Кто наживается на умственно-отсталых детях в Калининграде?

01 Февраля 2017 18:20
Напомним, в декабре 2016 года редакция «Нового каравана» (портал сaravan.su) сделала запрос в областную прокуратуру и получила ответ.

Двадцать четвертого ноября 2016 года на сайте сaravan.su была опубликована статья «Операция «Ликвидация». Горечь от встречи с социальным министром Анжеликой Майстер».

В ней в лицах рассказано о том, как происходил процесс перепрофилирования детского дома-интерната для умственно-отсталых детей «Аистенок» в Полесске. Учитывая изложенные факты, автор следующего материала «С нами грубо обращаются, ругают и даже бьют» предположила, что были нарушены права ребенка. 

Редакция «Нового каравана» обратилась в прокуратуру с запросом. Однако прокуратура нарушений прав ребенка не выявила.

По словам старшего прокурора отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних областной прокуратуры, младшего советника юстиции Юлии Крамаренко, прокурорской проверкой установлено, что при перепрофилировании учреждения права ребенка затронуты не были.

Ничего удивительного. По документам все действительно сделано по закону.

В свою очередь заявления родителей, которые просили оставить их детей в «Аистенке», никуда не переводить, чтобы не травмировать психику, были адресованы руководителю Министерства соцполитики области Анжелике Майстер, тогдашнему руководству «Аистенка» и уполномоченной по правам ребенка в Калининградской области Татьяне Батуриной тоже были рассмотрены получателями.

Полученные от них отписки схожи с ответом областной прокуратуры.

И это тоже понятно: ведь ни уполномоченной по правам ребенка, ни представителя Минсоцполитики региона при переезде не было. Что, кстати, по словам бывшего замдиректора «Аистенка» Галины Докучаевой, является нарушением.

- Последняя проверка интерната «Надежда» была проведена 29 декабря, - рассказала журналистам «Нового каравана» Юлия Крамаренко, разъясняя результаты прокурорского реагирования. - А в октябре 2016 года была проведена проверка совместно с областной контрольно-ревизионной Cлужбой. В ходе нее были выявлены нарушения в части бюджетного законодательства.

Установлено, что должностными лицами «Надежды», а так же должностными лицами Министерства социальной политики региона при утверждении хозяйственного плана работы интерната допущены нарушения бюджетного законодательства, а также Федерального закона №159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Чтобы понять, что стоит за сложными юридическими формулировками, мы попросили выступить в качестве эксперта Галину Михайловну Докучаеву. Долгое время она вместе с супругом, бывшим директором «Аистенка» Павлом Докучаевым, возглавляли этот дом-интернат в Полесске.

По словам Юлии Владимировны, областная прокуратура (в том числе силами районных прокуратур) осуществляет постоянный надзор за исполнением законов о несовершеннолетних. Кроме того, меры реагирования принимаются после обращений.

Помимо нашего запроса в прокуратуру, дать правовую оценку перепрофилированию законников попросили депутат Государственной Думы Александр Пятикоп, представители общественности.

- Такие проверки проходили в «Аистенке» раз в год, иногда чаще, - поясняет Галина Докучаева. - Частота зависела от сигналов: сколько сигналов, столько проверок. Кроме того, проверяющие приезжали, если мы проходили лицензирование.

Последняя прокурорская проверка установила, что при составлении государственного задания «Надежды», расчет необходимых к приобретению для обеспечения воспитанников товаров произведен исходя из максимального количества детей, превышающего фактическое количество более чем в два раза!

Так, при утверждении государственного задания для «Надежды» указано количество детей – 108, однако, при перепрофилировании и переезде фактически передано 46.

В нарушение названных норм федерального законодательства, вещи воспитанников, купленные за счет средств бюджета в 2015- 2016 году на общую сумму 1 393,5 тыс.рублей, не используются, хранятся на складе в упаковках с 2015 года и не инвентаризированы.

- Согласно 159-го федерального закона, наши детки должны быть обеспечены всем необходимым в быту - имеется ввиду мягкий инвентарь, одежда и пр. Было выявлено, что при переезде детям не были выданы комплекты постельного белья, хотя они были в наличии.

В арматурных карточках детей указано, сколько вещей положено на каждого ребенка. Так вот установлено, что не во всех случаях выдано то количество, которое положено. С какой целью это было сделано, выяснять должна не прокуратура, а учредитель «Надежды» (Министерство соцполитики региона – прим. ред.). Он должен установить причину, назначив внутреннюю служебную проверку и в интернате, и в Министерстве соцполитики.

- Это ужас! Грубейшее нарушение! Инвентаризация проводится в обязательном порядке один раз год, в отдельных случаях - чаще, - поясняет Галина Докучаева. - Для этого в приказном порядке создается комиссия. Пересчитывается все, что есть в интернате.

- Затем все отражается в бухгалтерском отчете. Если вещи хранятся в упаковках, то на упаковках должен стоять штамп. Если вещи не проинвентаризированы, то есть им не присвоен номер и они не отражены в бухгалтерских документах, значит, мы можем говорить как минимум о хищении!

- Новые вещи ведь можно продать. И в истории «Аистенка» такое было: вещи детей продавали на рынке, - вспоминает Галина Михайловна. - Мы об этом узнали из архивных документов. Директоров за такое наказывали, вплоть до снятия с должности и увольнения.

Между тем, прокуратура отмечает, что при перевозе воспитанников в новое здание, расположенное в п. Февральское Полесского района, воспитанникам не предоставлены новые комплекты постельного белья и полотенца, в то время как, согласно реестру закупок, руководство интерната купило необходимый мягкий инвентарь на сумму 103,5 тыс. рублей, который должен был быть выдан детям.


- Если бы дети никуда не переезжали, то никакого нарушения бы не было, - считает Галина Докучаева. - Старое еще не изношено, в хорошем состоянии, новое можно и приберечь. Но дети переезжали, белье должно было быть выдано новое. Есть нормы, согласно которым на ребенка-сироту в течение года приобретается два комплекта постельного белья.

Отметим, не только белье хранилось на складе в фабричных упаковках. Новые ноутбуки фирмы «Lenovo», даже не извлеченные из упаковок, так и не попали бы в руки ребят, если бы не проверка.

«Компьютеры марки «APPLE IMAC», в количестве 5 штук, общей стоимостью 618,3 тыс. рублей, приобретены на нужды интернет класса Учреждения и не используются», - говорится в ответе.

Также отмечается, что в «Надежду» поступают вещи, бывшие в употреблении, в виде гуманитарной помощи от физических лиц, по которым так же не ведется аналитический учет. Более того, на складе даже нет журнала учета, куда должны вносится такие сведения.

- Любые вещи, материалы, поступающие в любое подобное учреждение, в том числе, в виде гуманитарной помощи, подлежат бухгалтерскому учету, - поясняет Юлия Крамаренко.

- Когда мы получали вещи, бывшие в употреблении, создавалась комиссия и все ставилось на приход, сразу же присваивались инвентарные номера, - рассказывает «Новому каравану» Галина Докучаева. - Это очень тяжелая работа. Но могла быть и такая ситуация: гости привезли одежду, вещи сразу распаковали и надели на детей. Ну не заберешь же у ребенка! Но если вещи находились на складе, то они обязательно должны быть с инвентарным номером. Ну а журнал учета - это обязательный документ.

- Выборочной проверкой арматурных карточек воспитанников «Надежды» установлено, что учреждением карточки заведены не на каждого воспитанника, - продолжает прокурорский работник Юлия Крамаренко. - В вещевых карточках отсутствуют подписи детей или воспитателей за полученные вещи, дети не обеспечены в полной мере согласно нормам, установленным законом Калининградской области «О нормах материального обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

- Карточки существуют для того, чтобы вести учет за вещами ребенка, - поясняет Галина Докучаева. - Она заводится как только появился ребенок в интернате. И туда заносится все, что числится за ребенком. Если одежда, например, изорвана, составляется акт и вещь списывается.

- При переезде все карточки должны быть перевезены вместе с детьми. По правилам, сестра-хозяйка «Надежды», принимая ребенка, должна все сверить с арматурной карточкой «Аистенка», затем завести новую, и туда перенести все сведения. И то, что до сих пор карточек нет, это грубейшее нарушение.

- По результатам проверки в адрес врио министра социальной политики Калининградской области внесено представление об устранении нарушений федерального законодательства, - заключила Юлия Крамаренко.

- Я не судья, но по идее, за такие нарушения директор должен поплатиться своей должностью, - считает Галина Докучаева. - Я думаю, что все было бы не так печально, если бы во время подготовки к переезду и при самом переезде присутствовал работник Министерства социальной политики. А она приехала только на следующий день. Вот и получилось то, что мы узнали из ответа прокуратуры.

- По уму надо было составить план передачи и следовать ему при переезде: передать медицинские карточки, арматурные, все остальное. И детей не всем скопом перевозить, а группами, и все проверять и перепроверять. И тогда все, что числилось за каждым ребенком, было бы передано,  - считает Галина Докучаева.

ОТ АВТОРА


Нарушения, которые были выявлены во время проверки, с первого взгляда не заметишь. И со второго тоже. Они - для наметанного глаза и специалиста в этой области законодательства. Воспитанники «надежды» - не специалисты.

Они – больные дети, чей диагноз отягощен очень тяжелыми психическими заболеваниями. Они многого не понимают. Но доверяют и тянутся к своим «мамам» и «папам», которых им заменяет персонал «Надежды». Обмануть такого ребенка ничего не стоит.

Знакомясь с результатами проверки, мне почему-то пришло на память знакомство с господином Ляшенко, нынешним директором «Надежды». Пытаясь воспрепятствовать нашему появлению в интернате, он говорил:
- Я - опекун, я здесь отвечаю за детей. Я - директор и автоматически опекун. Я вас сюда не пущу!

«Опекун» звучало в словах директора как «бог». Директора таких учреждений часто чувствуют себя богами, ведь дети с нарушениями психики живут под таким опекунством, которое эти директора себе нарисовали. И вот это страшно.

Не было ни в облике, ни в словах этого человека простого человеческого участия, сочувствия. Неудивительно, что на его взгляд допустимо новые компьютеры хранить на кладе, а детям выдавать старое белье.

Не удивлюсь, если в его поступках не было никакого умысла, а лишь элементарное незнание того, что положено знать руководителю такого учреждения. Не про нормативы веду речь, про душу особенных детей.

Своему ребенку мы стараемся дать самое лучшее. А кто позволил махнуть рукой на детдомовских?

Майя БЛИНОВА,
«Новый караван»

997

Популярное

О судьбе Триумфальной колонны в Калининграде. ЧМ-2018 или память?
Еще есть шанс оформить ее в концепции «200 лет славы русского оружия»