Интервью в операционной. Офтальмолог Инесса Иванова о счастье возвращать людям зрение

12 Февраля 2018 18:59

В конце 2016 года на территории Калининградской областной клинической больницы началось строительство офтальмологического центра. Все работы велись с опережением графика: строительная техника и люди трудились в две смены - с 8 утра до 3-х часов ночи.

Прошел год. С января 2017 года новый офтальмологический центр вступил в строй. Три дня в неделю в трех операционных работают четыре высококлассных хирурга, возвращая людям зрение, а по большому счету, полноценную жизнь.

Однажды на официальном сайте больницы появилось стихотворение ветерана войны Ирины Рыльской, посвященное «врачу от Бога Инессе Ивановой, подарившей свет».

Что говорить - спасла меня,
Будто на фронте от огня.
И жить, и видеть - что за радость!
Не знаю, много ли осталось.
Но так хочу, чтоб ей досталось
Любви побольше и тепла
Она здоровой быть должна,
Счастливой, сильной, доброй быть -
Ну как её благодарить?!

- Эта бабушка уже умерла, прожив 95 лет. Но она увидела всех своих родственников! Я очень рисковала. Она могла умереть на операционном столе. Но не дать ей эту возможность я не могла …

Мы разговариваем в святая святых – операционной отделения «Микрохирургии глаза». Только что закончилась операция по лечению глаукомы. Больного уже доставили в палату и у Инессы Ивановны есть несколько минут перед следующей, четвертой по счету на сегодня.

- Меня нельзя трогать, - предупреждает Инесса Ивановна фотокорра. - Я стерильная.

Бросив взгляд в зеркало, просит санитарку снять маску. Взгляд спокойный, чуть уставший.

- Отдаешь свою энергию пожилым людям, - говорит врач. - Но какое испытываешь удовлетворение, когда практически незрячий человек начинает читать! Благодаря появлению Центра мы смогли на месте проводить операции по поводу отслойки сетчатки. В прошлом году сделали 112 таких операций. Это те 112 калининградцев, которые, не будь этого Центра, вынуждены были бы оперироваться в федеральных клиниках.

- Наше оборудование позволяет оперировать отслойки , гемофтальмы, макулярные разрывы. Такие операции считаются вершиной хирургической офтальмологии. К сетчатке, макуле прикасаться может не каждый хирург. Если кто-то осмелился, значит, он это может, у него получается. Это такой кайф испытываешь!

- Самое замечательное, когда на сетчатке удается выполнить всю технологию. А если на следующий день больной прочитал волшебные строчки в таблице, большего счастья быть не может. Особенно, если человек не видел до операции вообще.

Офтальмолог Инесса Иванова: «Когда больной прочитал волшебные строчки в таблице, большего счастья быть не может!»

В операционную вводят следующего пациента. Пожилой женщине 77 лет. Искренне удивляюсь, но операционные медсестры рассказывают, что противопоказаний по возрасту в таких операциях, а хирургу предстоит сейчас удалить катаракту ультразвуком, нет.

- И в 90, и постарше оперируем. Если терапевт разрешает, оперируем, - говорит Иванова.


Больную укладывают на операционный стол, накрывают голову, оставляя свободным лишь оперируемый глаз.

- Сейчас будем проводить факоэмульсификацию катаракты, то есть удалениe катаракты ультразвуком, - поясняет Инесса Ивановна.

Ее «рабочее место» находится у изголовья больной. Она разута, под ногами две педали, на каждой - около двадцати положений.

Операция проводится с применением специального микроскопа и высокоточного инструментария, позволяющего работать через минимальный разрез, не травмируя другие ткани глаза. Для полного комфорта пациента она проводится под местным наркозом.

Пациентка все слышит и следует указаниям хирурга.

- Без интеллекта больного сделать эту операцию невозможно. Вы себя хорошо чувствуете? Сейчас нужно будет спокойненько полежать, я сделаю обезболивающий укол. Посмотрите, пожалуйста, вверх и налево. Сейчас я установлю держалку, чтобы глаз не закрывался.

- Оборудование позволяет нам работать на веках под микроскопом, на слизистой оболочке, удалять хрусталик, и на сетчатке, - рассказывает Инесса Ивановна.

- В работе используются одноразовые расходные материалы. Отдел закупок тратит треть своего времени на то, чтобы дать нам возможность работать.

- Налево посмотрите, подбородочек не поднимайте. Тихонечко, не крутите глазиком. А теперь посмотрите, пожалуйста, вниз, на ножки. Еще разок уколю. Ущипну разочек, потрепите немножко! Прошу: не опускайте подбородок. Резких движений не делайте! Если двигаетесь, то как в замедленном кино. Сейчас я накладываю держалочку на верхнюю прямую мышцу, чтобы зафиксировать глаз в определенном положении с помощью зажима. Иначе оперировать невозможно.

- Все операции, которые мы делаем, имеют свою технологию. Ее строгое соблюдение позволяет получить запланированный результат. Это еще Федоров установил (Святослав Николаевич Фёдоров - советский и российский офтальмолог, глазной микрохирург – прим. авт.). Чтобы получить навыки хирург должен сначала изучить технологию, потом пройти обучение на имитаторах. Сдать экзамен, получить допуск.


Все это было и в жизни Заслуженного врача России заведующей отделением микрохирургии глаза областной клинической больницы Инессы Ивановой.

После окончания Оренбургского мединститута работала в филиале МНТК «Микрохирургии глаза» им. С.Н. Федорова. С 1997 года работает в отделении « Микрохирургии глаза» Калининградской областной клинической больницы. Больше десяти лет возглавляет отделение «Микрохирургии глаза», главный внештатный офтальмолог Калининградской области, Председатель Калининградского РО Общества офтальмологов России. Врач высшей категории, имеет сертификат специалиста РМА.

- С помощью специальной рукоятки мы заходим через маленькое отверстие, разбиваем хрусталик на части и измельченный участки удаляем с помощью аспирационной системы.

- Люба, линзу! – командует Иванова. - Линза Rayner, 26. Покажите мне линзу!

Несмотря на властный тон, отношения между оперирующим хирургом и операционной медсестрой очень доброжелательные.

- В глазной хирургии, операционная сестра, это практически половина хирурга, - рассказывает Инесса Ивановна. - Так случилось, что мы с Любой (Любовь Семеновна Дударева – прим. авт.) работаем с 1987 года, еще с Федеровской клиники. Потом сначала я сюда приехала, затем Люба.

- Такой длительный период совместной работы позволяет читать мысли друг друга, даже когда хотим поругаться. А такое случается, жизнь все-таки, рабочие моменты. Как в семье. А вообще, полное понимание, - улыбается под маской Иванова.

- Посмотрите, какое у нас оборудование. С ним надо быть на «ты» не только хирургу, но и медсестре: загрузить программы, установить нужный уровень давления, помочь хирургу сориентироваться в этапах операции, подать вовремя в руку нужный инструмент, проследить, что бы в аппарате всегда была жидкость.

- Иногда бывает так, чтобы я не могу отвлечься от экрана, просто протягиваю руку за инструментом. Люба безошибочно подает нужный. Когда Люба уходит в отпуск, мне очень плохо, - признается врач.

- Повыше посмотрите, пожалуйста, - обращается она к больной. - Чуть выше подбородочек. Не двигайте глазиком. Все у нас хорошо.

- Сейчас я делаю гидратацию разреза. В данной операции швы не накладываются. В краешек разреза вводится жидкость для того, чтобы создать искусственный отек. Не напрягайте, пожалуйста! И со временем эта рана склеивается сама.

- К нормальной жизни больная вернется через месяц. Две недели после операции будет повязка на глазу. Не сжимайте веки, а то складочка на глазу образовывается. Вниз посмотрите, пожалуйста.


Это самая простая операция. Хотя в отделении микрохирургии глаза областной больницы больные приходят чаще всего с осложненными катарактами – помимо нее есть глаукома, или катаракта с подвывихом хрусталика. Либо она очень-очень плотная, или протекает на фоне сердечно-сосудистых заболеваний.

Операция закончена. Инесса Ивановна интересуется состояние больной.

- Как вы себя чувствуете? Я вас не заговорила? Вам нужно три часа полежать на спине. Затем можно потихонечку встать, покушать. Не наклоняться и не ложиться на правый бок.

У нас есть несколько минут пообщаться перед следующей операцией.

- Как правило наши больные находятся в очереди ожидания месяц. Но в журнале ожидания они могут быть зарегистрированы и год назад. Но не были сразу прооперированы потому, что, скажем, не было таких острых показаний к операции.

В Центре одновременно могут проходить несколько операций в день. Для этого есть три операционных.

- Стараемся, чтобы операционные были всегда заняты. У нас четыре хирурга и мы таким образом планируем свой рабочий день, чтобы оборудование не простаивало.

При наличии расходных материалов, в неделю проводится более 60-ти операций. Все, по словам заведующей, очень дорогостоящие. Офтальмологическая помощь в медицине вообще является одной из самых затратных. Связано это с тем, что большая часть расходных материалов – импортного производства, как и оборудование.

- Но мы стараемся использовать и отечественные. Вот, например, сейчас мы использовали отечественный хрусталик. Они очень качественные, это достойная альтернатива зарубежным аналогам. Мы лично смогли в этом убедиться еще пять лет назад.

В операционную вводят следующего пациента.

- Он попал к нам год назад практически слепой, - рассказывает врач. - После операции он видел две строчки в таблице. Но глаукома неумолима. Очень сильно прогрессировала. Мы боролись за его зрение. Была проведена повторная операция.

Инесса Ивановна возвращается к операционному столу. А мы покидаем операционную. В коридоре перед дверями сидит больная, которую Инесса Иванова прооперирует сегодня последней.


- Бабинова Наталья Александровна, 65 лет, из Зеленоградска, - приветливо реагирует женщина на нашу просьбу.

- Я обратилась к врачу по месту жительства год назад. Стала плохо видеть. Диагностировали катаркту. Целый год ждала очереди. Это очень неудобно. Читала, что с катарактой так тянуть нельзя. Но говорят, что это плановая операция и такой срок ожидания на бесплатную помощь при этом заболевании во всех странах.

- Сложно было пройти все анализы, которые обязательны для операции. Сразу не удалось, а перечень обязателен и анализы должны быть в норме. Пришлось приезжать несколько раз, пока все окончательно не подготовила.

- Операция должна была пройти еще в декабре, но не было хрусталика нужного размера, тоже пришлось подождать.

- Я сама экономист, кое-что в этом понимаю. Неужели нельзя спланировать? В прошлом году сделали анализ, прикинули с учетом старения населения, закажите эти хрусталики и пусть они лежат. Это возмущает. Врачи говорят, что работа в этом направлении ведется.

Три года назад у Натальи Бабиновой был печальный опыт операции на глазу в платной клинике Калининграда. Отдала за операцию 20 тысяч рублей.

- После операции видела на 90%. А сейчас осталось 30%. Хотя гарантии давали более оптимистические. Ну, это частная клиника. Второй глаз решила делать здесь. Здесь бесплатно, по полису. Надеюсь, что все получится хорошо.

Наталья Бабинова делится своим впечатлением о Центре.

- В палате пять человек, чисто, просторно, тут же душевая и туалет. Но жалко врачей. Работают на износ. Оперирующий врач не должен заниматься бумажными делами, у нее должен быть заместитель по этим вопросам. Он должен решать вопросы с обеспечением расходными материалами, лекарствами.

Интересуюсь состоянием перед операцией.

- Я не волнуюсь. Женщина все может выдержать. Очень хочется видеть.

Майя БЛИНОВА

569

Популярное

«Кадровый парадокс Алиханова». Министр Кравченко о дефиците лекарств для льготников

Калининградцы в дефиците винят замминистра областного Минзрава Дениса Кружко.

Центр женского здоровья открылся в Калининграде на улице Иванникова
Маммология, узи, гинеколог. Супер оборудование и приглашенные врачи со всей России.
История из жизни. Про ежедневный подвиг врача Иры и уроки Бога
Божий промысел в том, чтобы все мы в любой ситуации оставались людьми, уверена колумнист Ольга САВЕЛЬЕВА.