Олег КОПЫЛОВ, архитектор

На тебе, боже, или «… Ножка отсохла, ручка короткая». Архитектор Копылов о памятниках в Калининграде

08 Апреля 2019 17:21

Политика наших властей по отношению к памятникам в Калининграде похожа на поведение скупой модницы. Все «новинки» нужно обязательно приобрести, а старые, но еще хорошие вещи, закинуть подальше на антресоли.

За последнее время в городе появилось много разных памятников. Большинство из них, мягко говоря, вызывают изумление, но раз поставлены - не убирать же...

Что же касается памятников, которые появились в Калининграде еще при немцах и советской власти, то они нынешнее руководство не то, чтобы мало заботят. Они настолько качественно выполнены, что простоят еще пару десятилетий при минимальном внимании, и еще лет сто - при должном уходе.

 

О памятниках нужных и не нужных, о благоустройстве городских территорий мы говорили с известным калининградским архитектором Олегом Копыловым


Как у творческого и неравнодушного человека, у Олега Вадимовича есть на все не только свой взгляд, но и проект.

 

КОРР.: - Олег Вадимович, за последние несколько лет в городе появилось много памятников. Вроде - что плохого в таком украшении городских улиц? Но вместо этого на ум приходит мысль, что Калининград стал для таких произведений искусства большой камерой хранения. Ни одни из вновь установленных памятников не вызывает у горожан положительного мнения. А что вы думаете на этот счет?

 

Олег КОПЫЛОВ: - Согласен. Такое впечатление, что их собрали с полок. Приходишь в архитектурную мастерскую какого-нибудь скульптора. У него кроме большого зала с поворотным кругом есть еще стеллажи вдоль стен со старыми работами. Половина из которых даже не прошли худсовет. Ножка отсохла, ручка короткая…

 

- Один из таких неликвидов – это наш Петр Первый у штаба Балтфлота. Эта кокетливо выставленная ножка, несуразная, - работа нашего известного скульптора. Он очень хороший мастер. Но у каждого творческого человека бывают неудачи. И вот какой-то чиновник, далекий от архитектуры, нет, чтобы взять с собой специалиста, - едет сам в командировку и сам решает, что заказать.


 

На сегодняшний день название России – некомпетентность во всем!

 

- Второй пример - статуя Николая Чудотворца. Все знают, что он долгое время где-то валялся. Потом его решили привезти сюда.  Его художественная ценность весьма сомнительна.

 

- Я уже про Родину-мать не говорю, у которой при определенных ракурсах появляется… Но, это, кстати, еще не самое плохое, все скульптуры имеют уязвимые ракурсы.  Страшно, что она стоит на пьедестале тирана. В свою очередь, ему этот пьедестал достался от какого-то немецкого памятника.

 

- А тех, кто имел отношение к установке памятника Александру Невскому, я вообще бы уволил. Эта вещь не прошла даже наш дремучий Совет по культуре при губернаторе Алиханове. Она туда даже не добралась. Просто наверху было принято соответствующее волевое решение. Ошибок много. Ужасная композиция с тевтонским крестом за спиной. Поза, копьецо, ножка, выставленная вперед,  - все это какое-то статуэточное.

 

- И второе. У скульпторов есть такое понятие - воздушная перспектива. Все, что установлено на улице, кажется меньше в полтора раза. Чтобы фигура смотрелась один в один, ее нужно сделать высотой 2.5 метра. Тогда с расстояния 15-ти метров она будет казаться фигурой 1.8 м. А чтобы она смотрелась памятником, нужно сделать ее высотой  6-7 метров.

 

- Третье. О какой площади мы говорим?! У нас нет площади. Площадь - это архитектурный ансамбль, который имеет застройку как минимум с трех сторон. А там  только одно здание. Это не площадь, это - монгольская степь какая-то. Там скульптура ни к чему не привязана.



 

- Я вам говорю прописные истины. Это все есть в учебниках по градостроительству для студентов первого курса.

 

КОРР.: - Если бы у вас были полномочия, какие памятники на территории города вы бы оставили?

 

О. КОПЫЛОВ: - Я бы оставил все немецкие памятники. Из наших… Очень качественный памятник М.И. Калинину у Южного вокзала. Классически он сделан безупречно. Достаточно посмотреть на пьедестал и фонари. Все очень пропорционально.



 

- Вопрос только в том, кто такой Калинин и нужно ли ему ставить памятник. Но это уже политика. Его можно оставить, но перенести в какой-нибудь парк скульптур. Городу необходимо такое пространство, где бы можно было бы собрать всю эту мишуру.

 

- Из более современных отметил бы памятник Людвигасу Резе в сквере российско-литовской дружбы. Он демократичный, небольшой пьедестал и вписывается в площадь.

 

- Я оставил бы памятник Карлу Максу на одноименной улице. Кутузову на одноименном проспекте, хоть он и слабенький. Теоретически приемлемо. С той же формулировкой - памятник А.С. Пушкину на улице Леонова.

 

КОРР.: - У нас есть место в городе, где особенно много памятников сосредоточено на одной территории – 1200 гвардейцам, графу Румянцеву, героям Первой мировой войны, чернобыльцам, в парке Победы несколько… Это нормально?

 

О. КОПЫЛОВ: - Все зависит от того, кто и насколько со вкусом и с профессионализмом это делает. В Брюсселе есть площадь, где стоит три памятника и смотрится нормально. А то, о чем мы сейчас говорим, это уже какая-то мемориальная зона. Это перегруз. И, на мой взгляд, это происходит от того, что либо не поискали, как следует, место для установки памятников, либо опять было принято закулисное политическое решение.


- Возле кабинета мэра есть стеклянный шкаф, где собраны и пылятся никому не нужные подарки. Очень похожая ситуация.

 

КОРР.: - Сейчас обсуждается концепция благоустройства территории перед стадионом «Балтика». Вы в свое время так же работали над этим вопросом. Что предлагали?

 

О. КОПЫЛОВ: - То, что предлагают сегодня, меня не впечатлило. Я работал над этим местом 12 лет назад, и у меня оно было современнее того, что предлагается сегодня. Тогда еще не было офисного центра на улице Свободной, и мы делали под парком торгово-развлекательную галерею.

 

- Было два стеклянных входа с эскалаторной лестницей. Один из входов был под фонтаном: красивый водоем, водяная гладь, из нее выходила стеклянная конструкция и через нее мы попадали на входе вовнутрь галереи или на выходе к центральному входу на стадион.



 

КОРР.: - Ротонда королевы Луизы в Центральном парке города соседствует с невзрачным кафе. Мы поднимали проблему этого соседства, но решение так и не было найдено. На наш взгляд, перенос ротонды было бы для нее самым приемлемым вариантом. Скажите, допустимо ли по архитектурным канонам перенос памятника?


О. КОПЫЛОВ: - Да, такие случаи известны - переносятся здания, целые комплексы. И у нас есть примеры. Памятник А.С. Пушкину в Москве первоначально стоял на Тверском бульваре. Затем его перенесли на проспект М. Горького.

 

- С ротондой есть проблема. Она выстроена вокруг дерева. Или, наоборот, дерево внутри выросло. Причем, с приличной корневой системой. Если все это начать ворочать, то, с одной стороны, памятник потеряет свое очарование. С другой, можно лишиться дерева. Проще решить вопрос с кафе. Его владелец просит за него всего 16 млн рублей.

 

- Что касается ротонды, то большой художественной ценности она не имеет. Хороший крепкий классицизм. Сделано неплохо, но не такой уж это и памятник… Скорее, памятный знак и больше имеет значение для парка.

 

- С другой стороны, преемственность надо сохранять. Но мера финансирования объекта культуры должна быть соизмерима с мерой озабоченности. У нас в городе куда больше немецких зданий, которые просто надо привести в порядок. Это легко сделать. Среди прочих, могу упомянуть Дом пожарных на Литовском валу.


- Его передали Корпорации развития области и это печальная перспектива для здания…


У области денег на его восстановление нет. Максимум, что может сделать Корпорация, - отремонтировать его и переселиться. Это будет лучший сценарий. Худший - какое-то время ничего не делать и дом сам начнет разрушаться в геометрической прогрессии.

 

- А ведь там можно создать хороший туристический комплекс: ворота, дом пожарных и рядом с воротами здание бывшего детского приюта.


- Я бы его восстановил. Площадку перед ним привел бы в аутентичное состояние – замостил бы брусчаткой, поставил хорошие классические фонари и скамейки, побольше зелени. Обязательно должна быть парковка для туристических автобусов. Сделал бы ночную подсветку…Получился бы хороший туристический кластер на въезде в город.

 

- Очень красивое здание на улице Тюленина. Сегодня это собственность Министерства обороны России. Выстроено в стиле барокко, изумительные пропорции, красивые окна, колонны, балконы… Его еще можно спасти.

 

- И очень красивое здание в стиле ренессанса бывшей янтарной биржи на улице Портовой. И больше, наверно, и вспомнить нечего.


- На мой взгляд, нужно приводить в порядок все форты. С ними странная ситуация: все на уровне разговоров, до специалистов дело не доходит. Видимо, у чиновников есть свои планы.

 

- И именно эти люди принимают решение быть или не быть памятникам в городе. Это неправильно.

 

- В середине 80-х годов я  был членом спецкомиссии Министерства культуры Узбекистана. Мы разъезжали по всей республике с инспекцией и принимали решение о ликвидации памятников, которые не выдерживают никакой критики с точки зрения архитектурной грамотности и профессионализма.

 

- Это были времена КПСС, а снимали мы памятники и бюсты Ленина. За это тогда можно было сесть в тюрьму. Но эти уродливые скульптуры дискредитировали КПСС, вождя, чем провоцировали очень много насмешек. Коммунисты тех времен давали себе в этом отчет.

 

- Как и сейчас, тогда проводились художественные советы. Но на них никогда не присутствовали партийные боссы. Их не было и близко. Они боялись показаться смешными, высказав свое непрофессиональное мнение или замечание.

 

- Сегодня в составе членов жюри какого-нибудь архитектурного конкурса, к примеру, международного по замку или Рыбной деревне, мы имеем восемь человек - инвалидов в плане творчества. И всего два архитектора. Как такое жюри может принимать компетентные решения?! Именно из-за этого мы имеем в Калининграде то, что ежедневно видят горожане, поминая недобрым словом всех, кто это наворотил. А, самое главное, - многочисленные гости города. Ведь у них есть с чем сравнивать.

 

 

Майя БЛИНОВА


540

Популярное

О судьбе Триумфальной колонны в Калининграде. ЧМ-2018 или память?
Еще есть шанс оформить ее в концепции «200 лет славы русского оружия»