Дело журналиста Рудникова. Главное доказательство - настольный календарь

25 Ноября 2017 23:50



Znak.com узнал новые подробности дела против главного редактора калининградского издания «Новые колеса», депутата областной думы Игоря Рудникова и экс-заместителя полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе Александра Дацышина. В ходе первых допросов Рудников дал показания, в которых обвиняет руководителя калининградского СК Виктора Леденева в том, что тот провоцировал его на получение взятки, причем просил ее взять прямо в служебном кабинете.


Напомним, Рудников и Дацышин были задержаны 1 ноября. Руководитель калининградского СК Леденев обвиняет Рудникова в вымогательстве взятки в 50 тысяч долларов США за прекращение негативных публикаций о нем. Дацышин считается соучастником, который помог организовать передачу взятки. В случае признания вины Рудникову и Дацышину грозит до 15 лет лишения свободы.

 

Задержание Рудникова проходило с явными нарушениями. Сперва его доставили в редакцию «Новых колес», где прошли обыски, а потом увезли на допрос, где ему около 10 вечера стало плохо. Журналиста доставили в больницу, где зафиксировали перелом ребра и кровоподтеки на руках, однако потом в 2 часа ночи увезли в СИЗО.

 

ЧТО ПРОИЗОШЛО ПО ВЕРСИИ СЛЕДСТВИЯ - И ЧТО НЕ ТАК С ЭТОЙ ВЕРСИЕЙ

 

Как считает следствие, не позднее 14 сентября 2017 года Рудников и Дацышин договорились о том, чтобы Дацышин попросил у Леденева 50 тысяч долларов США для Рудникова под угрозой некой публикации. Леденев, по версии следствия, согласился на эти условия и передал деньги 1 ноября через сотрудницу издания «Новые колеса» Светлану Березовскую.

 

Интересно, что вообще дело против Игоря Рудникова по заявлению Леденева, должен был возбуждать руководитель калининградского следователя - в данном случае это глава Следственного комитета Александр Бастрыкин и его заместители. Ведь Леденев является заинтересованным лицом. Однако дело возбудил и.о. руководителя главного следственного управления СК, хотя Леденев не является его подчиненным.


Судя по представленным в суде данным, постановление о проведении оперативно-разыскных мероприятий по наблюдению вынесено судьей Шипиловой, работающей в Белгородском областном суде, хотя запрос делало УФСБ по Калининградской области и речь шла о проведении этих действий в Калининграде. Постановления УФСБ по Калининградской области о проведении оперативно-разыскных действий, которые и должен был разрешить Белгородский суд, а также объяснения, почему обратились именно в Белгород, в суде тоже представлены не были, рассказал Znak.com источник, знакомый с ходом расследования.

 

Главным доказательством виновности Рудникова и единственной причиной, по которой его отправили в СИЗО, является допрос самого Леденева. Версия руководителя калининградского СК такова: с начала 2017 года в газете «Новые колеса» публиковалась информация, что он приобрел роскошный дом и землю в Калининграде, «что отрицательно сказывалось на его деловой репутации».

 

На самом деле роскошный дом находится в собственности друга Леденева, некоего Сергея Зеленина, который предложил главе Калининградского СК просто поселиться там. Далее Леденев рассказал, что обратился к начальнику калининградского УМВД, Евгению Мартынову, чтобы тот помог остановить публикации, и тот полицейский якобы посоветовал ему не подавать в суд и не требовать официального опровержения, а пойти к бывшему заместителю полпреда, а ныне предпринимателю Дацышину.

 

Дацышин в свою очередь сказал Леденеву, что Рудников прекратит негативные публикации о главе регионального СК, если Следственный комитет переквалифицирует дело о нападении на самого Рудникова со статьи 105 УК «Покушение на убийство» на статью 277 УК «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», тем более что Рудников - депутат Калининградской облдумы.



 

Далее, по словам Леденева, начались оперативные действия, произошла встреча в кабинете Леденева с Рудниковым, на которой тот якобы потребовал 50 тысяч долларов. Эту цифру Леденев написал на настольном календаре. При этом Леденев якобы хотел передать ему прямо в кабинете 30 тысяч долларов, однако Рудников отказался. После этого Леденев и Рудников якобы виделись еще раз - в кафе «ПроСуши», где согласовали передачу денег на следующий день. 1 ноября на встрече с Березовской Рудников передал деньги среди документов.

 

ВЕРСИЯ ЖУРНАЛИСТА РУДНИКОВА

 

Оперативных материалов, которые бы подтверждали версию Леденева, суду при избрании меры пресечения представлено не было.

 

Игорь Рудников в свою очередь заявил, что Леденев в ходе встречи провоцировал его на вымогательство взятки, настойчиво уговаривая взять деньги прямо в его служебном кабинете. Однако Рудников отказался. Дацышин признал вину частично, однако неизвестно, в чем именно. Березовская на допросе сказала, что Рудников попросил ее получить у Леденева некие документы, а о деньгах речи не было.

 

В деле есть заявление Леденева о согласии на проведение в отношении него различных мероприятий, в том числе прослушки телефонных разговоров, наружного наблюдения и так далее. Однако результатов этих мероприятий - то есть собственно записи телефонных или личных разговоров между Леденевым и Дацышиным или Леденевым и Рудниковым - в деле сейчас нет.

 

Пока в качестве «доказательства» вины Рудникова у следствия есть листок настольного календаря со стола Леденева, на котором сделана пометка «50 000 долларов». Леденев утверждает, что сделал эту пометку во время разговора с Рудниковым, но сама запись разговора в деле отсутствует.

 

Теоретически эти записи могут существовать и могут быть засекречены, однако они подлежат рассекречиванию, как только они передаются следствию.

 

Кроме календаря, в деле есть следующие улики: белый конверт с надписью «30 000 долларов США» и газета «Новые колеса», протокол личного досмотра Рудникова, акт выдачи и обработки банкнот на сумму 50 тысяч долларов, запрос и ответ от скорой помощи, куда обратился Рудников.

 

Единственный оперативный эксперимент в деле - это встреча Леденева с Березовской, на которой ей были переданы документы, куда был вложен конверт с деньгами.

 

МНЕНИЕ ЖУРНАЛИСТА ZNAK.COM

 

Если материалы, с которыми ознакомился Znak.com, верны и иных доказательств вины Рудникова, кроме показаний самого Леденева, нет, действия Следственного комитета выглядят странно. По этой логике можно отправить в СИЗО любого журналиста на основании заявления любого силовика.

 

В нашей стране действует презумпция невиновности, а Рудникова обвиняют в ненасильственном преступлении. Однако для него избрали самую жесткую меру пресечения. При задержании у журналиста оказалось сломано ребро. Совокупность всех этих обстоятельств пока вызывает больше вопросов к силовикам, чем к журналисту.

 

Более того, сама фигура Леденева (автор текста незнакома ни с Рудниковым, ни с Леденевым, ни с Дацышиным) со стороны не выглядит достойной доверия. Даже если он просто живет в элитном особняке по приглашению приятеля - это совершенно неприлично для силовика, тем более уровня руководителя регионального подразделения, потому что производит впечатление скрытого получения взятки.

 

Также вызывает удивление, почему глава калининградского СК по совету главы регионального МВД, - вместо того, чтобы по закону подать в суд, если публикации в «Новых колесах» чем-то его оскорбили, - начинает искать способы неформально договориться и посадить в тюрьму главного редактора издания.

 

Кстати, по имуществу Леденева СК уже проводил проверку, и подтвердилось, что дом действительно не его, а земельные участки, о которых также писали «Новые колеса», Следственный комитет счел приобретенными законным путем.

 

Есть и еще одна история, косвенно свидетельствующая в пользу Рудникова. После его задержания сюжет о нем показал один из федеральных каналов. В нем Рудникова обвинили в том, что у него есть американская грин-карта.

 

Подобные публикации, в которых вместо разбора дела, идет обычное обвинение в связях с Госдепом или с либеральной оппозицией, – это классический элемент информационной кампании, который обычно свидетельствует о заказном или политическом характере дела.

 

Шансов у Рудникова выбраться из этой истории, к сожалению, немного. В нашей стране силовики понимают «честь мундира» превратно, и, если журналист и силовик выходят на прямое противостояние, то силовики считают своим долгом посадить журналиста в тюрьму, чтобы «защищить своих».

 

На самом деле лучшая реальная защита своих - это не вести роскошный образ жизни, действовать по закону и вместо посадки неугодных журналистов - выяснять с ними отношения в порядке, предусмотренном законодательством.

 

Надеюсь, на дело Рудникова обратят внимание депутаты Госдумы, Генпрокуратура, Совет при президенте по правам человека, уполномоченный при президента по правам человека Татьяна Москалькова, журналистское сообщество и общественность. Если нет оперативных материалов, веско подтверждающих вину Рудникова, он должен быть освобожден.

 

Екатерина ВИНОКУРОВА

 

Источник: Znak.com



543

Популярное

Заткнуть не получилось. Вышел свежий номер «Новых колес»
Оппозиционное издание вышло с серией материалов о задержании и аресте своего главного редактора.
«Дело Рудникова». Последнее слово. (Прямая речь арестованного журналиста)

Рудников: «Мой арест нужен, чтобы мои убийцы избежали наказания!»

Задержан Александр Дацышин, экс-заместитель полпреда в СЗФО
Новые подробности в истории с избиением журналиста Игоря Рудникова