Антон АЛИХАНОВ, врио губернатора Калининградской области

Онкология, врио губернатора Антон Алиханов и пирамида Хеопса

25 Октября 2016 16:27
По мнению врио губернатора Калининградской области Антона Алиханова, онкологическая служба Калининградской области находится фактически в руинах и ее нужно срочно восстанавливать. Он отметил, что «в первую очередь нужно восстановить в здании бывшего онкологического диспансера в Калининграде два отделения и установить там цифровой маммограф».

После заседания регионального кабмина, отвечая на вопросы журналистов калининградских СМИ о переносе начала строительства онкологического центра, Алиханов отметил:
«На самом деле, существовали объективные причины, почему строительство не начиналось. Ситуация сложилась таким образом, что проект подвергся резкой критике Минздрава РФ, академиков и специалистов в вопросах онкологии (...)
Не нужно строить «пирамиду Хеопса», в которой непонятно кто будет работать и которую непонятно как мы будем содержать. Главное - диагностика. На это и будем делать упор. Мы примем экстренные меры, чтобы снять остроту проблемы в части женского рака».

Так же Антон Алиханов заявил, что власти Калининградской области будут активно отправлять онкобольных на лечение и обследование в другие регионы России.

«Ситуация, когда люди по полгода ждут, когда их запишут на обследование, просто недопустима», - эмоционально завершил свою мысль врио губернатора.

Виктория ДНЕПРОВА,
«Новый караван»

611

Популярное

Глава областного Минздрава Кравченко: «Опасений нет. На работу в Онкоцентр перейдут онкоотделения двух больниц»

Между тем, до торжественного завершения строительства лечебного учреждения остается меньше года...

«У детей рака не бывает». Онкологи Санкт-Петербурга обучили врачей из Калининграда и приняли более 150 ребятишек

«У детей бывают опухоли врожденные, например, опухоль почки, которая закладывается еще внутриутробно. Или гепатобластома, опухоль из печени».

Антошке Калугину из Балтийска опять нужна ваша посильная помощь! Пока еще можно спасти ребенка...

Антону дали два месяца жизни. Два месяца! Господи, ему только семь лет. Но он ничего, кроме больниц, не знает.