«Блошиный рынок» Калининграда: это все от бедности нашей

26 Марта 2018 16:19


В Калининграде доживает свои последние дни «блошиный рынок», стихийно расположившийся на задворках Центрального рынка, руководство которого уже несколько недель освобождает от торгового оборудования территорию бывшего промтоварного сектора. Но до людей, торгующих подержанными вещами, им нет никакого дела: территория, которую занимает барахолка, принадлежит городу.

 

Корреспонденты портала Caravan.su отправились поговорить с теми, про кого городские власти забыли, планируя масштабное благоустройство этой части Калининграда.

 

«Блошиный рынок» занимает часть улицы Баранова, у башни Врангеля, затем сворачивает на Пролетарскую. Местные продавцы торгуют своим нехитрым товаром в виде картин, посуды, инструментов, одежды, вязаных изделий, значков и медалей, самоваров, разнообразных статуэток и ретро-вещей.

 

На импровизированных прилавках можно найти и ржавые, никому не нужные гаечные ключи, старые бытовые приборы и другой хлам.


Зная, что торговцы «работают» тут не совсем официально, мы, в общем-то, на откровения особо не рассчитывали.

 

И первое же обращение к «предпринимательнице» закончилось ничем. «Я кушать хочу», - сказала женщина, приспособив под прилавок люк колодца. В руках она держала бутерброд.

 

Бабушка напротив оказалась более словоохотливой. Представилась Екатериной Васильевной и рассказала о своих проблемах, с рынком совсем не связанных.

 

- Я здесь нечасто бываю, иногда приезжаю из Гурьевского района, из Орловки. Но больше ведь некуда.

 

- Екатерина, здравствуйте, лапочка! – здоровается с бабушкой проходящий мимо мужчина. Екатерине Васильевне по виду уже много лет, стоять на ногах тяжело и она опирается на тележку на колесах.

 

- Я вот хотела сходить к Алиханову (Антон Алиханов, губернатор области - прим. авт.) и рассказать про автобус в нашу деревню. У нас теперь остановка в поле. И я иду до деревни так: полежу немного на коляске, иду. Снова полежу, опять метров 10 иду. Цуканов (Николай Цуканов, экс-губернатор Калининградской области – прим. авт.) обещал сделать остановку в деревне еще в 2016 году. Но ушел, и все затихло.

 

На ее картонке лежат всего несколько вещей: портативный водонагреватель, резинки, пуговицы, какие-то подставочки и небольшие кусочки янтаря.

 

- А торговля плохая. Когда возьмут что-то, когда нет. У меня пенсия хорошая, 16 тыс. рублей, но все равно мало. Постою здесь, потом неделю лежу, отдыхаю. О, снова меня фотографируют! Удушат бабку!

 



К бабушке подходит девушка, привлеченная кусочками янтаря. Судя по разговору, она уже давно ими интересуется, но Екатерина Васильевна цену не сбивает. Начался привычный в таких случаях торг.

 

- Правильно, расскажите о нас, - просит Михаил, услышав наш разговор с бабушкой. - У меня есть основная работа, даже две, я ремонтом занимаюсь, а здесь я так, для души. Стою всего один день в неделю, в воскресенье. Я-то молодой, найду себе работу. Пенсионеров жалко. Им вот как…

 

Михаил признается, что и сам нередко становится покупателем.


- Здесь хорошее и нужное место. Я, например, нахожу себе такие вещи, которые в магазине не купишь. А если и попадаются, то дороже.

 

Сосед Михаила пенсионер Григорий торгует бытовой техникой, б/у и новой, уже больше десяти лет. У него свои покупатели, с которыми он, встречаясь, обнимается и разговаривает как с родными.

 

- Я торгую в основном бытовой техникой. До выхода на пенсию занимался радиоэлектроникой. А теперь вот здесь стою. У меня есть постоянные клиенты, они очень благодарны.

 

- Если бы люди с высшим образованием, но в возрасте, могли без проблем работать, то, конечно, никто бы здесь не стоял. Это все от бедности нашей, - рассуждает Григорий.

 

Рядом с ним останавливается женщина, судя по разговору, из постоянных клиентов.

 

- Городу необходимо такое место, куда бы люди могли прийти и продать то, что им уже не нужно, - считает она. - Комиссионные магазины не выход. Они берут большой процент себе, половину от заявленной стоимости. Это людям не выгодно.

 

- Я сам однажды пришел в комиссионку и сдал французский утюг, - подхватывает Григорий. - Через какое-то время мне заявили, что утюг не работает. Они просто рычажок не повернули. Утюг, который стоил 4 тыс., едва за тысячу продался.


- Мы писали в мэрию, чтобы нам отвели постоянное место, пришел ответ, что здесь торговать не положено. Когда-то нам предлагали торговые места на Сельме. Но туда за нашим товаром никто не идет.

 



- А здесь еще и полиция гоняет. На первый раз выписывают штраф 500 рублей. Дальше больше, до 2,5 тыс. доходило. Это накладно. Можно простоять целый день и ничего не заработать. Мы же мелочью в основном торгуем, но все равно хоть какое-то подспорье. Я помогаю детям, у меня трое внуков.

 

- Мы ходили к Ярошуку (Александр Ярошук, мэр Калининграда – прим. авт.), но понимания не добились. Мы бы лучше платили какую-то сумму за торговлю, чем полиции отстегивать несколько раз за день.

 

Становлюсь свидетелем занятного разговора рядом. Торговец – женщина, но явно по найму. Возле нее опустошает увесистый пакет, похоже, хозяин «точки». Но какой-то странный: товара своего сам не знает.

 

- Смотри, какие кроссовки, чисто кожаные, - разглядывает обувь хозяин. - «Адидасы». Меньше чем за пятьсот не отдавай. Посмотри, почти новые. Я вот сейчас их вот так поставлю. Чисто кожаные…


- А это – что? Я не знаю, что это такое. Я не понимаю, положи вот так … Это все новое, с пультом, я не знаю, что это такое. Кто понимает, потом разберется, - шепелявя, бормочет парень.

 

- А это термос. Не новый, но пойдет. Пойдет термос. Это старая модель. Его откручивать надо. Я его уже откручивал. За сотню отдашь. Это тоже не знаю что, чип какой-то.

 

Термосом заинтересовался прохожий мужичок. Хозяин тут же включился в торговлю.


- Здесь резинка старая. Я тебе его подешевле отдам, за 200 рублей. Просто резинку поменяешь.

 

Едва сдерживая улыбку, замечаю, как за мной наблюдает продавец справа от странной парочки.

 

- Я здесь уже года два, - охотно рассказывает Серега. - Рынок закроют, куда столько народа выгнать? Где-то в лесочке, может, на Тельмана…? Найдем по любому. Нам никто ничего не предлагает, а я безработный. И пенсии нет. Если что пойду на рынок, где-то что-то разгружу, поднесу.

 

Бывший судовой повар Вадим настроен не так оптимистично. На картонке, разложенной прямо на снегу, аккуратно сложены кепки, бейсболки и фуражки из натуральной кожи.

 

- Когда-то было хобби, - горько вздыхает Вадим. - Теперь приработок. Пенсии не хватает. Летом с этим товаром езжу в Светлогорск, Зеленоградск. Летом еще более-менее. А зимой торговля слабая. Я продаю от полутора тысяч и ниже, но все равно люди считают, что дорого. А у меня четыре внука, дети снимают квартиры. Появилась лишняя копейка - им. Если рынок отсюда уберут, как мы жить будем!?

 

Часть «блошиного рынка» на Пролетарской по ассортименту явно отличается от той, что на Баранова. Там – попроще, здесь – антиквариат, драгметаллы, нумизматика – «голубая кровь» «блошиного рынка».

 



Прямо под ногами в коробках разместились виниловые пластинки прошлого века. На развале – статуэтки, изделия из янтаря.


- Всю жизнь работал дальнобойщиком, но из-за болезни пришлось бросить руль и перейти сюда, - рассказывает хозяин «старины глубокой» Олег. - Полтора года уже здесь. Если бы нужда не заставила, продолжал бы аниматься дальнобоем.

 

- За товаром мотаюсь по Литве, Латвии, бываю в Европе. Там все организованно, самому приятно. Во всей России и в мире такие места есть. Где есть рынок, там обязательно барахолки. Никто не мешает. А здесь менты «шкурят» по полной программе.

 

Олег рассказывает, что однажды они даже рассказали ор своей проблеме в обращении к президенту Владимиру Путину.


- Недавно пришел ответ: ищем место.

 

К слову, место ищут уже давно.

 

Еще в 2012 году интерес к организации упорядоченной «барахолки» проявила администрация Центрального рынка. Тогда генеральный директор Сергей Званок предлагал организовать «блошиный рынок» на улице Баранова: место насиженное, и горожане не потеряются. Эту идею Званок подсмотрел заграницей.

 

Его поддержал занимающий тогда пост председателя городского комитета муниципального имущества и земельных ресурсов Александр Зуев и распорядился решить этот вопрос оперативно.

 

Через три года мэр Калининграда Александр Ярошук, выслушав вопрос калининградца в прямом эфире программы «Главный час» об организации цивилизованного места уличной торговли, прямо в студии дал распоряжение главе комитета по муниципальному имуществу и земельным ресурсам Александру Зуеву подобрать территорию.

 

«Мы, единственное, посчитаем только уборку и больше ничего брать, конечно, не будем. Согласен. Сегодня, тем более, это нужно. Не будем здесь ограничивать. Раньше я был против, а сейчас понимаю, что это нужно», ― обещал градоначальник.

В октябре 2015 года председатель комиссии горсовета Калининграда по поддержке малого и среднего бизнеса депутат Артур Ковалев предложил организовать «блошиный рынок» по периметру острова Канта вдоль Преголи.

 

"Мы видим подобные рынки в Европе, в Москве. Почему бы не организовать что-то подобное?  Выделить улицу, сделать ее на воскресенье пешеходной. Чтобы желающие могли приносить антикварные вещи, сувениры, поделки. Это может стать хорошей традицией", - предлагал Ковалев.


Члены комиссии инициативу поддержали, но … цивильной «барахолки» так и не появилось. Но плату теперь с торговцев берут стабильно.

 

Мероприятие называется «профилактическим рейдом сотрудников региональной полиции». За «предпринимательскую деятельность без государственной регистрации или без специального разрешения» торговцы, продающие  инструменты, запчасти, посуду и предметы старины становятся нарушителями закона и обязаны заплатить штраф - от 500 до 2000 рублей.

 

Во многих городах России и всего мира существуют так называемые «блошиные рынки». Своим появлением первый такой рынок обязан Наполеону, приказавшему собрать всех старьёвщиков в одном месте.

 

Калининградский «блошиный рынок» берет свое начало в 70-х годах прошлого века, когда на месте сегодняшнего «БалтЭкспоЦентра» за забором располагался так называемый «талон». Старожилы хорошо помнят это место. Затем Остров стали активно застраивать и «талон» переехал на пересечение улиц Баранова-Пролетарской, где находится и поныне.

 

Скоро нашей барахолке исполнится полвека, но она по-прежнему работает на птичьих правах.

 

Предприниматель Лидия Яценко, торгующая по соседству изделиями из янтаря считает, что проблему надо решать срочно. Ведь скоро их янтарные палатки приобретут цивилизованный вид, а «барахольщикам» такое счастье не светит.

 

- Мы-то приведем свои палатки в божеский вид, а с этим «блошиным рынком» что будет? Его торговцам некуда девать свои ящички, картонки, которые служат им прилавками. Они складывают все вокруг водоема, захламляя территорию. Город должен решить этот вопрос.

 

- Наши интересы сталкиваются с этим «блошиным рынком». О них никто в городе не думает, хотя мировой опыт такой торговли есть. Мы стоим официально, они - нет. Их очень жалко, потому как постоянно гоняет полиция. О них бы кто-нибудь подумал…!

 

Майя БЛИНОВА

2868

Популярное

Губернатор Антон Алиханов: «В следующий раз приеду и проверю размер заработной платы!»

Под Гурьевском открылся комплекс по переработке и хранению зерновых «Молочная фабрика».

Гарри Гольдман о янтарщиках: «Убрать их надо! Давно! Это же кошмар! Шанхай какой-то!»

Янтарщики: «Власть готовит теплое место в центре Калининграда для своих людей».

«На развалинах Баранова». Предприниматели Центрального рынка несут миллионные убытки

Чиновники в регионе поставили сотни семей на грань банкротства.