созданная многолетним трудом и подтвердившая свою эффективность стройная, по-своему уникальная, система воспитания, реабилитации, обучения и социализации детей-инвалидов, которой могла бы гордиться область.
Хочется верить, что здравый смысл все же восторжествует в региональном правительстве врио губернатора Антона Алиханова, и в «Аистенок» вернется благополучие.

Ведь любые процедуры реорганизации, реструктуризации, перепрофилирования или ликвидации домов-интернатов для таких беспомощных детей и принимаемые в связи с этим решения должны в первую очередь основываться на принципе «не навреди!».
Однако власти всё время заняты, как они считают, более важными для текущего момента проблемами…

Майя БЛИНОВА,
«Новый караван»

5098

Популярное

«Донос» Алиханову на «Kaliningrad in rock». Кому нужна смерть фестиваля?
Организаторы фестиваля «Калининград ин рок» намерены подать в суд на КРОО «Трезвые поколения» за клевету.
Конфликт с Алихановым закончился поражением Маковского
О неудачной попытке «отжать» 2-х миллиардный региональный актив за копейки и фигурантах «дела энергетиков»
Игорь Маковский. Неудобные и неотвеченные вопросы
Суд не нашел подтверждения, что ему якобы принадлежит фирма в солнечной Испании. Но, как шутят злые языки, - «ложечки нашлись, а осадочек остался».