Жители Взморья и с/т «Рыбак»: «Стройка Приморской ТЭС до первого трупа!»

03 Февраля 2017 18:58

Совсем недавно на портале caravan.su мы рассказали о том, как всего за несколько минут в пос. Волочаевское уничтожили красивейшую улицу Луговую. Зеленые газоны утонули в грязи и колеях от машин, которые пустили в обход центральной улицы, пока там обрезали ветки деревьев. Глава Светловского городского округа Александр Блинов принял наш сигнал к сведению, но и только. По его словам, без денег изменить ничего невозможно.

Приходят на ум мудрые слова: «Кто хочет - ищет возможности. Кто не хочет - причины». Нехватка средств на ремонт дороги - это уже причина, а ее могло бы и не быть. Если бы к вопросу обрезки и организации объезда подошли продуманно. А теперь живущие там люди вынуждены страдать и барахтаясь в грязи, самостоятельно находить выходы из сложившейся ситуации. Ведь сейчас по Луговой в поселке Волочаевское ни пройти, ни проехать!

Рядом с ними так же страдают от большегрузных песковозов садоводы общества «Рыбак» и жители поселка Взморье. Об этом они рассказали в своем обращении в редакцию «Нового каравана».

Чтобы разобраться в ситуации и увидеть все своими глазами, отправляемся по указанному в обращении адресу.

Первые впечатления от увиденного сразу за поворотом с Балтийского шоссе к с/т «Рыбак»: такого количества многотонных и грохочущих по «бетонке» грузовиков в одном месте, мне еще видеть не приходилось. Машины идут одна за другой. Дорожная пыль и выхлопные газы стоят столбом. Дышать невозможно. А рядом в этом аромате утопают дома жителей и деревья. Повсюду подтеки грязи на заборах. К ним вплотную проходят песковозы, потому как дорога настолько узкая, что машинам приходится пропускать друг друга.

На ум сразу приходит вопрос: - а что же люди? Как они выживают в таком кошмаре?

- Два большегруза в некоторых местах не могут разъехаться, - рассказывает Тамара Кузнецова, живущая аккурат на закруглении дороги у въезда в с/т «Рыбак».
- Но если в это время на дороге еще и человек, то ему просто необходимо прилипнуть к забору. Иначе раздавят. Движение тут круглосуточное. При вас они еще медленно едут. Понимают, раз с фотографируете, значит из прессы. А вы бы видели, что творится ночью! Наша улица не освещается и они в свете фар гоняют так, что у нас трясется мебель. Спать ночью невозможно. А здесь постоянно живут семьи и многие с маленькими детьми.

Одна из таких мам по имени Ольга присоединяется к нашему разговору.

- Наш дом отстоит от дороги, но ночью и у нас на втором этаже трясется диван. Раньше везде вдоль заборов были газоны шириной около двух метров, пышным цветом цвела сирень. Мы гуляли с ребенком здесь, в лесу, по дорожке к заливу. Теперь нам гулять негде. Да и не выйти, везде грязь, только если в сапогах. Я однажды вышла утром с ребенком в садик, пропустила 14 машин! Они шли вереницей. А мы чуть не задохнулись от выхлопных газов!

Проезжаем на редакционной легковушке к заливу. Аккуратная дорожка превратилась в гоночную трассу, которая выходит прямо к строительству Приморской ТЭС. Перед проходной для сотрудников устроена парковка.

- Для собственного удобства они перед станцией и знаки поставили, и парковку сделали, размером с центральную площадь в Калининграде, бетонные плиты уложили, - рассказывает Александр Мукомелов. - Теперь нам путь к заливу отрезан. А впереди дачный сезон. Приедут семьи с ребятишками. Где им гулять, чем дышать? Как ходить по таким дорогам? До первого трупа, как говорится?

Александр знает, о чем говорит. Еще свежа в памяти история, когда ночью во Взморье на полном ходу в жилой дом влетел груженый песком грузовик. Хозяйка дома умерла от полученных травм во сне в собственной кровати. На волосок от такого же исхода была недавно и супруга Александра.

- Вечером 8 декабря груженый песком грузовик, уходя от столкновения со встречной машиной, фактически потерял управление на скользкой дороге, - рассказывает, поеживаясь, Тамара Васильевна. – Услышав визг тормозов, я выскочила из дома. Следы торможения груженого песком самосвала были видны всего в полуметре от нашей стены в один кирпич. За ней – спальня. Я могла бы быть следующей жертвой этого строительства.

- Поймите, мы не против стройки, - продолжает Александр. – Сейчас уже бесполезно с этим воевать. Стройка будет продолжаться, несмотря ни на что. Но почему не считаются с нами? Мы же здесь живем! В одном месте дороги машины, проезжая, нарушили дренаж. Лесу грозит затопление.

- Полностью нарушена мелиоративная система, которая здесь была, - соглашается еще один житель с/т «Рыбак» Валерий Иванович Карачинов. - Трубу, которая лежит под бетонкой, продавили. Вы же видите, какие грузовики идут - пять осей, сорок тонн! Изначально наша поселковая дорога не была рассчитана на такую нагрузку. Максимум на легковое авто, или микроавтобус. Здесь же садовое общество!

- Вот улица Спасская, - показывает Валерий Иванович на еще одну дорогу. - Выходит к поселку Взморье. Сейчас подморозило. Этой дорогой грунт со стройки возили на станцию. Дорогу раздолбали в хлам.

- Затем после одного случая движение здесь поутихло, - продолжает Карачинов и рассказывает историю, потрясшую весь поселок.

- Когда была плюсовая температура, все растаяло, в районе мелиоративного ручья в результате работы грейдера образовалась яма.

Однажды там застрял микроавтобус и перегородил дорогу строительной технике. Тут же об этом узнало руководство стройки и предприняло меры: прислали экскаватор на гусеничном ходу, который подцепил машину ковшом и еле-еле вытащил.

- После этого случая вдоль этого места дороги мы поставили ограничительные столбы, - продолжает Валерий Карачинов. - Теперь двум машинам там не разминуться, и движение стало не таким интенсивным. После этого случая мы пригрозили мастеру со стройки Приморской ТЭС, что перегородим дорогу своими машинами и не дадим их технике проезжать.

Не прошло и пяти минут, как сюда подогнали груженые песком и булыжником экскаватор с КАМАЗом, которые укрепили дорогу. А еще там в земле проходят электрокабели.

Словно в подтверждение слов Валерия Карачинова на дороге показывается легковой автомобиль. Останавливается возле нас, из машины выходит молодой мужчина в спецодежде строителя.

- О! Уже сарафанное радио сработало! Начальство приехало, - восклицает Александр Мукомелов. - Вы заметили, что и груженых песком машин сразу стало меньше?! Это водители увидели, что фотографируют и доложили по цепочке.

Подошедший мужчина представляется Сотниковым Сергеем Валерьевичем, представителем подрядной организации ООО «Садолит».

- Сколько это будет продолжаться? – Накинулись на него садоводы - Вы дренажную систему вывели из строя, трубу проломили, машины гоняют как по трассе! Из окон машин выбрасывают пустые бутылки, окурки! У вас каждый отвечает за свое направление: кто за машины, кто за дороги, кто за строительство, песок. А в результате у семи нянек дитя без глаза. Мы не против строительства, но, ребята, имейте совесть!

- Как Вам нравится услышанное? – интересуюсь у инженера.

- Все что надо, мы сделали, - уверен Сотников. - Я тоже у себя под окнами терплю такие же неудобства – строится восточная эстакада. Техника работает круглосуточно. И подъездные дороги разбиты.

- Вы считаете, что это нормально?!

- Это не я так считаю, это государство так считает. Оно приняло такое решение, - отвечает Сотников.

- А законы для Вас – ничто? Есть закон о тишине. Он запрещает подобный шум ночью. Вы его нарушаете!

- Все вопросы к генеральному подрядчику, - уходит от ответа представитель «Садолита».

- Обращались, - отвечает Тамара Кузнецова. - Он заявил, что не отвечает за своих подрядчиков!

- Давайте по справедливости! – спокойно продолжает Сергей Сотников. - Если мы дорогу разбивали, то мы сразу же ее ремонтировали, подсыпали гравием. Подчищали, подравнивали. Вы молчали. Потом когда пошли грузовые машины, вас это перестало устраивать.

- А почему нас это должно устраивать? – вступает в разговор подъехавший чуть позже других Роман Васильевич. - Мой дом находится в конце этой улицы, которую, как Вы утверждаете, привели в порядок. До вас у нас была нормальная дорога, но ваши машины ее разбили!

- У вас была ужасная дорога, - парирует Сотников. - А мы ее привели в порядок. Теперь по ней могут ездить ваши машины. А наша строительная техника здесь уже не ездит!

- Как же не ездит?! Только пока я был дома прошли три машины. Вот и следы остались от гусениц. Ваши машины, грузовики ездят, а наши не могут проехать, застревают. У меня дом трясется, спать ночью невозможно! Пять наших домов относятся к поселку, но страдаем все одинаково: и кто в садовом обществе живет, и кто во Взморье!

- Вы прислали грейдер, - продолжает Роман Григорьевич. - Он ездил туда-сюда, дождь идет, а он гоняет эту кашу, дорога под ним проседает. Становится все глубже и глубже! Не верите? Давайте проедем!

Через несколько минут мы оказываемся на краю поселка. К этому времени супруга Романа Григорьевича приносит фотографии этих мест: на них тепло, лето, кругом зелень. На этом фоне – улыбающиеся мужчины и женщины. Поднимаю глаза: схваченная морозом грязь, вдавленные колеи, застывшая в них вода, напряженные, недовольные лица. Где-то на расстоянии километра от нас идет строительство дороги.

- Сейчас на подъезде к Взморью делается перекресток, - объясняет Сотников. - С него будет съезд, асфальтированный. Пока идет это строительство, нет смысла здесь что-то делать. Наша техника здесь не должна проходить. Если заметите, сфотографируйте. Примем меры. А вообще здесь дорога никогда не была идеальной.

- И Вы считает, что сделали нормальную дорогу? - спрашиваю.

- Здесь никогда не было нормальной дороги. Она появилась только сейчас! Это мы сделали подсыпку. Для этого использовали щебень разной фракции. И крупный, и мелкий. Какой был на тот момент. Вам асфальт надо положить? Вам его никто не положит!

Я не сильный технарь, но то, что я видела, больше напоминает булыжник мелкой фракции. Но спорить с профессионалом – инженером ПГС – не стала. Меня больше интересовало, какие меры после всего услышанного примет представитель подрядной организации.

- Сергей Васильевич, Вы сейчас выслушали возмущение жителей. Доведете эти сведения до своего руководства?

- Да. Я все слышал. Но взаимодействие построено иначе. В садовом обществе есть председатель. Ему надо сообщить все претензии и недовольства. Он встретится с нашим руководством, у них для этого есть все контакты, и будут решать проблему.

- Но вот здесь стоят возмущенные жители, они все Вам высказали, неужели этого недостаточно?

- Нет, только на уровне руководства! – отрезал Сотников. – У нас уже был печальный опыт общения с ними. Тогда под колеса наших машин какие-то палки с гвоздями кидали, «ежи» устанавливали…

Теперь понятно, почему садоводы и поселковые жители не надеются на понимание руководства строительства будущей Приморской ТЭС. Их просто не хотят слышать! Поэтому они пытаются исправить ситуацию самостоятельно. Поставили в известность своими запросами отдел ГИБДД, отдел полиции и прокуратуру Светловского городского округа.

Добились того, что на въезде в садовое общество «Рыбак» появился знак ограничения скорости, контрольные весы. Правда, просуществовали они недолго, но неделю тишины садоводы себе обеспечили. А потом все вернулось на круги своя.

- Сейчас на месте весов горы песка, - рассказывает Александр Мукомелов. - Несмотря на то, что знак остался, приходится выходить среди ночи, останавливать водителей и призывать к порядку. Многие утверждают, что даже не видели знака ограничения! Строительная площадка – 95 гектаров. Представляете, сколько песка сюда надо завести?! Нам терпеть это безобразие еще не один год.

- Сейчас строится дорога в районе поселкового кладбища. Еще одна появится в районе очистных, - говорит Александр. - Мы понимаем, что пока суд да дело, нам придется все это терпеть около двух лет. Поэтому мы не просим многого, хотя на нашей стороне и Конституция, и закон о тишине. Мы просим хотя бы прекратить гонки ночью.

С такой просьбой инициативная группа обратилась и к главе Светловского городского округа Александру Блинову. Он единственный из всех, к кому обращались садоводы, оставил заявление отчаявшихся людей без внимания.

И это неудивительно. Сейчас принято не выбирать, а назначать мэров, сити-менеджеров, глав округов. Это автоматически освобождает их от каких-либо обязательство, которые, к примеру, берут на себя те, кого избирают. Всенародно избранные.

Александр Леонидович! Ваши люди доведены от отчаяния. Они просят элементарного соблюдения их конституционных прав и гарантий. В Светловском городском округе вы для них Гарант. Пора принять меры, пока действительно не произошло большой беды…

Майя БЛИНОВА,
«Новый караван»

1036

Популярное

Приморская ТЭС. В ожидании гробов. Или «Посторонним вход запрещен!»
Появление журналистов «Нового каравана» на стройплощадке угольной ТЭС напугало ее руководство