На калийном руднике под Калининградом в 2021 году начнут добычу соли

03 Ноября 2016 12:20

Павел ЯКОВЛЕВ, генеральный директор компании «К-Поташ Сервис», строящей калийный рудник в Нивенском (в 6 км от жилой застройки Калининграда), рассказал о том, как, когда и за какую цену продаст на мировом рынке больше миллиона тонн калийных удобрений.

Корр.: - Павел Александрович, в этом году компания «К-Поташ Сервис» получила несколько экспертных заключений, необходимых для начала строительства соляной шахты в Нивенском. Что это за заключения?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Этот год, как и было запланировано, подготовительный для основной фазы строительства. Проектная документация подверглась заключениям экспертов: государственных и независимых. Теперь мы выходим на получение разрешения на строительство проходки ствола и хотим в следующем году перейти к активной фазе. То есть начать проходку - уйти с отметки «ноль», зарыться в глубь земли.

Корр.: - У вас очень плановая экономика в компании?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Хотелось бы опережать планы, но всегда опережать не получается, мы «в графике», потому что проект очень серьезный и, без преувеличения скажу, аналогов ему, по крайней мере, в Калининградской области, нет. Можно сравнивать похожие проекты - например, строительство глубокой калийной шахты компании «ЕвроХим» в Котельниково Волгоградской области. «Еврохим» приобрел лицензию в 2006 году. Сейчас они в стадии завершения строительства стволов и планируют получить первый калий в середине 2018 года. Вот посчитайте, прошло 12 лет. 10-12 лет - нормативный период от приобретения лицензии до пуска предприятия в горнодобывающей промышленности.

Корр.: - Уточните, когда в Нивенском начнется добыча?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Мы планируем, что в конце 2021 - начале 2022 года.

Корр.: - «ЕвроХим», стартовав раньше, получит конкурентное преимущество?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Нет, мы работаем на совершенно разных рынках. Они выпускают хлорид калия, мы не будем выпускать ни килограмма этого удобрения. Наша руда имеет другие особенности и большое количество сульфатов, наш продукт - сульфат калия. Это премиальное удобрение, которое занимает 10% от общего количества калийных удобрений в мире. Он идет на специальные цели, имеет цену в три раза выше, чем хлорид калия.

Корр.: - Когда начиналась история с рудником в районе поселка Нивенское, местные жители были не очень довольны соседством, проводили протестные акции. Сейчас как с этим дело обстоит?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Нечестно будет сказать, что все поддерживают строительство, - недовольные есть и будут, я не могу гарантировать, что все одинаково понимают важность и необходимость проекта. Тем не менее показательные цифры дали прошедшие в сентябре выборы. Экологическую карту разыгрывают многие политики и политические силы. Им нравится махать флагом и кричать: «Мы за экологию!» Это излюбленная тема популистов, и вот пять активистов группы протеста пошли кандидатами по одномандатным округам в Совет депутатов Багратионовска...

Корр.: - А ваши кандидаты участвовали?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Мы организация неполитическая, не участвуем в выборах, никому не мешаем - кто хочет, тот пусть избирается. Так вот, все пятеро проиграли с треском по своим округам, причем набрали не более чем по 10 процентов голосов, самый лучший результат, по-моему, 16 процентов. Это и есть объективный показатель настроения населения. Тем не менее люди, которые против, есть, мы продолжаем общаться, показываем плюсы и минусы. Я часто повторяю, что период строительства - самый неудобный для населения. Мы готовы совместными усилиями этот дискомфорт минимизировать.

Корр.: - Сколько уже инвестировано в проект? И какова общая величина инвестиций?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Весь проект стоит больше 30 миллиардов рублей, на сколько больше - зависит от курса рубля к доллару. Часть оборудования и механизмов придется покупать за валюту, поэтому инвестиции и привязаны к курсу. На сегодня уже истрачено не менее 5 миллиардов рублей - в разведку, реконструкцию существующей базы. Если бы вы задали вопрос, когда начнется стройка, то я бы сказал, что, по сути, подготовительные строительные работы уже идут. Строится железнодорожный переезд, офисные здания, административно-банно-прачечный комплекс для проходчиков. Буквально в декабре мы вместе с «Янтарьэнерго» сдаем 110-киловольтную подстанцию. Прежде чем создать проходку, нужно построить мощную инфраструктуру, которая как раз и требует тех инвестиций, которые я назвал. Это порядка 10 процентов бюджета всего проекта.

Корр.: - Вы говорите, что оборудование придется покупать за границей. Импортозамещение по этой части не работает?

Павел ЯКОВЛЕВ: - На рынке дорогого машиностроительного горного оборудования существует специализация: что-то лучше делают в России, что-то - в Польше, что-то - в Германии, и, к сожалению, не все можно заместить в России или в Белоруссии. Если Россия и Белоруссия специализируются на тюбингах тонкостенных, то Польша - на толстостенных, которые составляют 10 процентов от необходимого нам количества. А вот с точки зрения готовой продукции, мы как раз можем поучаствовать в импортозамещении, потому что второй по значимости продукт после сульфата калия для нас будет обычная поваренная или каменная соль. Сегодня миллион четыреста тонн - дефицит поваренной соли в России, который поступает из-за рубежа. Самый большой объем импортируется из Украины, и мы его можем полностью заместить.

Корр.: - Какие-то виды сельскохозяйственных производств на территории Калининградской области станут потребителями сульфата калия?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Калийные удобрения сегодня на 100 процентов в калининградское сельское хозяйство завозят из Беларуси - это хлорид калия. Сульфат калия в Калининграде почти не потребляется в силу дорогой цены. Мы можем договориться с производителями сельхозпродуктов о какой-то специальной цене для Калининградской области, тем более что объем рынка здесь может составлять единицы процентов от общего выпуска. Кроме того, мы будем производить специальные калийно-магниевые удобрения, которые являются уникальными, они хорошо себя зарекомендовали в Польше и Германии, в Калининград массово не завозились, и может быть, особо продвинутый сельхозпроизводитель воспользуется этой возможностью. Часть солей мы будем поставлять для медицинской промышленности - это специальный, отдельный, очень небольшой сегмент, но для нас не менее важный, потому что медицинский калий, например, и основа физрастворов - по большей части импортные в России.

КАЛИЙНЫЙ РУДНИК В 6 КМ ОТ ЖИЛОЙ ЗАСТРОЙКИ КАЛИНИНГРАДА
 - Санитарно-защитная зона вокруг шахты должна будет составлять всего 300 метров. - Из добытого сырья предполагается получать поваренную соль на продажу. При дальнейшей обработке сырья можно будет получить сульфат калия, который используется в качестве удобрения. И третий продукт - это бишофит, техническая соль, которую используют как противооблединитель на дорогах. - При добыче 1,5 млн тонн сырья удастся получить 450 тыс тонн соли, 250 тыс тонн сульфата калия и 150 тыс тонн бишофита. - Предполагается, что остатки будут складироваться не на поверхности, а обратно закладываться в шахту, поскольку в качестве остатков будет жидкий раствор. Для обратной закладки еще придётся создать рецепт добавок, чтобы соляной раствор загустить и транспортировать на глубину в 1 км.


Корр.: - Значит, вы выходите на мировой рынок сульфата калия. Сколько тонн будет производиться в год?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Максимальная мощность после выхода на проектную мощность - миллион сто тонн, или чуть меньше, миллион семьдесят, если Калининградская область будет потреблять 30-40 тысяч тонн калийных удобрений.

Корр.: - Миллион тонн калийных удобрений появится на мировом рынке. Вы же его обвалите, если начнете демпинговать! Как сделать так, чтобы продать удобрения, не потеряв в цене?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Это очень сложный вопрос, но несмотря на то, что мы на рынке появимся только в 2022 году, уже сегодня начали готовиться, создали службу маркетинга, участвуем во всемирных и европейских специализированных конференциях. Это называется «включать умные продажи» - когда производитель удобрений продает не тонну продукции, а урожайность. Для этого, конечно, требуется работа с агрохимическими компаниями, выстраивающими политику повышения урожайности или интенсивного сельского хозяйства. Мы не собираемся демпинговать вообще, это неинтересно и это просто не оправдает инвестиций.

Корр.: - Вы лично хорошо разбираетесь в горной промышленности, вы теперь и в сельском хозяйстве разбираетесь хорошо? Или не до такой все-таки степени?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Конечно, не до такой - есть агрономы, которые профессионально занимаются этой темой, но я работаю на рынке удобрений 15 лет, естественно, мне нужно и в этом разбираться. Наша задача где-то за год, за полтора, или даже за два года до начала продаж иметь первых покупателей.

Корр.: - И создать бренд?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Да, нужно брендирование, нужно иметь положительный опыт использования продукта и, слава богу, у нас не дискретное предприятие, когда ключ повернули, и оно выпустило миллион тонн. У нас на выпуск миллиона тонн уйдет четыре года от момента пуска, поэтому за четыре года мы должны найти ниши для всей продукции без снижения цены. Еще один немаловажный факт. Часть месторождений, которые сегодня эксплуатируются, истощается, и с рынка естественным образом уходят определенные объемы удобрений. Плюс удобрение - это такая вещь, которая нужна для увеличения урожайности, урожайность нужна для повышения объема продуктов питания, которое тоже нужно постоянно увеличивать. В ближайшей перспективе население вроде не собирается уменьшаться, соответственно, рынок удобрений тоже будет расти.

Корр.: - Кто ваш основной конкурент, на какие вы пойдете рынки прежде всего?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Конечно, это европейский рынок, на нем две компании, которые более ста лет работают, с ними в конкурентной борьбе будет нелегко.

Корр.: - От 50 до 150 лет происходит добыча солей на рудниках, подобных Нивенскому, так?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Я издалека отвечу, черным юмором: точный диагноз пациенту может поставить только патологоанатом. То же самое - сколько просуществует рудник и сколько тонн там всего руды, можно определить, как только он будет закрыт.

Корр.: - Но есть же такой термин «разведанные запасы», он приблизительный?

Павел ЯКОВЛЕВ: - Есть термин «диагностика», а потом есть точный диагноз. Поэтому, естественно, предприятие строится с гарантированным запасом работы не менее 50 лет. Мы проводим разведку только в границах выделенного нам лицензионного участка, но уже сейчас знаем, что рудное тело распространяется за его пределы. Насколько далеко - не можем сказать, пока не получили разрешения на проведение разведки в том или ином направлении. Минимально можно назвать 50 лет, а максимально вряд ли намного больше 150 - просто по примерам других месторождений.

Корр.: - За пределами нашей жизни лежат такие цифры.

Павел ЯКОВЛЕВ: - Да. Вообще горные предприятия строятся на очень долгий период, и они намного дольше переживают не только своих строителей, но и первое, и второе поколение работников.

Корр.: - Хороший повод к тому, чтобы спросить, какое значение для Калининградской области - небольшой, не очень густонаселенной - имеет нивенский рудник и ваше предприятие? Конечно же это вопрос и о налогах, которые вы уже платите и будете платить.

Павел ЯКОВЛЕВ: - В горной отрасли есть статистика: не менее 8 рабочих мест создает в смежных отраслях горнорудное предприятие - это и производство упаковки, транспортировка и прочее. Мы дадим работу и производителям машиностроительного оборудования, которые находятся за пределами Калининградской области. Но уже сегодня мы входим в Багратионовске в пять компаний, имеющих самую высокую среднюю зарплату и налоги на одного работника. В этом году мы заплатили 30 миллионов налогов. Кроме этого, мы, как предприятие социально ориентированное, имеем договор о социальном партнерстве с районными властями и в нескольких хороших делах участвовали. Помогали пуску детского садика в Багратионовске, ремонту детского сада и школы в Нивенском, Дома культуры во Владимирово.

Источник: ej.by

1004

Популярное

Выставка в «Балтик-Экспо». Янтарь, китайцы и «брошки из дерьма» (ФОТО)
Готовый ассортимент местного товаропроизводителя здесь интересовал только пожилых женщин.
В 2017 году в России заработает система Android Pay
Проект поддерживается сразу несколькими крупными банками страны.
В 2017 году в регионе заработает солезавод
Соляной завод в поселке Геройское под Зеленоградском рассчитан на производительность - 400 тысяч тонн в год.