Александр КРАВЧЕНКО, главный врач онкоцентра

Главный врач онкоцентра: «Кадры есть, но их не берут на работу»

21 Ноября 2016 18:44
Нынче о проблемах калининградской онкологии говорят буквально все. Ну а как же: калининградское отделение Общероссийского Народного фронта за последние несколько месяцев инициировал ряд мероприятий с участием именитых российских врачей, представителей местного медицинского сообщества, организаторов здравоохранения.
И понеслось!

Еще в августе мало кому известный московский варяг, сегодня Александр Юрьевич - специалист, с которым приходится считаться местным медицинским коллегам. Расшевелил местное «болото», и вдруг каждый в меру своей сердитости со страшной силой стал бороться с недостатками в наших родных больницах и поликлиниках.

Знакомьтесь: Кравченко Александр Юрьевич, главный врач калининградского онкологического центра, кандидат медицинских наук - о наболевшем.

Корр.: - Один из наболевших вопросов калининградской онкологии и не только – кадровый дефицит. О нем говорят уже не первый год, вроде что-то решают и делают, но вопрос с повестки дня не снимается. Вы анализировали эту проблему?

А. Кравченко: - На недостаток кадров жалуются все руководители медучреждений области. При этом, когда я интересуюсь, что было сделано для того, чтобы кадры появились, в основном, отвечают, что разместили вакансию на интернет-сайтах.

На мой взгляд, этого недостаточно. У нас есть при БФУ им. И. Канта медицинский институт, где учатся 1 700 студентов. Большая их часть проживает в Калининградской области.

Я предлагаю главврачам выйти на руководство мединститута, узнать, кто из студентов местный, и привлечь их в больницу/поликлинику на практику, на подработку в выходные дни в качестве среднего медперсонала (этот путь я сам проходил в свое время).

Можно попросить других врачей поговорить с потенциальным коллегой, убедить студента после выпуска вернуться домой и работать в местной больнице, а затем обеспечить «вход в специальность».

Дать ему сегодня прикоснуться к специальности в первом приближении во время практики. Именно на предметные беседы должны делать упор руководители больниц и поликлиник.

Кадровая проблема, по моему убеждению, кроется в том, что мы не готовы принимать новые кадры. А они есть, они периодически вращаются по области, ищут работу, но их никто не готов брать.

Недавняя ситуация. Мы запустили сверку пациентов по раковому регистру. Пришел сверять документы мужчина. Да, он в возрасте, ему 65 лет.
Он всю жизнь проработал в онкологическом диспансере заведующим отделением хирургических методов лечения. Переехал сюда на постоянное место жительства с Дальнего востока по семейным обстоятельствам.

Сказал, что готов работать. Прошел несколько медучреждений области и устроился чуть ли не медстатистом. Ему отказывали с формулировкой, что нет потребности в таком специалисте!

То есть я вижу активного человека, работоспособного, который может работать на приеме, быть хорошим помощником в стационарном отделении. Я даже не исключаю возможность того, что он сможет оперировать не хуже, а может, даже лучше других.

Но! Мы не пускаем в эту систему врачей, это первое. И второе, мы не ищем и не пытаемся выращивать кадры. У меня складывается впечатление, что когда мы говорим о кадровой проблеме, мы ограничиваемся только разговорами. Это позволяет нам обосновывать наши же недоработки.

А кадры, оказывается, есть. Но надо приложить некоторые усилия, чтобы они появились в лечебном учреждении. Например, чтобы в больнице, где до сих пор не было онколога, появился такой специалист, надо его найти, а затем начать процедуру получения лицензии.

Как это случилось в Багратионовске. Искали онколога, нашли, и сейчас находятся в процессе получения лицензии. В итоге у них начнет работать первичный онкологический кабинет. Это тот случай, когда желание с возможностями совпали.

Не использовать потенциал мединститута, на мой взгляд, - преступление.
Я, в свою очередь, интересовался у его директора Сергея Коренева, спрашивал ли кто-нибудь про то, как найти себе в район специалиста необходимой специальности?

Ответ отрицательный, при этом он утверждает, что сам не единожды поднимал этот вопрос в беседах с руководителями медицинских организаций.

Другой вариант. Зная, что у нас есть дефицит онкологов, мы можем брать специалиста другой направленности и готовить его для работы онкологом.

Онкологом может стать, например, хирург или гинеколог.
Больница имеет право и возможности это сделать. Четырехмесячное обучение - и больница получает своего онколога, а врач – два сертификата. Это дополнительный способ закрывать кадровый вопрос!

Вариантов множество, желания нет. Задача главврачей, на мой взгляд, - всецело помогать молодежи профессионально закрепляться на родных территориях и работать в госмедицине.



Корр.: - Недавно обсуждался вопрос эффективности использования медоборудования. «Новый караван» уже писал об этом. И, мне кажется, цифры, мягко скажем, не совсем совпадают с реальным положением вещей.

А. Кравченко: - Мы знаем, что сегодня ну очень сложно попасть на компьютерную томографию. А цифры говорят об обратном: компьютерный томограф в загружен всего на 84 %. Этот показатель вызывает у меня странные эмоции.

То есть здесь мы сталкиваемся с тем, о чем говорил во время своего недавнего визита в Калининград профессор НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова из Санкт-Петербурга Алексей Михайлович Беляев. Надо провести аудит и все-таки понять, как работает наше медоборудование. А причин нереальных цифр может быть несколько.

Во-первых, несоответствие данных в обработке. Вторая, и мне бы очень хотелось ошибиться, томограф работает больше, чем официально учитывается.

Например, регистрируются исследования, выполненные до 16.00, а реально исследований проводится больше, чем подается в отчетах. Я не могу и не должен это объяснять, не моя компетенция. Я могу только предполагать и догадываться. Но это тоже предмет для разговора.

С другой стороны, огромная очередь на томографию не всегда говорит о загрузке оборудования. Есть некий физический предел. Допустим, мы знаем, что если мы будем выжимать все из какого-то диагностического устройства, мы сможем «прокрутить» на нем 16 больных, по полчаса каждый в 8-часовой день. Но можно прибавить еще 3 часа работы, и тогда уже будет 22 обследованных. При этом можно на одно исследование потратить 30 минут, а можно полтора часа. И тогда будут очереди.
Сейчас этого не понять. Ясно одно: цифры не отражают реальную картину происходящего.

Было озвучено, что в областной больнице один колоноскоп… Я с трудом представляю, как он один «переваривает» нужный объем работы.
Совсем недавно ко мне подходила пациентка с просьбой помочь ей пройти колоноскопию.

И вот история из первых уст: пришла к проктологу, он назначил колоноскопию. Прихожу в регистратуру, без направления не записывают. В платной регистратуре тоже требуют направление. Зачем? У нее уже есть заключение врача, где назначена колоноскопия. А в платной зачем направление? В итоге ей сказали, что очередь большая, но сколько ждать, не сказали.

Корр.: - «Новый караван», освещая приезд онкологов из Санкт-Петербурга, писал о перспективах развития онкологической службы в ближайшем будущем – открытие кабинета женского здоровья в Калининграде, подписание соглашения между онкологической клиникой им. Н.Н. Петрова и калининградской областной больницей. Есть результаты?

А. Кравченко: - В рамках улучшения оказания онкологической помощи населению в области, в Гусеве, открылся кабинет патологии шейки матки. Мы пригласили туда на работу шикарного специалиста-гинеколога.

За четыре дня работы кабинет посетили более 100 человек. Три действующих неплохих акушера-гинеколога, которые в лице новой коллеги получили правильную методическую помощь. Минздрав, со своей стороны, организовал хорошую информационную, методическую и материальную поддержку.

Рак шейки матки - очень тревожная болезнь для Калининградской области. Процент запущенности – более 50. То есть каждая вторая женщина попадает тогда, когда лечить совсем сложно.

Сейчас мы обкатываем этот проект, выявляем проблемы, ищем пути их решения. А в ближайшее время планируем растиражировать этот опыт в Багратионовске и Зеленоградске. По сути дела, это первый и очень важный шаг к внедрению скрининговых программ.

Сегодня готовится помещение под установку тяжелого высокотехнологичного оборудования для работы Центра женского здоровья на базе онкологического диспансера.

Процесс под контролем губернатора и регионального минздрава. Продумывается логистика по безостановочной работе кабинета. Говорить о каких-то конкретных сроках не берусь, но, думаю, апрель-июнь – это реально.

А в двадцатых числах ноября мы ожидаем прибытие питерских коллег для подписания озвученного соглашения.

Корр.: - Не могу не задать уже набивший оскомину вопрос о строительстве онкоцентра. Недавно заговорили о ПЭТ-центре. ПЭТ-центр и онкологический центр – это одно и то же?

А. Кравченко: - Терминологическая путаница. Я не говорю ни про онкологический центр или диспансер, ни про ПЭТ-центр, я говорю так: структурная единица, занимающаяся вопросами онкологии.
Если посмотреть номенклатуру лечебных учреждений, онкологического центра там нет. Но есть онкологический диспансер. Почему-то все считают, что диспансер занимается только контролем, оценкой и наблюдением. Это не так.

Диспансер – это высший уровень оказания онкологической помощи на территории субъекта РФ. В нашем случае – головное онкологическое учреждение Калининградской области. Нам он нужен, и речь о том, что его не будет, никто не вел. Просто в тот момент, когда обсуждался первоначальный проект строительства онкоцентра, стало понятно, что нам такое лечебное учреждение не нужно по целому ряду причин, о которых уже не единожды писали – это и высокая стоимость, и перебор оборудования, и пр.

И тогда появилась история о том, что один из частных инвесторов готов прийти со своими инвестициями в Калининградскую область и построить ПЭТ-центр. Получалось, что на одной территории будут два учреждения – ПЭТ-центр, построенный за счет частных инвестиций, и онкологический – за государственные деньги. Никто не подменял эти понятия, они всегда шли рядом.

Работа по определению необходимого формата онкоцентра не останавливалась и продолжается до сих пор. Ждем экспертное мнение коллег из Санкт-Петербурга, которое поможет нам понять, что у нас есть из оборудования и как мы можем его использовать или не использовать.
А также, чего нам не хватает, для того чтобы мы могли обеспечить необходимую помощь на должном уровне и должной доступности.

Например, зачем нам строить патоморфологическую лабораторию, когда у нас есть совершенно новая с очень хорошей автоматизацией процессов в областной больнице? Если мы правильно организуем ее работу, она может обслуживать всю область.

Питерские онкологи отметили во время своего последнего посещения калининградских лечебных учреждений, что у нас есть даже такое оборудование, которого нет в НИИ Им. Н.Н. Петрова.

Наиболее активно сегодня прорабатывается вопрос проведения лучевой терапии. Понятно, что без строительства нового лечебного учреждения мы ничего не изменим. И все-таки хорошие новости есть.

Я признаю, что у нас не самый современный аппарат для лучевой терапии и полагаться на него я бы не стал. Хотя у меня есть масса оппонентов, которые утверждают, что на нашем оборудовании для лучевой терапии можно делать удивительные вещи. А вы тут, мол, понапридумывали.

Да, действительно, какое-то время нам все-таки придется работать на этом аппарате. Но уже сегодня губернатором и минздравом принято решение модернизировать имеющееся оборудование для лучевой терапии.

Сегодня аппарат «АГАТ-С» является поставляемым аппаратом для лучевой терапии, его никто не снял с производства, поэтому заменить устаревшие механизмы на современные нам под силу и материально, и физически.

Корр.: - А не получится так, что имеющийся модернизируем, снимем некое напряжение и выяснится, что нам и этого достаточно, незачем строить нечто большее.

А. Кравченко: - Не получится. Нам удалось доказать необходимость полноценного учреждения для лучевой терапии, потому что есть клиническая потребность, есть пациенты, которых нужно лечить, кроме того, не любого человека мы можем отправить лечиться за пределы области. Кадровый вопрос здесь не стоит, специалисты есть, а начать работать на модернизированном оборудовании, я надеюсь, мы сможем даже раньше, чем откроется Центр женского здоровья.

Но даже при таком развитии событий это не снимет вопроса лечения за пределами области. Не все сегодня можно сделать даже на модернизированном оборудовании. Подобным аппаратом все проблемы закрыть нельзя. Аппарат аппарату рознь – разное направление пучка, разные виды излучения. Нужны и линейные ускорители, которых у нас сегодня нет, и современные аппараты для местного воздействия.

Корр.: - Еще на слуху у всех случаи самоубийств онкологических больных из-за проблем с получением обезболивающих препаратов. После самоубийства контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, который страдал от сильных болей, вызванных раком, и последовавшей волны самоубийств онкологических больных проблему начали решать. Однако в последнее время опять раздаются тревожные звоночки.

А. Кравченко: - На обеспечение наркотическими обезболивающими препаратами в Калининграде пока жалоб нет, но мы надеемся, что и не будет. Наш минздрав сработал на опережение, если позволите так выразиться.

Сегодня мы разработали систему онлайн-отслеживания пациентов, получающих наркотические препараты. Делается это для того, чтобы, во-первых, не нарушить бесперебойное обеспечение такими препаратами, а главное - отследить тех пациентов, которые перестали за ними обращаться. Со дня на день эта система начнет внедряться в лечебные учреждения города.

Кроме того, упрощается сама схема выдачи обезболивающих наркотических препаратов онкобольным. Созданная система позволяет очень четко видеть возможность выбора различных препаратов, а надзорным органам - контролировать их наличие и степень получения нуждающимся населением.

И еще одно нововведение, предмет личной гордости и разработки.
Сегодня мы готовы запускать в тестовом режиме интересную уникальную систему общения с пациентами – электронный опрос - в самом первом звене, в ФАПах. Он может проводиться либо сотрудником ФАПа, либо самим больным. На основании ответов на простые вопросы можно определить пациента в группу риска по развитию того или иного заболевания, автоматически сформировать ряд рекомендаций на что обратить внимание, куда сходить, к какому врачу обратиться. Тем самым достигается повышение доступности и своевременности медпомощи.

В отличие от программ скрининга, безусловно я не отрицаю важности скрининговых исследований, которые почти всегда затратны, здесь все бесплатно и максимально просто.

Там¸ где будет работать эта система, помимо прочего, появится возможность отследить статистику посещения ФАПов. Врач сможет определить риски заболеваний у пациента, например, организовать выезд узкого специалиста, скажем эндокринолога, если обнаружится, что есть группа больных с высоким риском развития эндокринологических заболеваний. В обычной работе эту информацию собрать очень трудно. Со следующей недели мы начнем внедрение этой системы в Багратионовске.

Понятно, что всех изменений и улучшений, о которых рассказал Александр Юрьевич, завтра мы не увидим и не почувствуем. Еще недавно онкологический диагноз звучал как приговор. Сегодня это не так, ранняя диагностика и лечение рака возвращают больного к нормальной жизни, современная онкология позволяет излечивать многие опухоли, хотя потери еще неоправданно велики. Российская наука и здравоохранение обладают всеми необходимыми ресурсами, знаниями и квалификацией для работы в этом направлении. Появились новые методики высокотехнологичной медицины.

Появились, но не у нас. Мы пока только открываем кабинеты женского здоровья. Но и это здорово! Первый уверенный шажок навстречу больному сделан.

Майя БЛИНОВА,
«Новый караван»

341

Популярное

«Кадровый парадокс Алиханова». Министр Кравченко о дефиците лекарств для льготников

Калининградцы в дефиците винят замминистра областного Минзрава Дениса Кружко.

Центр женского здоровья открылся в Калининграде на улице Иванникова
Маммология, узи, гинеколог. Супер оборудование и приглашенные врачи со всей России.
История из жизни. Про ежедневный подвиг врача Иры и уроки Бога
Божий промысел в том, чтобы все мы в любой ситуации оставались людьми, уверена колумнист Ольга САВЕЛЬЕВА.