«Дело Рудникова». Последнее слово. (Прямая речь арестованного журналиста)

04 Ноября 2017 12:26



Вечером пятницы, 3 ноября, в Центральном районном суде Калининграда было многолюдно. Широкий интерес со стороны общественности и региональных, федеральных и международных СМИ вызвало «дело Рудникова».

 

(Суд Центрального района Калининграда решил, что Игорь Рудников должен находится в СИЗО до 1 января 2018 года.)

 

ИГОРЬ РУДНИКОВ: 

«МОЙ АРЕСТ НУЖЕН, ЧТОБЫ МОИ УБИЙЦЫ ИЗБЕЖАЛИ НАКАЗАНИЯ!

 

Очередь из желающих поприсутствовать во время избрания меры пресечения для журналиста и депутата Рудникова растянулась на десятки метров. Контроль на входе в здание суда длился более часа.



 

Однако перед залом суда томились в ожидании не только представители СМИ и общественности, но и курсанты КЮИ МВД, которых, как выяснилось, отправили в суд отнюдь не набираться опыта, а для того, чтобы отсечь на входе журналистов, блогеров и общественников, которым небезразлична судьба коллеги и друга.

 

Как только открылась дверь зала судебного заседания, молодые люди, выстроившись «свиньей» и ловко орудуя локтями, рванули занимать места. Мгновенно помещение наполнилось до отказа...

 

ОБВИНИТЕЛЬНАЯ ВЕРСИЯ СЛЕДСТВИЯ

 

Следователь по особо важным делам второго следственного отдела Следственного Управления Главного Управления по расследованию особо важных дел Следственного Комитета РФ капитан юстиции Андрей Юрьевич Кошелев изложил версию следствия.



 

Согласно ей, Рудников «неоднократно публиковал в статьях газеты «Новые колеса» сведения, позорящие руководителя Следственного Комитета по Калининградской области генерала Виктора Леденева, чем нанес существенный  вред  его правам и законным интересам».

 

В итоге В.А. Леденев вынужден был обратиться к бизнесмену Александру Дацышину  с просьбой помочь ему прекратить публикации.  По версии следствия, Рудников встретился с Дацышиным и «вступил с ним в преступный сговор, направленный на незаконное завладение имуществом В.А. Леденева». Они разработали совместный план преступных действий, распределив между собой преступные роли.  



 

Александр Дацышин должен был от имени Рудникова выдвинуть Леденеву требования о передаче денежных средств в размере 50 тыс. долларов США за нераспространение сведений, порочащих В. Леденева. В случае исполнения требований Рудников прекратит публикации.

Леденев принял требования редактора «Новых колес», а  деньги были переданы Рудникову  чрез сотрудницу газеты в кафе напротив редакции.

 

Таким образом своими умышленными действиями И. Рудников совершил п. б ч.3 ст. 163 УК РФ «Вымогательство».



 

Далее следователь Кошелев рассказал, что второго ноября в 6 часов утра (!) Рудников «добровольно» пришел в кабинет следователя в управление ФСБ практически в неглиже, где через несколько минут был задержан. Свою вину подозреваемый в вымогательстве отрицал, сообщил «важняк».

 

- У следствия достаточно оснований полагать, что обвиняемый И. Рудников, осознавая тяжесть совершенного преступления, может скрыться и покинуть пределы страны от органов предварительного следствия и суда. Может продолжить публикации, может угрожать свидетелям.

 

- Рудников обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, по которому предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от трех до 15 лет, - монотонно бубнил Кошелев.



 

- Оставаясь на свободе, он может предпринять меры к сокрытию следов преступления, оказать давление на свидетелей, уничтожить вещественные доказательства. Состояние здоровья Рудникова позволяет ему находится в следственном изоляторе.

 

Следствие ходатайствует об избрании меры пресечения - заключение под стражу до 1 января 2018 года, - выдохнул следователь.



 

По словам следователя А. Кошелева, Рудников прибыл рано утром на Генделя,3, в сопровождении сотрудников ФСБ. Хотя следователь его не приглашал. Не смутило капитана и то, что Игорь Рудников появился на пороге его кабинета … в трусах, носках, сланцах на босу ногу, майке и свитере. 

 

- Почему при Вас он должен был сидеть без штанов? - Спросил капитана адвокат Игоря Рудникова Олег Вышинский.

 



- Почему он посчитал возможным прибыть в кабинет следователя в таком виде я не знаю, - был ответ. - Возможно, это из каких-то личных побуждений. Это вопрос воспитания.

 

Как уже было сказано, посредником в этом «деле» выступал бизнесмен Александр Дацышин. Его судьба решалась в этот же день. Забегая вперед, скажу, что Александра Ярославовича Дацышина освободили из-под стражи в зале суда.



 

По словам судьи С. Котышевского, А. Дацышин признал вину частично и рассказал, что по просьбе генерала В. Леденева передал требования И. Рудникова об условиях отказа им, Рудниковым, от размещения дискредитирующей Леденева информации в обмен на передачу Рудникову 50 тыс. долларов США.

 

И когда передавал требования, то корыстной заинтересованности не имел. Понимал, что требования незаконны, но действовал в интересах В. Леденева.



 

На материальное вознаграждение не рассчитывал. Для него было важным разрешить ситуацию в пользу генерала Леденева.

 

По словам Александра Дацышина, Рудников говорил, что 50 тыс. долларов - это компенсация затрат за получение информации в отношении генерала Леденева.


Во второй части судебного заседания слово взял Игорь Рудников.



 

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ИГОРЯ РУДНИКОВА,

ОБВИНЯЕМОГО В ВЫМОГАТЕЛЬСТВЕ

 

Обвиняемый встал и, прижимая больную загипсованную руку, сказал:

 

- Требуя меня арестовать, следствие ссылается на тяжесть предъявленного обвинения. Однако по существу, дело возбуждено в связи с тем, что, угрожая генералу В. Леденеву распространением позорящих, компрометирующих дискредитирующих его фактов, я таким образом осуществлял вымогательство.

 

Но самими же материалами дела доказывается обратное. Не было никакой угрозы. Еще летом по всем ранее опубликованным материалам в отношении Леденева была проведена проверка представителем Следственного комитета России Елисеевым Павлом Ильичем. В итоге - претензий к Леденеву нет!



 

Получается, что все опубликованное в газете «Новые колеса», все мои обращения в вышестоящие инстанции, не является порочащим. Нарушений нет! Поэтому В. Леденев до сих пор остается руководителем Следственного комитета по Калининградской области.

 

Но осталось желание отомстить мне. Заткнуть рот. И он решил инсценировать эту сделку. Деньги в обмен на нераспространение порочащих сведений, которые проверкой уже признаны непорочащими.



 

С этого все и начинается.

 

Представляете: генерал Леденев, руководитель Следственным комитетом, выпускник КГБ, начинает мне названивать. Но сначала со своего личного телефона бизнесмену А. Дацышину. Затем неоднократно приходит к тому в офис в ТЦ «Европа» с записывающими устройствами. И обсуждает с ним тему, как остановить Рудникова.

 

Изначально явная провокация! После этого мне позвонил Дацышин и сказал, что надо решить вопрос. Ему, мол, звонил Леденев, что он обеспокоен. Я удивился: чем он может быть обеспокоен, если у него все хорошо?!



 

Зашел разговор и о том расследовании преступления по факту покушения на меня, которое сейчас рассматривается в суде. И Дацышин мне говорит, что, мол, ты же хочешь, чтобы преступление расследовалось?

 

- Я не юрист, поэтому напиши свои требования на бумажечке: переквалификация статьи, признание меня потерпевшим  (покушение на убийство, а я до сих пор не признан потерпевшим!) и третье - возбуждение уголовного дела в отношении соучастников-киллеров.

 

Они установлены, но Следственный комитет этот факт не признает. Дацышин предложил нам троим встретится у него в кабинете и обсудить ситуацию. Но я отказался. Если запись велась, то там все это есть.

 

И через несколько дней мне звонит Дацышин и предлагает встречу с В. Леденевым у того в кабинете.

 

Я пришел со своим представителем. И там происходит чудо: генерал, который до этого полтора года писал письменные отказы, вдруг со всем соглашается! Я подумал: вот в чем сила убеждения! На самом деле это была лишь часть операции. Он шел на все, чтобы я все это заглатывал и заглатывал.



 

Затем он попросил своих и моих представителей оставить нас одних. Генерал достал мою бумагу с требованиями и трижды повторил: «Так три? Три? Три?»  Я подтвердил. Он ее спрятал.

 

Я вынужден сказать, что сейчас все интерпретируется иначе. И я утверждаю: нет ни одной ни видео, ни аудио записи, где бы я получал деньги. Нет такого! Не видел, не получал и ни разу не произносил ни слова о деньгах. А сейчас мне говорят, что под словом «документы» я имел ввиду деньги. Интересно!

 

В. Леденев изначально проводил эту операцию, которую иначе как провокацией назвать нельзя. Он мог бы подать на меня в суд за клевету, размещенную в статьях в «Новых колесах» еще в апреле-мае этого года. Но никакого заявления о защите чести и достоинства, и опровержения распространенных фактов в суды не поступало. Тем самым он фактически признал, что публикации его не позорят, не порочат, не компрометируют.  

 

В фабуле нет даже оснований для утверждения, что могло быть какое-то вымогательство. Не было ни угрозы, ничего того, чего боялся бы генерал Леденев и что бы угрожало его служебному положению.

 

Кстати, во время встречи он на словах предпринимал попытки меня отблагодарить. Я отказался, но меня это насторожило. Перед ним лежала газета «Новые колеса», которая что-то прикрывала. Я очень удивился, что он читает эту газету.



 

Я сказал, что благодарить меня не за что и предложил отблагодарить Дацышина за то, что тот сумел убедить генерала  пойти на выполнение законных действий по переквалификации и привлечении к уголовной ответственности бандитов.

 

- На встрече в кафе для передачи мне «документов» настаивал сам генерал, он названивал мне несколько раз на день. В конце концов я согласился, хотя не совсем понимал, о каких документах идет речь. В кафе он пришел в штатском. Но я не обратил на это внимания. На тот момент мне было важно получить из его рук   отказ прокурора области в переквалификации статьи уголовного дела.

 

- На ту встречу я пришел со своей сотрудницей. Но пришел без документов и предложил принести их на следующий день. Ни о каких деньгах речи не шло. Он настаивал на встрече утром, но для меня это было затруднительно, и мы договорились, что нужные документы он передаст моей сотруднице.

 

Глядя на все сейчас со стороны, я понимаю, что эта операция планировалась.  Еще никаких встреч и разговоров не было, а руководитель Следственным Комитетом по Калининградской области генерал Виктор Леденев он уже подписал бумагу с ФСБ об участии в этих оперативных мероприятиях.

 

Все планировалось к тому, чтобы всучить мне деньги, а потом заявить о вымогательстве.


 

 

Я узнал о том, что мою сотрудницу в кафе задержали из ее звонка. Я лишь успел ей ответить, что пришлю адвоката, но у нее забрали трубку.  Я позвонил В. Леденеву и спросил, что происходит. Мне в ответ: «Игорь Петрович, меня самого задержали!» Я повторяю вопрос, а он мне отвечает, что выполнил мои требования.

 

Я уточнил, какие требования, он ответил, что передал моему сотруднику пакет с документами – сопроводительное письмо о переквалификации и ответ прокуратуры об отказе в переквалификации. Я переспросил: «И только за это?». Он ответил: «Нет, я еще положил вам туда 50 тыс. долларов».  Я ответил: «Это - провокация, я у Вас денег не просил!». После этих слов генерал положил трубку.

 

Через час за мной приехали.

 

Почему так хочется заключить меня под стражу? Потому что в таком случае раз и навсегда закроется тема о расследовании покушения на меня весной 2016 года. В этом случае все – заказчики, соучастники, исполнители – останутся на свободе. Принимая решение взять меня под стражу, разваливается окончательно уголовное дело.

 

В этом я изначально обвинял генерала Леденева и его подчиненных. Они не только не выполняли каких-либо процессуальных действий, они просто приостановили дело и в течение 8 месяцев его вообще не расследовали!

 

Леденевым двигает чувство самосохранения, страх.

 

Обвинить меня в совершении другого преступления - единственная итоговая цель, которую он преследовал.


АДВОКАТ РУДНИКОВА ОЛЕГ ВЫШИНСКИЙ

 

Когда Игорь Рудников закончил свою речь, слово взял его адвокат Олег Вышинский. Все ожидали традиционных в таких случаях слов убеждения в невиновности подопечного, в невозможности согласиться со стороной обвинения. Но адвокат обратился к присутствующим журналистам. 

 

- Мы все здесь присутствуем при очередном историческом событии.

 

Впервые в истории России уголовному преследованию подвергается журналист и депутат за распространение сведений относительно материального положения чиновника, надуманных близких связей с лицами, причастными к совершению преступления, его низкой профессиональной компетенции и отрицательных личных качеств.

 

По версии генерала Леденева, это могло повлечь увольнение последнего с занимаемой должности.

 

При этом он продолжает занимать руководящую должность, а сведений, порочащих его, нет. Они были распространены давно, но угроза негативных последствий не наступила. Господину В. Леденеву на самом деле бояться было нечего.

 

Вдумайтесь в маразм этой ситуации! Все это было провокаций с целью изоляции человека. Чтобы на этом примере показать всем вам, о чем можно говорить, а о чем - не следует. Рудников сказал то, о чем каждый сидящий здесь знает: что оно было, кто где проживал и кто чем пользовался.

 

Мера пресечения в виде заключения под стражу применяется в тех случаях, когда невозможно применить другую меру. Мы понимаем, какое будет принято решение. Поэтому это выступление обращено к вам. Это выступление используется как трибуна.

 

Адвокат заставляют дать подписку о неразглашении тайны следствия. А чиновники рассказывают, что знают все обстоятельства дела и держат руку на пульсе. Мол, Рудникову ничего не угрожает, мы это все контролируем.

 

Суды должны исходить из презумпции невиновности. Человек невиновен до решения суда. И изоляция его должна быть только в том случае, когда он представляет явную угрозу для общества – террорист, убийца, псих. Рудников не тот, ни другой, ни третий. Он всего лишь сообщал сведения, которыми располагал.

 

И. Рудникова хотят поместить в следственный изолятор, чтобы он страдал, чтобы он мучился и испытывал физическую боль. Чтобы он каждый день, каждый час понимал, за что он там находится. И за то, чтобы он больше не имел возможности рассказывать вам о том, как живут чиновники.

 

После часового перерыва в зал вошли уже немногочисленные   журналисты.

 

Курсанты с чувством выполненного долга покинули заседание, так и не услышав решения суда. Это будущим правоохранителям уже не было интересно. Или они его уже знали.



 

ПРИГОВОР ЖУРНАЛИСТУ ИГОРЮ РУДНИКОВУ

 

Судья Котышевский хорошо поставленным голосом зачитал решение.

 

- Принимая во внимание тяжесть и характер преступления, в совершении которого обвиняется И.П. Рудников, наличие у него возможности скрыться от органов предварительного следствия и суда, на что указывают наличие заграничного паспорта, действующей визы, денежных средств, многократные выезды за пределы РФ, возможность обвиняемого оказать давление на участников уголовного дела с целью воспрепятствовать объективному расследованию, суд считает ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под сражу подлежащим удовлетворению.


Суд, как и чиновники, посчитал, что Игорь Рудников вполне «здоров» и может находится до суда в СИЗО.


В лучшем случае Игорь Рудников выйдет из следственного изолятора 1 января 2018 года.

 

Майя БЛИНОВА

3708

Популярное

Заткнуть не получилось. Вышел свежий номер «Новых колес»
Оппозиционное издание вышло с серией материалов о задержании и аресте своего главного редактора.
Задержан Александр Дацышин, экс-заместитель полпреда в СЗФО
Новые подробности в истории с избиением журналиста Игоря Рудникова
Соломон Гинзбург: «Регионом руководит мафия, о которой не знает губернатор Алиханов»
Губернатор должен объяснить людям, что происходит в нашем регионе.