Евгений ГРИШКОВЕЦ

Евгений ГРИШКОВЕЦ о «германизаторах» в Калининграде и на «Россия-24»

16 Ноября 2016 05:03
Я очень стараюсь не участвовать в глупых затеях. Но периодически попадаюсь на удочку и приманку. Приманка всегда выглядит как что-то благое и нужное… Вот в очередной раз недавно попался на журналистскую удочку…

Здравомыслящие люди знают о сути пропаганды, они подвергают известному сомнению сообщения разнообразных СМИ, как наших, так и не наших, помнят, что правда посередине, стараются сопоставлять факты и делать собственные выводы.

Но бывают случаи, когда это сделать практически невозможно, то есть нет возможности проверить увиденное по телевизору или прочитанное в газете. А также бывают случаи, когда журналисты создают несуществующую реальность, некое иное бытие, которое если и не берётся целиком и полностью на веру, то оставляет странное впечатление, а то и способно заронить серьёзные сомнения.

Как раз случай с созданием несуществующей реальностью и проблемой был сделан и представлен зрителям каналом «Россия 24» в одном просто репортаже и в аж Специальном репортаже о, так сказать, сепаратистских и пронемецких настроениях, которые давно зародились и зреют в Калининграде и Калининградской области.

Евгений Валерьевич Гришковец (род. 17 февраля 1967, Кемерово, Кемеровская область, РСФСР, СССР) - российский драматург, театральный режиссёр, киноактёр, музыкант, писатель
В Кемерово занимался в театральной студии и играл в университетском театре пантомимы.
В 1990 году организовал в Кемерово независимый театр «Ложа», в котором за 7 лет было поставлено 10 спектаклей.
В 1998 году переехал в Калининград. Тогда же представил в Москве на зрительский суд свой первый моноспектакль «Как я съел собаку», за который в 2000 году был удостоен национальной театральной премии «Золотая маска» в номинациях «Новация» и «Приз критиков».
В 2011 году решением Окружного Совета Калининграда Евгению Гришковцу присвоено звание «Почетный гражданин» Калининграда.

Первый такой репортаж вышел летом. (Авторов и участников этих репортажей я называть не буду. Калининградцы их и без того знают, а не калининградцам их знать не надо, много им чести.)

В том репортаже журналист на фоне мирного города и на фоне спящих руин немецкого форта рассуждал о том, что вроде бы всё в городе хорошо, и пронемецких настроений всерьёз не замечено, но в то же время эти настроения зреют и многие калининградцы этим настроениям подвержены.

Также он взял несколько интервью у небезызвестных в Калинингрде городских сумасшедших и юнцов, которые декларировали явно экстремистские взгляды. И те, и другие говорили, как очевидно малограмотные и дремучие люди.

Однако журналист взял интервью и у грамотных людей. Но так ловко их высказывания обрезал, что возникло ощущение, что эти люди разделяют тревогу и видят основания беспокоиться о сепаратистских и пронемецких настроениях, царящих в калининградском обществе.
В том репортаже, конечно же, был использован и ветеран, который был явно чем-то возмущён. Чем? А тем, что ему показали, что на одном из домов на улице имени героя Советского Союза знаменитой лётчицы Марины Расковой есть дом, на котором висит табличка с историческим немецким названием этой улицы. Да ещё табличка написана неоготическим шрифтом. То есть, шрифтом, который был официальным и нормативным для города Кёнигсберга.

Очевидно, пожилому человеку, ветерану войны, подали это, как нечто унижающее достоинство победителя и как попытку возрождения того, с чем он когда-то воевал.

А на самом деле?… Этот дом на улице Марины Расковой многие-многие годы ветшал, разрушался, с него осыпалась черепица, из его подъезда были украдены исторические светильники…


Когда-то, я помню, в маленьком окошке лестничной клетки этого дома ещё были старые витражи. Потом и их либо разбили, либо растащили. Но дом более и более похожий на печальную руину всё равно был украшением улицы и напоминанием о прежнем дивном её облике. Только очень печальным напоминанием. Этот дом числился и числится памятником архитектуры. Вот только памятником он прежде был брошенным и несчастным.

Однако нашёлся человек, который расселил жителей этого дома, купил его и с большой любовью, а также за очень большие деньги дом отреставрировал, привёл его в соответствие с высоким званием Памятника архитектуры, живёт в нём и наверняка его любит. Он даже табличку заказал довоенного образца с довоенным названием улицы.

Уверен, сделал он это для того, чтобы дом имел полноценно исторический вид. Рядом с этим домом останавливаются туристические автобусы, его фотографируют гуляющие туристы, этот дом стал украшением, радостным лицом и нынешней улицы Марины Расковой, и города Калининграда.

То, что на нём нет таблички сегодняшнего образца, это, конечно, нарушение существующих норм. Но на нём и когда он стоял в руинах не было никакой таблички. Во всяком случае давно. И тут уже вопрос к муниципалитету…

Вообще-то, в той же самой Германии муниципалитет доплачивает людям деньги, даже частным владельцам, если они в надлежащем виде содержат памятники архитектуры и уж, тем более, когда их надлежащим образом восстанавливают. Там строго следят за тем, чтобы хозяин памятника не своевольничал, но и помогают. У нас такого нет. Всё за свой счёт и через большие препоны. Какая к чёрту германизация?

Тогда летом репортаж произвёл впечатление на калининградцев. Но было лето и он быстро забылся. Однако две недели назад вышел большой Специальный репортаж на том же канале на ту же тему. К этому репортажу привлекли и меня.

Мне позвонила любезная журналистка и попросила высказаться на тему пронемецких и сепаратистских настроений в Калининграде, и разделяю ли я некие опасения на этот счёт. Я согласился дать интервью. Я стараюсь и люблю при любой возможности хорошо говорить о городе, в котором живу. Хочу, чтобы образ его был интересен, привлекателен и даже очарователен… И что получилось?

Я двадцать минут давал интервью милой журналистке на берегу прекрасного Верхнего озера на любимой горожанами набережной… Я говорил об особенностях города, о том, какие бытуют настроения, и что для калининградцев важно… И что тема переименования города и германизация – это плод фантазии немногих, а на самом деле нескольких странных персонажей…

Я готовился к этому интервью и говорил обдуманные вещи. В итоге, в том репортаже я появился на экране на минутку с небольшим, с непонятным даже мне самому высказыванием и выглядел как благодушный дурачок, который живёт в своём мирке и не замечает тревожных и опасных процессов.

Тогда в Калининград приезжала съёмочная группа канала «Россия 24».
Кроме меня они взяли интервью у героев летнего репортажа, то есть, у тех, кто спит и видит себя в составе Германии и у нескольких юных национал-экстремистов, а также ещё у какого-то количества калининградцев. Показали даже странный никому непонятный пикет, рядом с памятником космонавту Леонову. Зрители могли увидеть с десяток молодых бессмысленных людей, стоящих с непонятными флагами, юнцов которых собрали, скорее всего, именно для этого репортажа.

Формально большой Специальный репортаж, вышедший в воскресенье несколько раз на всю гигантскую страну показал якобы разнообразие мнений. То есть какое-то количество людей ратует за европейско-немецкое будущее Калининграда и Калининградской области, такое же количество людей активно бьют тревогу по этому поводу, и какое-то небольшое количество, как и я, утверждают, что никакой проблемы нет.

То есть, человек в Красноярске или Краснодаре, посмотрев этот репортаж, мог понять одно: проблема есть, и большая… Российский анклав болен сепаратизмом…

Вот вам и несуществующая, созданная исключительно усилиями журналистов реальность. У любого внимательного или невнимательного зрителя, который посмотрел один из этих репортажей, где-то далеко, за пределами Калининграда и Калининградской области, у любого жителя России, который ни разу не бывал в Калининграде, у которого здесь нет ни родственников, ни знакомых, по замыслу авторов должно было возникнуть ощущение, что у нас здесь на маленьком кусочке России между Литвой и Польшей зреет и крепнет проНАТОвская пятая колонна, а на бытовом уровне калининградцы стоят на низком старте, чтобы рвануть в Евросоюз…

У меня, как у многих моих друзей и земляков, которые, конечно же, обсуждали эти репортажи, возник один единственный вопрос: ЗАЧЕМ?! Зачем сделаны эти репортажи? Какова их цель?

Я часто утверждаю и напоминаю о том, что любая провинция чувствительна к вниманию центра. Любые проявления внимания, любые знаковые репортажи центральных каналов воспринимаются на местах, как серьёзные знаки и символы, которые люди пытаются разгадать. Люди трактуют это по-разному. Но всегда с тревогой. Они в первую очередь готовы увидеть в этих знаках признаки чего-то плохого: то ли уменьшения и ухудшения финансирования, то ли какие-то грядущие запреты, то ли смену местной власти. Да мало ли!

Калининградские старожилы прекрасно помнят, как доламывали остатки Королевского замка и строили на его месте мрачный и страшный Дом советов, который будучи достроен сразу превратился в жуткую руину, поскольку так и не был сдан в эксплуатацию и не будет сдан никогда.

Старожилы помнят, как в последние Советские годы продолжалось выкорчёвывание всего немецкого… А сейчас в вышедших репортажах они определённо усматривают знаки возвращающихся времён. Кому это нужно? Для чего?

На сегодняшний день много денег и сил потрачено на то, чтобы оставшиеся немецкие руины привести в порядок и дать им новую жизнь. Отреставрированы и восстановлены ворота Кёнигсберга. Медленно и потихонечку возвращается жизнь и порядок в заброшенные форты…

Когда я приехал в Калининград кафедральный собор стоял в руинах и в нём росли деревья, а также воняли груды мусора и нечистот. На могиле Канта белой краской было написано слово из трёх букв. Не немецкое слово и не готическим шрифтом… Тогда никто не бил тревогу о попытках русификации немецкой классической философии.

Кёнигсберг был, в основном, разрушен английскими бомбардировками в 1944 году. Потом он был взят нашими войсками и вполне понятно, что у победителей не могло быть почтения к прусским руинам города, из которого к нам пришла война, смерть и ужас фашизма. На месте руин выросли вполне типовые советские дома. Это тоже понятно. Признаки прежнего Кёнигсберга остались только по окраинам, где бои были не очень сильные и где англичане не очень бомбили.

Но именно эти тени Кёнигсберга, эти остатки прежнего довоенного города и являются сейчас подлинным лицом Калининграда. Именно остатки Кёнигсберга калининградцы с гордостью показывают туристам. Да и туристы едут сюда ради этих остатков. Этого всего осталось совсем немного, потому что даже то, что осталось, переделано, а часто изуродовано до неузнаваемости.

Калининград в понимании многих-многих калининградцев никогда не станет Кёнигсбергом. Потому что он не похож на Кёнигсберг. Он именно Калининград. Хоть товарищ Калинин никогда к нём и не был. Но мы его любим таким, какой он есть. И мы, разумеется, хотим, чтобы он был лучше и краше. Мы не хотим, чтобы в центре города стояло пустующее ужасное здание Дома советов. Что будет вместо него – это вопрос серьёзный. Кто-то хочет, чтобы восстановили историческое здание Королевского замка, кто-то этого не хочет. Есть много людей, которым всё равно. Город живёт сегодняшними буднями и сегодняшними проблемами.

Мы, калининградцы, лучше всей остальной страны знаем своих соседей поляков и литовцев. Поэтому мы к ним относимся гораздо лучше, чем вся остальная страна. Но мы и сильнее всех возмущены их политической риторикой.
У нас есть свои особенности. Нам они нравятся. Калининградцы любят подчёркивать свою особенность и свои особые знания. Это нормально.

Жителям Владивостока и Мурманска тоже есть чем гордиться… Но придумывать и приписывать нам какие-то сепаратистские настроения, обвинять нас в трепете и идолопоклонстве перед всем немецким — это глупо и несправедливо. А уж тем более глупо искать здесь пятую колонну. Калининградцам неприятно, что из нас какие-то бессмысленные журналисты делают дураков, которым нечем заняться, кроме как мечтать о Евросоюзном рае.

С таким же успехом любые журналисты, например, в городе Кирове, могут найти особо рьяных активистов, которые жаждут немедленного переименования города Кирова в историческую Вятку. А ещё и усмотрят в этом социальный запрос на возрождение монархии дома Романовых…

В Кирове многие не прочь вернуть историческое название, но разумные люди понимают, что сейчас других дел хватает. Да, к тому же есть много людей, которым дорого название города, в котором они родились.

В Благовещенске легко можно найти тех, кто хотел чтобы Благовещенск стал китайским. В Мурманске найдутся те, кто за Норвегию. На Сахалине или на Шикотане определённо есть люди, мечтающие о японском владычестве. Но разве стоит на это всерьёз сейчас обращать внимание и давать возможность высказать на всю страну каким-то немногочисленным возбуждённым?

Куда страшнее реальная исламизация на Северном Кавказе и мрачная тень Сталина нависшая над Волгоградом. Историческим невежеством веет от памятника Ивану Грозному в Орле…

Многие мои знакомые и друзья после выхода этих репортажей просили у меня поинтересоваться, не готовится ли что-нибудь Центром в Калининграде? Не являются ли эти репортажи признаками начала чего-то такого, что нарушит привычную и сложившуюся жизнь?…

Я же отвечал всем очень просто: «Не волнуйтесь, то, что вы видели по телевизору – это ни что иное, как проявление глупости, ну и просто заполнение эфирного времени. Посмотрите, это же вышло только на одном канале, если бы назревала какая-то тенденция, то подобные репортажи и материалы были бы и на других каналах и в газетах. Нет, это просто частная инициатива и желание какого-то конкретного журналиста из местных привлечь к себе внимание».

Только это странная и вредная инициатива! В то время, когда так много усилий разных ведомств направлено на то, чтобы способствовать внутреннему туризму… тому, чтобы наши сограждане с интересом ехали не за границу, а на курорты Краснодарского края, в Крым, и к нам сюда, в чудесную Калининградскую область, к нашим историческим прусским памятникам, к нашим фортам, янтарю, к нашему Балтийскому морю, в наш очаровательный Светлогорск, где так много осталось дивных немецких вилл, где до сих пор видны остатки деревянных немецких волнорезов, где так много сейчас снимают кино…

У нас в конце концов, строится современный стадион, чтобы принять четыре матча Чемпионата мира по футболу, к нам переехал из Юрмалы и старательно приживается КВН…

А тут какой-то журналист выдумал и старательно желает показать возрождающийся в Калининграде волчий оскал немецкого милитаризма, сепаратизм и готовность к предательству. Чушь это всё собачья, а не волчий оскал!
Вот только такие глупости, такие частные инициативы создают тревогу, а ещё того хуже недоверие чувствительной провинции к далёкому, а для калининградцев ещё и закордонному Федеральному центру.

Ваш Евгений Гришковец.

Источник: odnovremenno.com


554

Популярное

Ирина ЛУКЬЯНЕНКО: Подростки на митингах. Удобный миф о детях-болванах из сети ВКонтакте
«Это потерянное поколение, которое мы, родители, упустили!» - принято вздыхать и охать.
Анна ЛЕВЧЕНКО: «Что у нас с защитой детей в России теперь? Системный сбой!»
Все думают, что уполномоченный по правам ребенка - это в первую очередь, правозащитник, отстаивающий права и интересы детей.
Блоггер Дмитрий ЕВСЮТКИН. «Уволить за маразм» Николая Долгачева, директора ГТРК
Миф директора ГТРК о ползучей «германизации» региона рассыпается на глазах изумленного Калининграда.